Главная

 

Живое общение

 

  Тайны и Загадки

 

Контакты

 

  Интернет-магазин Тайн и Загадок

 

А.М.Бутлеров
Случай самопроизвольных медиумических явлений близ Санкт-Петербурга

Известно, что в большинстве случаев ученые - противники медиумизма, считают для
себя позволительным отказываться от предлагаемых им наблюдений. Такое отношение едва
ли научно, но с известной точки зрения оно может быть в некоторой степени оправдано:
естествоиспытатель противного лагеря допускает, что он действительно увидит явления
таковыми, какими они описываются; при этом, однако, он считает почти несомненным, что
эти последние, вызванные, по-видимому, намеренно данной личностью, являются
результатом обмана, к обнаружению которого у него нет ни времени ни охоты. Взгляд на всех
медиумов, как на плутов и обманщиков, и на всех наблюдателей, подтверждающих явления,
как на глупцов - если и не высказывается вслух, то все же молча принимается. Крайняя
невероятность такого допущения упускается при этом из виду. Существенный вопрос -
почему тот или другой наблюдатель, обладающий во всех иных случаях здравым рассудком,
должен считаться невменяемым, коль скоро дело коснется медиумизма - остается открытым.
Но когда так называемые сверхъестественные феномены появляются самопроизвольно,
когда нельзя заподозрить обман и когда быть может такового и вовсе не было - тогда что? Как
относятся господа натуралисты противного лагеря к этим явлениям природы? а к таковым
они должны быть причислены, ибо они совершаются в природе. Они игнорируют.
Человеческая наука в лице таких ученых и знать ничего не хочет о том, что сама природа
открывает нам в этой области. Я сам не раз был свидетелем того, как обнаруживались
подобные самопроизвольные явления и описывались в периодической печати, и как ни один
из наших ученых противников и не подумал даже при этом узнать на месте о настоящем
положении дела. К счастью, в подобных случаях находятся обыкновенно люди, если и
непричастные патентованной науке, то все же достойные уважения и доверия, которые и
берут на себя этот небольшой труд.
За то время, как я интересуюсь медиумизмом, т.е. за последние десять лет,
самопроизвольные медиумические явления3 обнаруживались уже несколько раз здесь, в
Петербурге, и в других местностях нашего отечества. Иногда случалось, что на место
происшествия посылались письменные запросы, и факты констатировались письменными же
ответами очевидцев. В трех случаях, когда эти феномены происходили здесь в самом городе
или близ него и известия о них появлялись в газетах, знакомые мои, люди серьезные и
заслуживающие доверия, отправлялись на место, чтобы получить ближайшие сведения о
происшедшем. Сообщения подтверждались всегда, за исключением разве незначительных
подробностей. Из этих трех случаев я расскажу в нижеследующем о последнем. Он имел
место в ноябре 1880 года. Вот что было сообщено газетами и подтверждено расследованиями
моих знакомых.
19-го ноября старого стиля вдова колониста Маргарита Бич и колонист Адам Бауер
(опекун детей Бич) привезли семнадцатилетнюю девушку, Пелагею Николаеву, питомицу
здешнего воспитательного дома, к окружному смотрителю этого последнего, проживающему
в округе Лесного Корпуса. При этом было заявлено, что в доме названной вдовы, живущей в
соседней деревне Ручьи, происходят странные явления. Две девушки, вышеупомянутая
Пелагея и Вера Яковлева (тоже проживающая в доме Бич), сделались с 3/154 ноября
объектами странных, неизвестно откуда и от кого идущих нападений. Когда эти девушки
занимались в погребе переборкой картофеля, то он был брошен в лицо сначала Вере, потом
Пелагее. С тех пор бросание картофеля настойчиво продолжалось почти каждый день и
сделалось чуть ли не обычным для девушек. При обыске погреба ничего не нашли. К этому
присоединились потом и другие явления: на девушек бросались и разные другие предметы и
