Главная

 

Живое общение

 

Тайны и Загадки

 

Контакты

 

Интернет-магазин Тайн и Загадок

 

 

Глава шестая

ЯВЛЕНИЯ ВИДИМЫЕ 

Вопросы, относящиеся к видениям 

§100. Из всех спиритических явлений самые любопытные, без сомнения, те, посредством которых духи могут делаться видимыми для нас. Из объяснения этого феномена увидят, что он так же естествен, как и другие. Мы представим прежде всего ответы, данные нам по этому предмету духами.

Могут ли духи делаться видимыми? - "Да, в особенности во время сна. Впрочем, некоторые особы видят их и наяву, но это реже."

Примечание. Когда тело покоится, дух освобождается от уз материи, делается более свободным и легче может видеть других духов, с которыми вступает в сношения. Сновидение есть воспоминание этого состояния. Когда ничего не помнят, то говорят, что не видели никакого сна. Но душа тем не менее видела и наслаждалась свободою. Здесь мы займёмся преимущественно видениями, являющимися во время бодрствования.1

Духи, которые делаются видимыми, принадлежат ли преимущественно к какому-либо одному разряду?

- "Нет, они могут принадлежать ко всем разрядам, к самым высшим и к самым низшим." Всем ли духам дана возможность являться нам видимыми?

- "Все могут, но не всегда имеют на это позволение и желание." Какая цель духов являться нам видимыми?

- "Различная. Смотря по их натуре, цель может быть хорошая или дурная." Каким же образом это позволение может быть дано, когда цель дурная?

- "Тогда это делается для того, чтобы испытать тех, кому дух является. Намерение духа может быть дурно, но последствия могут быть хороши."

Какая может быть цель духов, являющихся с дурным намерением?

- "Испугать и часто отмстить."

- А тех духов, которые являются с хорошим намерением?

- "Утешить особ, которые грустят о них, дать доказательство своего существования и показать, что они находятся рядом, подать советы, а иногда испросить помощи для самих себя."

Что препятствует возможности видеть духов всегда и всем? Не было ли бы это верным средством уничтожить все сомнения самых упорных скептиков?

- "Так как человек бывает постоянно окружён духами, то беспрестанный вид их смущал бы его, стеснял бы его в действиях и во многих случаях отнял бы у него волю, тогда как, воображая, что он один, он действует свободнее. Что же касается до неверующих, то они и без этого имеют довольно средств, чтобы увериться, если бы пожелали ими воспользоваться и не были бы ослеплены гордостью. Вы очень хорошо знаете, что многие видели явления, но не сделались от этого верующими, говоря, что это одна только иллюзия. Не беспокойтесь об этих людях. Бог о них позаботится."

Примечание. Видеть постоянно перед собой духов было бы таким же неудобством, как видеть окружающий нас воздух или мириады микроскопических бактерий, которые находятся вокруг нас и над нами. Из этого мы должны заключить, что всё, что делает Бог, хорошо и что Он лучше знает, что полезно для нас."2

Если вид духов представляет неудобства, то для чего в некоторых случаях им дозволяется являться?

- "Для того чтобы доказать, что с телом не всё умирает в вас и что душа сохраняет свою индивидуальность и после смерти. Эти временные явления достаточны для доказательства и для того, чтобы засвидетельствовать, что друзья ваши находятся подле вас. Именно поэтому вам нет надобности видеть духов пред собой постоянно."

В мирах более совершенных, чем наш, чаще ли наблюдаются явления духов?

- "Чем больше человек приближается к духовной натуре, тем легче он входит в сношения с духами. Только грубость вашей оболочки затрудняет и делает редкою возможность видеть существ эфирных."

Основательно ли пугаться появления духов?

- "Кто рассуждает, тот должен понять, что дух, какой бы он ни был, менее опасен, чем живой человек. Впрочем, духи находятся везде, и нет надобности их видеть, чтобы знать, что они могут находиться подле вас. Дух, желающий вредить, может сделать это и не показываясь, что для него даже удобнее. Он опасен не потому, что он дух, но потому, что влиянием своим он может действовать на мысль, отклоняя её от добра и направляя ко злу."

Примечание. Люди, боящиеся оставаться в уединении или в темноте, редко отдают себе отчёт в причине своего страха. Они не могут сказать, чего они боятся; но они должны бы более опасаться людей, чем духов, потому что злонамеренный человек опаснее живой, чем мёртвый. Одна знакомая нам дама однажды вечером увидела в своей комнате видение столь ясное, что было приняла его за человека и поначалу испугалась. Уверившись же, что в комнате никого нет, она сказала себе: а, это дух, стало быть, я могу спать спокойно.

Тот, кому дух является, может ли завести с ним разговор?

- "Конечно, и даже нужно сделать это. В таком случае надо спросить его, кто он, чего желает и что нужно сделать, чтобы быть ему полезным. Если дух несчастен и страдает, то выраженное ему участие облегчит его; если же это добрый дух, то он может прийти с намерением дать добрые советы."

- Каким образом в этом случае дух может отвечать?

- "Иногда он отвечает словами, как бы отвечал живой человек, а чаще всего через передачу мыслей."

Духи, являющиеся с крыльями, действительно ли имеют их или эти крылья символический знак?