домашняя утварь, например, обрубки, скамейки, лопаты. Все это происходило только в
присутствии Пелагеи; когда Вера была одна, ничего особенного не замечалось. В
большинстве случаев брошенные предметы летели Пелагее вдогонку, бросание обыкновенно
было тогда, когда она сама находилась в движении; когда она сидела или спала,
прекращалось и бросание.
17/20 ноября, вечером, вдова Бич сидела за столом, читала. На столе горела лампа. В
доме все уже спали, и обе девушки лежали на скамьях. Вдруг раздались стуки, они были
слышны в стене, в оконных рамах, а под конец даже в столе, за которым сидела сама Бич.
Временами они напоминали несколько барабанный бой. 19 ноября обе девушки отправились
в коровник, чтобы почистить его. Когда, по окончании работы, они собрались уже уходить,
им полетела вслед разная домашняя утварь; коровы при этом были так перепуганы, что
забрались передними ногами в ясли. Однажды метла через весь двор полетела за Пелагеей,
так что она едва успела скрыться за дверью и притворить ее за собой, причем метла была
прихлопнута дверью.
19 ноября бросание было наиболее сильно с самого утра. Выбрасывались поленья из
дровяного ящика, хотя крышка его была опущена, потом упали две стенные полки со всей
стоявшей на них посудой, за ними последовал чайник, брошенный к ногам Пелагеи и
разбившийся. Кастрюли, утюги и пр. полетели с плиты, с котла была сброшена крышка, из
него вылетел ковшик с водою и вылил ее Пелагее на голову. Позже Пелагея была еще два
раза облита водой без помощи ковша - вода сама собой поднималась из котла и бросалась на
нее.
В этот день колонисты отправились в Мурино за священником и просили его отслужить
молебен в их доме, что и было исполнено. Во время службы все было спокойно, полчаса
спустя возобновилась та же история. Между прочим, шапки любопытных посетителей,
находившихся тогда в доме в числе пятнадцати человек приблизительно, слетели с комода:
видно было среди бела дня, как три сброшенных шапки прыгали по полу, поднимаясь с
одного места и падая на другое. Многие видели также, как сидевший у стола кот был поднят
на воздух и брошен в спину Пелагее; испуганный кот закричал и ощетинился.
Решено было наконец удалить Пелагею, что и было исполнено в тот же вечер. С ее
удалением прекратились все беспокойства.
Когда дали знать полиции о всем случившемся, назначено было особенное
расследование, были спрошены свидетели и составлен протокол. Свидетели показали при
этом, что они действительно видели эти странные явления. 29 ноября (11 декабря) в одной из
петербургских газет было описано все происшедшее, и два или три дня спустя знакомые мои,
В.И.П. с супругой и господа М.П.Г. и К.Н.М. отправились на самое место. Они лично
осмотрели театр странных явлений, говорили с колонисткой Бич и колонистом Бауером и все
вышеописанное было подтверждено очевидцами; Бауер особенно напирал на то, что он
видел, как шапки прыгали по полу. Бауер был рад встретить наконец людей, которые
выслушивали его рассказы без саркастических улыбок и не сочли его тронутым в рассудке,
как это спешили сделать некоторые другие. Бауер и Бич люди покойные и довольно
образованные для своего общественного положения. Они не видят в явлениях ничего
враждебного, страшного или дьявольского, скорее они склонны видеть в них шутливый
элемент, а в виновниках их известную сознательность, разумность. Пелагее ни разу не был
причинен вред, хотя многое с силой бросалось в нее. И Бич и Бауер были вполне убеждены,
что Пелагея не принимала сознательного участия в явлениях.
Несколько дней спустя я имел случай видеть безвинную причину всех этих событий,
девушку Пелагею, и устроить с ней сеанс. Она оказалась решительно медиумичной: вскоре
послышались различные стуки и обнаружились некоторые другие элементарные
медиумические явления. Если бы дальнейшие обстоятельства этому благоприятствовали,
девушка могла бы развиться в сильного медиума.
С.-Петербург, 10/22 дек. 1880 г.

к Тайнам и Загадкам