- "У духов нет крыльев. Они не имеют в них надобности, потому что как духи они могут переноситься, куда пожелают. Они являются смотря по тому, какое впечатление хотят произвести: одни в обыкновенном костюме, другие в широкой одежде, желая этим обозначить категорию духов, которую они представляют."

Особы, которых видят во сне, всегда ли бывают те, которых имеют вид?

- "Почти всегда те самые, к которым дух ваш направляется или которые сами являются к вам."

Духи-насмешники не могут ли принять на себя вид особ, которые для нас дороги, чтобы ввести нас в заблуждение?

- "Они принимают фантастический вид только для того, чтобы позабавиться на ваш счёт, но есть вещи, которыми шутить им не дозволено."

Мысль есть некоторого рода вызывание. Поэтому понятно, что ею вызывается явление духов. Но от чего же происходит, что особы, о которых думаешь более всего, которых сильно желаешь видеть, никогда не представляются нам во сне, тогда как видишь людей совершенно посторонних, о которых вовсе не думаешь?

- "Духи не всегда имеют возможность являться зримо даже во сне, пусть бы вам и очень хотелось их видеть. Причины, не зависящие от их воли, могут помешать им в этом. Иногда также это бывает испытание, от которого вас не может освободить и самое сильное желание. Что же касается до посторонних особ, то очень может быть, что если вы о них не думаете, то оне думают о вас. Впрочем, вы не можете себе составить идею об отношениях в мире духов. Вы встречаете там целую толпу старых и новых знакомых, о которых в бодрствующем состоянии вы не имеете никакого понятия."

Примечание. Когда нет никаких средств контролировать видения, тогда, без сомнения, вы можете отнести их к игре воображения, но когда они подтверждаются реальными событиями, тогда нельзя приписать их обману чувств. Таковы, например, явления особ в минуту их смерти, во сне или наяву, особ, о которых вы вовсе не думали и которые посредством различных знаков открывают вам обстоятельства совершенно неожиданные, сопровождавшие их смерть. Часто случалось, что лошади упирались и отказывались итти вперёд, встречая видения, которые пугали и того, кто управлял лошадьми. Воображение может действовать на людей, но, во всяком случае, не на животных. Впрочем, если б образы, которые видишь во сне, были всегда следствием дневных занятий, то ничто не объясняло бы, почему часто не видишь во сне того, о чём больше всего думаешь.

Почему некоторые видения чаще являются во время болезненного состояния?

- "Они также являются и во время здравого состояния; но во время болезни матерьяльные узы ослабевают. Слабость тела даёт больше свободы духу, который легче входит в сношения с другими духами."

Самопроизвольные видения, повидимому, обнаруживаются чаще в одних странах, чем в других. Разве одни народы более одарены способностью иметь подобные явления, чем другие?

- "Известны ли вам все случаи видений? Видения, шум и, наконец, все проявления равно распределены по всей Земле, но они представляют различный характер, смотря по народам, у которых происходят. У тех, например, у которых письменность мало распространена, нет медиумов пишущих, у других они в изобилии. В ином месте более шума и движения, чем разумных проявлений, потому что там они менее уважаются."

Почему видения случаются чаще ночью? Не есть ли это действие тишины и мрака на воображение?

- "Это та же причина, по которой вы ночью видите звёзды, невидимые для вас днём. Яркость света может затмить лёгкое видение. Но заблуждение думать, что для видения необходима ночь. Спросите тех, которым представлялись видения, и вы убедитесь, что большею частью они являются днём."

Примечание. Случаи видений более часты и более общи, чем думают. Но многие не признаются в этом, боясь насмешек; другие относят их к обману чувств. Если видения повторяются, повидимому, чаще у некоторых народов, то это потому, что там с большим старанием сохраняют предания о случаях действительных или ложных, предания, почти всегда украшенные суеверием, чему более или менее способствует вид местностей. Легковерие заставляет тогда видеть сверхъестественное в явлениях самых обыкновенных: тишина уединения, крутизна обрывов, шум леса, завывание бури, эхо гор, фантастическая форма облаков, тени, миражи - словом, всё содействует иллюзии для воображения простых и наивных людей, которые рассказывают с чистым убеждением то, что они видели или что им казалось видимым. Но рядом с вымыслом уживается действительность. Внимательное изучение Спиритизма ведёт к очищению истины от смешных прибавлений суеверия.

Духи могут ли быть видимы человеком в обычном состоянии сознания или только во время экстаза?

- "Их можно видеть при совершенно нормальных условиях. Но люди, которые их видят, часто бывают в состоянии, близком к экстазу, что даёт им нечто вроде двойного зрения." ("Книга Духов", N 447).

Те, которые видят духов, видят ли их глазами?

- "Они думают так, но в действительности видит душа, и это доказывается тем, что духов можно видеть с закрытыми глазами."

Каким образом дух может сделаться видимым?

- "Принцип тот же самый, как и во всех других явлениях. Он зависит от свойств перисприта, который может подвергаться различным изменениям по воле духа."

Дух, как таковой, может ли сделаться видимым или же он не может явиться зримо иначе как с помощью перисприта ?

- "В вашем матерьяльном состоянии духи могут являться вам не иначе как с помощью своей полуматерьяльной оболочки. Это орудие их действия на ваши чувства. В этой оболочке они являются иногда в образе человека или в другом каком-либо виде, во сне или наяву, при свете точно так же, как и в темноте."

Можно ли сказать, что дух делается видимым посредством сгущения тока своего перисприта?

- "Сгущение есть выражение неверное. Это скорее сравнение, которое может помочь вам понять феномен, потому что действительного сгущения нет. Посредством соединения токов в перисприте происходит особенное расположение, для которого у вас нет сравнения и которое делает его видимым."

Являющиеся духи всегда ли неуловимы и неосязаемы?

- "Неосязаемы, как во сне, в нормальном их состоянии. Но они могут производить впечатление на осязание и оставить следы своего присутствия и в некоторых случаях сделаться на время осязаемыми, что доказывает, что между ними и вами есть материя."

Все ли способны видеть духов?

- "Во сне да, но не наяву. Во сне душа видит непосредственно. Во время же бодрствования она всегда находится более или менее под влиянием органов, и потому условия не совсем одинаковы."

От чего зависит способность видеть духов во время бодрствования?

- "Эта способность зависит от организации; от большей или меньшей способности тока медиума соединяться с материей духа. И потому духу недостаточно одного его желания сделаться видимым, но надо ещё, чтобы он встретил в особе, которой желает явиться, необходимую для этого способность."

- Может ли эта способность развиваться через упражнения?

- "Может, как и все другие способности. На это одна из тех способностей, относительно которых лучше выжидать естественного развития, чем стараться возбуждать её, потому что в противном случае можно слишком сильно раздражить воображение. Способность же постоянно видеть духов есть исключение и несвойственна человеку в нормальных условиях."

Можно ли вызвать видение духа?

- "Можно иногда, но очень редко: оно почти всегда бывает самопроизвольно. Для этого надо быть одарённым особенной способностью."

Могут ли духи являться не в образе человека, а в другом каком-либо виде?

- "Человеческая форма - это форма нормальная, и дух может разнообразить её наружность или вид, но всегда сохраняет тип человеческий."

- Могут ли духи являться в виде пламени?

- "Они могут произвести пламя, слабый свет, как и другие явления, чтобы обнаружить своё присутствие. Но это не будут сами духи. Пламя бывает иногда не что иное, как мираж или излияние части перисприта. Но, во всяком случае, это только часть его. Весь же перисприт является только в видениях."

Что думать о веровании, которое приписывает блуждающие огни присутствию душ или духов?

- "Суеверие, происходящее от невежества. Физическая причина блуждающих огней вполне известна ."

- Голубое пламя, которое, как говорят, явилось на голове Сервия Туллия, когда он был ребёнком, вымысел ли это или действительность?

- "Это была действительность. Пламя это произвёл домашний дух, желая предуведомить мать. Эта мать была видящим медиумом и заметила сияние духа, покровителя её сына. Не все медиумы

видящие видят в равной степени, точно так же как ваши медиумы пишущие не все пишут одно и то же. Там, где эта мать увидела только одно пламя, другой медиум увидел бы всё тело духа."

Могут ли духи являться в образе животных?

- "Это может случиться, но это всегда бывают духи самого низшего разряда. Во всяком случае, этот вид может быть только временным, потому что было бы весьма безрассудно думать, что какое-нибудь настоящее животное могло быть воплощением духа. Животное всегда животное, и ничто другое."

Примечание. Один лишь предрассудок может заставить верить, что некоторые животные одушевлены духами. Надо иметь слишком сильное воображение или слишком расстроенное, чтобы видеть в обстоятельствах несколько странных, в которых они иногда представляются, что-нибудь сверхъестественное. Но страх часто заставляет видеть то, что не существует на самом деле. Впрочем, страх не всегда бывает причиной этой идеи. Мы знали одну даму, очень умную, которая необыкновенно любила большую чёрную кошку, потому что она считала её чем-то выше животного; она, впрочем, никогда не слыхала о Спиритизме. Если бы она его знала, то он заставил бы её понять, как была смешна причина её любви, доказав ей невозможность подобной метаморфозы.

 

Теоретическое рассуждение о видениях

§101. Видимые явления, самые обыкновенные, бывают во время сна, в сновидениях: это также видения.

Мы не можем исследовать здесь все особенности, которые могут представить сновидения. Скажем коротко, что они могут быть видениями предметов присутствующих и отсутствующих, видениями, изображающими прошедшее, и в некоторых исключительных случаях предчувствие будущего. Часто также это бывают аллегорические картины, которые представляют нам духи, чтобы дать нам полезные предупреждения или спасительные советы, если это добрые духи; или чтобы ввести нас в заблуждение, польстить нашим страстям, если это духи низшие. Изложенная дальше теория прилагается к сновидениям, как и ко всем другим видимым проявлениям духов. (См. "Книгу Духов", N 400 и след.).

Мы думаем, что обидим здравый рассудок наших читателей, если станем объяснять нелепую и смешную сторону того, что обыкновенно называют истолкованием снов.

§102. Видениями, собственно, называются те видимые проявления духов, которые являются нам во время нашего бодрствования, когда мы вполне и совершенно свободно пользуемся нашими способностями. Они вообще представляются в воздушном и прозрачном виде, иногда смутно и неопределённо. Часто замечается сперва беловатый свет, который мало-помалу принимает определённые очертания. Иногда формы видения обозначаются очень явственно, так что можно различить все черты лица до самых мельчайших подробностей. Походка и вид бывают те же самые, какие дух имел при жизни.

Дух, имея возможность принять всякую наружность, является под той, по которой можно скорее узнать его, если только он желает быть узнанным. И хотя он как дух не имеет никаких телесных недостатков, он может явиться изувеченным, хромым, горбатым, раненым, со шрамами, если это нужно, чтобы доказать своё тождество. Эзоп, например, как дух не безобразен, но если его вызвать, то, несмотря на то, что он с того времени имел, быть может, несколько различных существований, он представился бы безобразным, горбатым, в том же самом костюме, который дошёл до нас по преданию. Замечательно то, что, кроме некоторых особенных случаев, во всех видениях нижние члены неясно обрисовываются, голова же, туловище и руки всегда бывают обозначены очень отчётливо, и потому всегда кажется, что привидения не ходят, а скользят, как тени.

Что касается до костюма духов, то у тех из них, которые отрешились уже от всего земного, он состоит большей частью из драпировки с длинными развевающимися складками, и они представляются всегда с распущенными волнистыми волосами. Духи же, которых мы знали, вообще являются в том костюме, который имели в последний период своего существования. Часто они имеют характеристические атрибуты их возвышения, как-то: сияние или крылья у тех, которых можем считать ангелами; тогда как другие являются с атрибутами, которые напоминают о их земных занятиях, как-то: воин может явиться в своём вооружении, учёный с книгами, убийца с кинжалом и прочая. Высшие Духи имеют наружность прекрасную, благородную, светлую. У низших же в лице выражается что-то жестокое и зверское; иногда замечаются следы преступлений или вынесенных ими наказаний.

Вопрос о костюме и других принадлежностях может показаться странным. Мы возвратимся к нему в особой главе, потому что он связывается с другими весьма важными фактами.

§103. Мы сказали, что видения представляют большей частью нечто воздушное. В некоторых случаях их можно сравнить с изображением, которое отражается в прозрачном стекле и которое, несмотря на свою ясность, не мешает видеть сквозь себя предметы, находящиеся за ним. Вообще таким образом представляются они медиумам видящим, которые видят их ходящими взад и вперёд, входящими в комнату или выходящими из неё, движущимися между толпою живых существ, принимающими, повидимому, если это духи низшего разряда, деятельное участие во всём их окружающем, слушающими то, что говорят. Часто видят, что они подходят к кому-нибудь, шепчут на ухо, т.е. внушают мысли, оказывают своё влияние, утешают, если они добры, и насмехаются, если злы, выражают радость или неудовольствие, смотря по достигнутым ими результатам. Одним словом, это подкладка телесного мира.

Таков этот невидимый мир, окружающий нас, среди которого мы живём, не подозревая о нём, точно так же как живём, нисколько не подозревая того, среди мириадов микробов микроскопического мира. Микроскоп открыл нам мир бесконечно малых существ, которого мы и не подозревали. Спиритизм с помощью медиумов видящих открыл нам мир духов, который есть не что иное, как одна из действующих сил природы. С помощью медиумов видящих мы могли изучить невидимый мир, узнать его особенности, подобно тому как народ слепых мог бы изучить видимый мир с помощью людей, одарённых зрением. (См. далее в главе о медиумах статью, в которой говорится о медиумах видящих).

§104. Дух, который хочет или может явиться, принимает иногда формы ещё более явственные, имея вид плотного тела, до такой степени схожего с настоящим, что может произвести совершенную иллюзию и заставить думать, что видишь пред собой существо телесное. В некоторых случаях и под влиянием известных обстоятельств осязаемость может сделаться действительною, так что можно трогать, ощупывать ту же упругость, ту же теплоту, какую имеет тело живого человека, что не мешает духу исчезнуть с быстротою молнии. Тогда уже не зрение убеждает нас в присутствии духа, а осязание. Если можно отнести к обману чувств или к какому-нибудь очарованию явление видимое, то нельзя сомневаться в действительности, когда можно схватить его, ощупать или когда оно само вас трогает, сжимает. Случаи видений повторяются редко, но те, которые произведены в последнее время влиянием некоторых сильных медиумов и которые имеют всю достоверность неопровержимых свидетельств, доказывают и объясняют показания истории, которая говорит нам, что некоторые особы являлись после своей смерти со всеми признаками действительности. Впрочем, как мы уже сказали, как бы явления ни были изумительны, всё чудесное исчезает, когда мы знаем, каким образом они производятся, и очень понятно, что они нисколько не нарушают законов природы, а представляют только новое их приложение.

§105. Перисприт по своей натуре и в своём нормальном состоянии невидим, что и имеет много общего со множеством других токов, существование которых нам известно, но которых мы никогда не видели. Он может, как и некоторые другие токи, подвергаться различным изменениям, каковые делают его видимым или посредством некоторого рода сгущения, или же посредством перемещения частиц. Тогда он представляется нам в газообразной форме. Сгущение (не должно это слово понимать в буквальном его значении; мы употребляем его только по неимению другого; и то, как сравнение), сгущение, говорим мы, может быть так велико, что перисприт получает свойства плотного и осязаемого тела. Но он мгновенно может обратиться в своё прежнее эфирное и невидимое состояние. Мы можем дать себе отчёт в этом явлении, взяв в сравнение пар, который из невидимого газа может перейти в туман, потом в состояние жидкое, твёрдое и наоборот.

Это различное состояние перисприта есть следствие воли духа, а не физической внешней причины, как то обыкновенно бывает относительно изменения состояния наших газов. Когда дух является нам, то он приводит свой перисприт в такое состояние, которое необходимо, чтобы сделать его видимым. Но для того недостаточно одной его воли, потому что изменение состояния перисприта производится через соединение его с собственным током медиума; это сочетание не всегда возможно, что и объясняет, почему не все и не всегда видят духов.

Итак, недостаточно, чтобы дух желал показаться. Недостаточно также, чтобы кто-нибудь желал его видеть. Нужно, чтобы оба тока могли соединиться, чтобы между ними было некоторого рода сродство. Может быть, надо ещё, чтобы выделение тока медиума было достаточно обильно, чтобы произвести преобразование перисприта, и, вероятно, нужны ещё другие условия, которых мы не знаем. Необходимо, наконец, чтобы дух имел позволение явиться такой-то особе, что дозволяется ему не всегда или только в известных случаях вследствие причин, которые нам неизвестны.

§106. Другое свойство перисприта, зависящее от его эфирной натуры, есть проницаемость. Никакая материя не может представлять ему препятствия: он проницает всё, как лучи света проницают прозрачные тела. Поэтому-то ничто не может помешать духам войти. Они посещают преступника, заключённого в темницу, столь же легко, как если бы он находился среди открытого поля.

§107. Видения в бодрственном состоянии не могут считаться явлениями ни редкими, ни новыми. Они были во все времена. История рассказывает нам множество подобных случаев. И в наше время они повторяются весьма часто, и есть много особ, которые испытали это на себе, но с первого раза приняли их за то, что обыкновенно называют галлюцинацией. Они повторяются чаще всего при случаях смерти отсутствующих особ, являющихся навестить своих родственников или друзей. Часто они не имеют определённой цели, но вообще можно сказать, что духи, являющиеся таким образом, бывают привлечены симпатией. Пусть каждый обратится к своим воспоминаниям, и тогда увидят, что мало встретится людей, которым не было бы известно несколько происшествий такого рода, причём достоверность их не может подлежать никакому сомнению.

 

Шаровидные "духи"

§108. Мы прибавим к предыдущим рассуждениям разбор некоторых оптических явлений, которые подали повод к странной системе духов шарообразных.

Воздух не всегда бывает совершенно прозрачен. Случаются обстоятельства, при которых струи воздухообразных частиц и их колебания, произведённые теплотою, делаются совершенно видимы. Некоторые принимали это за собрание духов, волнующихся в пространстве. Достаточно проверить это мнение, чтобы его опровергнуть. Но вот другого рода иллюзия, не менее странная, от которой также не мешает предохранить.

Водяная влага имеет в себе едва заметные точки, которые лишились своей прозрачности. Эти точки, как непрозрачные тела, плавающие в жидкости, следуют за её движениями. Оне производят в окружающем воздухе и на некотором расстоянии, действием увеличения и отражения лучей, вид маленьких кружков, величиною от одного до десяти миллиметров в диаметре, которые кажутся плавающими в воздухе. Мы встречали некоторых особ, принимавших кружки эти за духов, которые следовали за ними и сопровождали их везде. В своём энтузиазме оне принимали радужные оттенки кружков за лица. Это почти то же, что различать лицо луны. Одно простое замечание, сделанное ими же самими, легко разуверит их.

Эти кружки, говорят они, не только сопровождают их, но следуют всем их движениям. Они двигаются направо, налево, вверх, вниз или останавливаются, смотря по движению головы. И неудивительно, потому что причина кажущегося видения заключается в глазном яблоке, следовательно, оно должно подчиняться его движениям.

Если б это были духи, то надо сознаться, что они были бы осуждены на роль слишком механическую для существ разумных и свободных, роль незавидную даже для духов низшего разряда, а тем более несовместную с идеей, которую мы составили себе о Духах Высших.

Некоторые принимают чёрные точки за злых духов. Эти кружки, равно как и чёрные точки, имеют движение волнообразное, которое никогда не удаляется далее границ известного угла. Иллюзия эта увеличивается ещё тем, что они не всегда следуют за движениями линии зрения. Причина этому очень простая. Матовые точки глазной водянистой влаги - главная причина феномена - находятся в ней как бы висящими и постоянно опускаются вниз; если оне поднимаются, то к этому побуждает их движение глаза снизу вверх. Но, поднявшись до известной высоты, в то время, когда глаз останавливается неподвижно, видят, что кружки эти спускаются сами собой и потом останавливаются. Подвижность их чрезвычайна, достаточно самого незаметного движения глаза, чтобы заставить их переменить направление и пробежать с быстротой всю окружность дуги того пространства, где происходит видение. Пока не будет доказано, что видения эти имеют движение произвольное и разумное, до тех пор мы не можем признать в этом явлении ничего более как простой оптический и физиологический феномен.

То же самое можно сказать об искрах, производимых сжатием глазных мускулов и, вероятно, зависящих от фосфорического электричества зрачка, потому что оне вообще ограничиваются окружностию этого органа.

Подобные иллюзии могут быть следствием одного только невнимательного наблюдения. Кто серьёзно изучал натуру духов, пользуясь всеми средствами, представляемыми нам практической наукой, тот легко поймёт, как в этих иллюзиях много пустого. Поскольку мы стараемся опровергать неосновательные теории, с помощью которых нападают на явления духов, теории, построенные на неведении фактов, постольку же признаём необходимым разрушать ложные идеи, отличающиеся больше энтузиазмом, чем размышлением, и тем самым приносящие более вреда, чем пользы относительно мнения неверующих, и без того уже расположенных отыскивать в спиритических феноменах смешную сторону.

§109. Перисприт, как видим, есть начало всех явлений. Изучение его дало ключ к разрешению множества феноменов. Оно заставило спиритическую науку сделать огромный шаг вперёд и выйти на новую дорогу, отняв у неё характер чудесного. Мы в нём нашли через посредство самих духов (потому что, заметьте это, они сами навели нас на этот путь) объяснение действия духа на материю, движения неподвижных тел, шума и видений. Мы ещё найдём в нём объяснение многих других феноменов, которые остаётся нам исследовать прежде, чем перейдём к изучению того, что называется собственно сообщениями. Тогда лучше поймут их, потому что будут в состоянии дать себе отчёт в первоначальных причинах. Кто хорошо понял начало, тот сам легко сделает приложение его к различным явлениям, которые могут встретиться наблюдателю.

§110. Мы далеки от того, чтобы смотреть на предлагаемую нами теорию как на безусловное, как на окончательное решение вопроса; она, без сомнения, будет со временем пополнена и исправлена новыми наблюдениями. Но как бы она в настоящее время ни была неполна и несовершенна, она всегда может помочь нам дать себе отчёт в возможности фактов, представляя причины вовсе не сверхъестественные. Если это гипотеза, то всё-таки нельзя отказать ей в рациональности и правдоподобии, и она заслуживает преимущества перед всеми объяснениями, которые предлагают отрицатели Спиритизма, чтобы доказать, что все спиритические феномены не что иное, как иллюзия, фантасмагория и обманы.

Теория галлюцинаций

§111. Тот, кто не допускает существования бесплотного и невидимого мира, думает объяснить всё словом галлюцинация. Определение этого слова известно. Оно значит: заблуждение, обман воображения особы, которая думает, что видит то, чего в действительности нет (от латинского hallucinari - "заблуждаться", производное от ad lucem). Но учёные, сколько известно нам, не объясняли ещё физиологической причины этого явления.

Оптика и физиология, повидимому, всё уже открыли им. Каким же образом случилось, что они до сих пор не могли объяснить натуру и источник образов, которые представляются уму при известных обстоятельствах?

Если они всё хотят объяснить законами материи, то пусть же изложат на основании этих законов теорию галлюцинации. Хорошее или дурное, это будет хотя бы объяснение.

§112. Причина сновидений никогда не была объяснена наукой. Она приписывает их действию воображения, но не говорит нам, что такое воображение, как производит оно эти ясные, отчётливые образы, которые являются нам иногда. Это значит объяснять одно неизвестное другим, столь же неизвестным. Следовательно, вопрос остаётся неразрешённым.

Сон, говорят, - воспоминание занятий предшествовавшего дня. Но допустив даже это положение, хотя оно и не может назваться разрешением, остаётся ещё узнать, что же это за магическое зеркало, сохраняющее таким образом отпечаток вещей. Как объяснить в особенности сны, в которых видят то, чего никогда не видели наяву и о чём даже не думали никогда? Спиритизм один только мог дать нам ключ к этому странному явлению, которое проходит незамеченным, потому что оно обыкновенно, как и все чудеса природы, попираемые нами.

Учёные не удостаивают заняться галлюцинацией;3 но есть ли это нечто действительное или иллюзия, во всяком случае физиология должна объяснить, в чём тут дело, иначе она выкажет свою несостоятельность. Если учёные пожелают когда-нибудь дать не определение - поймите хорошенько - а физиологическое объяснение этого феномена, тогда увидим, может ли теория разрешить все случаи. Пусть они не теряют из виду факта, столь часто повторяющегося, явления особ в минуту их смерти, пусть скажут, почему явления эти совпадают с минутой смерти являющейся особы? Если б это было единственное явление, тогда его можно было бы приписать случаю, но так как оно повторяется довольно часто, то уже не может быть объяснено случаем. Если б воображение того, кому является видение, было занято мыслью, что такой-то или такая-то должны умереть, тогда бы ещё туда-сюда, но большей частью ведь бывает так, что о смерти именно этого лица меньше всего думают, следовательно, воображение не играет здесь никакой роли.

Ещё труднее объяснить воображением обстоятельства смерти вовсе неизвестные. Может быть, галлюцинационисты скажут, что душа (если они допускают душу) в иные минуты бывает в возбуждённом состоянии, что способности её изощряются. Мы согласны с ними. Но если то, что она видит, действительно, то это уже не иллюзия. Если душа видит предмет отсутствующий, значит, она переносится в место нахождения этого предмета. Если же душа наша может переноситься к отсутствующему предмету, то почему душа отсутствующего субъекта не может переноситься к нам? Пусть они в своей теории галлюцинации не упускают из виду этих посылок и не забывают, что теория, которой можно противопоставить несогласные с ней факты, или ложна, или неполна.

В ожидании их объяснения мы изложим здесь некоторые мысли относительно этого предмета.

§113. Факты доказывают, что действительно, бывают видения, которые спиритическая теория объясняет совершенно удовлетворительно и которые может отвергать только тот, кто не допускает ничего вне организма. Однако рядом с действительными видениями есть ли явления галлюцинации в общепринятом смысле этого слова ? Это не подлежит сомнению. В чём же состоит источник их? Духи сами откроют нам это, потому что следующие ответы их заключают в себе, по нашему мнению, объяснение этого явления:

- Видения всегда ли бывают действительные и не бывают ли они действием галлюцинации? Когда видят во сне или иначе чёрта, например, или что-нибудь фантастическое, несуществующее, не есть ли это плод воображения?

- "Да, иногда; когда оно поражено чтением или рассказами, которые производят сильное впечатление, остаётся воспоминание, и тогда думают, что видят то, что на самом деле не существует. Но мы говорили также, что дух, в своей полуматерьяльной оболочке, может принимать различные формы проявления. Следовательно, дух-насмешник может явиться с рогами и когтями, если ему это угодно, чтобы посмеяться над легковерием, точно так же как добрый дух может явиться с крыльями и светлым ликом."

- Можно ли считать видениями фигуры и образы, являющиеся часто во время дремоты или просто когда закрывают глаза?

- "Как скоро чувства онемевают, дух освобождается и может видеть вдали или вблизи то, чего не мог видеть глазами тела. Эти образы очень часто действительные видения, но они могут быть также следствием отпечатков, оставленных видом некоторых предметов на мозгу, который сохраняет следы их, как ухо сохраняет следы звуков. Освобождённый дух видит тогда на своём собственном мозгу эти отпечатки, как бы видел отпечатки дагерротипа. Их разнообразие и смесь часто составляют странное и неопределённое целое, изглаживающееся почти тотчас же, несмотря на все усилия удержать его. Подобной же причине нужно приписать некоторые фантастические видения, которые не имеют ничего действительного и часто производятся во время болезненного состояния."

Очевидно, что память есть результат отпечатков, сохраняемых мозгом. Но почему эти отпечатки, столь разнообразные и столь многочисленные, не смешиваются? Это непроницаемая тайна, но она так же естественна, как и то, что звуковые волны, перекрещивающиеся в воздухе, остаются не менее того явственными. В мозгу здоровом и правильно организованном отпечатки эти бывают ясны и точны. При состоянии менее благоприятном они сглаживаются и смешиваются. Отсюда происходит потеря памяти или смешение идей. Это кажется ещё менее удивительным, если допустить, как допускает френология, особенное назначение каждой части и даже каждой фибры мозга.

Итак, образы, достигшие посредством глаз до мозга, оставляют на нём отпечаток, вследствие которого помнят картину, как если бы она находилась пред глазами, но это действие одной только памяти, потому что картины, собственно, не видят. Во время же известного состояния освобождения душа смотрит на мозг и находит на нём образы, в особенности те, которые наиболее поразили её, смотря по роду занятий и расположению ума; таким образом, она находит там отпечаток сцен религиозных, волшебных, драматических, светских, фигуры странных животных, которые человек видел в другое время на картинах или даже в рассказах, потому что рассказы тоже оставляют отпечатки.

Душа, таким образом, действительно видит, но только не что иное, как образы, отпечатавшиеся в мозгу. В нормальном состоянии образы эти сглаживаются, потому что все части мозга действуют свободно, в состоянии же болезненном равновесие между всеми органами нарушается, некоторые только сохраняют свою деятельность, между тем как деятельность других прекращается; отсюда происходит то, что известные образы остаются в мозгу, не сглаживаясь, как в нормальном состоянии, занятиями внешней жизни. Вот истинная галлюцинация и первоначальная причина господствующих идей.

Как можно видеть, мы объяснили эту аномалию посредством весьма известного физиологического закона отпечатков, остающихся в мозгу, но для этого нам необходимо было допустить вмешательство души. Следовательно, если матерьялисты не могли ещё дать удовлетворительного разрешения этого феномена, то это потому, что они не хотят допустить существование души. Они скажут, что наше объяснение дурно, потому что мы основываемся на начале, отвергаемом ими. Кто же отвергает его? Только они. Большинство допускает его с тех пор, как люди существуют на Земле, и отрицание немногих не может быть законом.

Наше объяснение удовлетворительно ли? Мы представляем его таким, каким оно может быть, за неимением другого и, если хотите, в качестве простой гипотезы, в ожидании лучшего. В том виде, как оно есть, объясняет ли оно все случаи видений? Без сомнения, нет, но мы желали бы, чтоб кто-нибудь из физиологов, смотря на вещи со своей точки зрения, дал объяснение, которое разрешало бы их все, потому что, когда они произносят свои священные слова: возбуждение и экзальтация, они не говорят этим ещё ничего.

Итак, если все теории галлюцинации неудовлетворительны для объяснения всех фактов, то, значит, здесь есть ещё что-то, кроме собственно галлюцинации. Наша теория была бы ложна, если б мы прилагали её ко всем случаям видений, потому что некоторые из них противоречили бы ей; она может быть истинна в том случае только, если ограничиться известными явлениями.

 ***

1 Подробности о состоянии духа во время сна см. в "Книге Духов", глава о временном освобождении души, N 400. (А.К.)

2 Ясновидящие единогласно говорят, что постоянно видеть духов и беседовать с ними чрезвычайно тяжело и что они желали бы не иметь этого дара. (Асгарта)

3 Писано в 1859г. В настоящее время существует много превосходных учёных трудов в этой области, например, Шарко, Бони, Льебо, Бине и Фере. (Асгарта)

 

Глава седьмая

ДВУТЕЛЕСНОСТЬ И ТРАНСФИГУРАЦИЯ

§114. Эти два феномена суть видоизменения феномена явлений видимых, и как бы ни казались они чудесны с первого взгляда, из объяснения их легко убедиться, что они нимало не выходят из порядка явлений естественных.

Оба они основаны на том начале, что всё, что говорилось о свойствах перисприта после смерти, может быть приложено к перисприту живого человека.

Мы знаем, что во время нашего сна дух получает некоторую свободу, т.е., что он удаляется от тела, и в этом состоянии мы часто имели случай наблюдать его. Но дух как мёртвого, так и живого человека, всегда имеет свою полуматерьяльную оболочку, которая вследствие причин, перечисленных нами, может сделаться видимой и осязаемой. Весьма положительные факты уничтожают в этом отношении всякое сомнение.

Мы расскажем несколько случаев, известных нам лично, достоверность которых мы можем засвидетельствовать, да и всякий мог бы сообщить подобные случаи, если б обратился к своей памяти .

§115. Жена одного из друзей наших видела несколько раз ночью, при огне и без огня, входящую к ней в комнату местную торговку фруктами, которую она знала, но с которой никогда не говорила. Это видение пугало её, тем более что она не имела тогда никакого понятия о Спиритизме и что явление это возобновлялось несколько раз. Эта торговка была жива и, вероятно, спала в это время, и между тем, когда матерьяльное тело её оставалось у неё дома, дух её и его эфирное тело находились в комнате этой дамы. Для какой же цели? Этого никто не знал.

В подобном случае спирит, посвящённый в явления этого рода, спросил бы духа, но даме это не пришло в голову. Каждый раз видение исчезало так, что она никак не могла заметить, куда и каким образом, и каждый раз также после этого дама осматривала комнату и удостоверялась, что все двери были очень хорошо заперты и что никто не мог войти в её комнату. Эта предосторожность вполне убеждала, что она не спала и это не была мечта или грёза.

Иногда она видела таким же образом человека вовсе ей незнакомого. Однажды она увидела своего брата, бывшего в то время в Калифорнии. Видение это так походило на живого человека, что в первую минуту она подумала, что он возвратился, и хотела заговорить с ним, но он исчез, не дав ей времени выговорить слово. Письмо, полученное от него впоследствии, удостоверило её, что он не умер. Эта дама была тем, что можно назвать природным видящим медиумом, но в то время, как мы сказали, она никогда не слыхивала о медиумах.

§116. Другая дама, жившая в провинции, будучи серьёзно больна, видит однажды вечером, около 10 часов, одного пожилого господина, жившего в том же городе. Она встречала его иногда в обществе, но не была с ним коротко знакома. Господин сидел в кресле в ногах её постели и время от времени нюхал табак; он как будто смотрел за ней, как за больной. Удивлённая таким поздним посещением, она хотела спросить его о причине, но господин сделал ей знак, чтобы она не говорила и спала. Несколько раз она пыталась заговорить с ним и каждый раз получала тот же знак. Она кончила тем, что заснула. Через несколько времени после того, когда она выздоровела,

этот господин посетил её, но в час более приличный и на этот раз это был действительно он сам. Он был одет в то же платье, имел ту же табакерку и совершенно те же манеры. Будучи убеждена, что он приходил к ней во время её болезни, она благодарила его за труд, который он взял на себя. Господин, чрезвычайно удивлённый, сказал ей, что он довольно давно уже не имел удовольствия её видеть. Дама, знакомая со спиритическими феноменами, поняла, в чём дело, но, не желая с ним объясняться, сказала ему, что, вероятно, она видела его во сне.

Это-то, вероятно, и скажут неверующие. Но достоверно то, что эта дама нисколько не спала, точно так же, как и предыдущая. В таком случае, она бредила, иначе говоря, у неё была галлюцинация - вот громкое слово, всестороннее объяснение всего того, чего люди не понимают. Так как мы уже достаточно опровергли это возражение, то будем продолжать, обращаясь к тем, которые могут понимать нас.

§117. Вот, впрочем, другой факт, более характеристический, и нам было бы очень интересно знать, каким образом можно объяснить его игрой воображения.

Один господин, живший в провинции, никак не хотел жениться, несмотря на настояния родных. Они весьма настаивали, чтобы он женился на одной особе, жившей в соседнем городе, которой он никогда не видел. Однажды, находясь в своей комнате, он был чрезвычайно поражён появлением молодой девушки в белом платье, с венком цветов на голове. Она сказала ему, что она его невеста, протянула ему руку, которую он пожал и на которой увидел кольцо. Через несколько минут всё исчезло. Поражённый этим явлением и убедившись, что он вовсе не спал, он спрашивает, не входил ли кто в дом в течение дня. Ему отвечают, что никого не видали.

Год спустя, уступая новым настояниям одной родственницы, он решился поехать посмотреть ту, которую ему прочили. Он приехал на праздник Тела Господня. Тогда возвращались с процессии, и первая особа, которую он увидел, входя в дом, была девушка, явившаяся ему. Она была точно так же одета, как и тогда, когда явилась ему год назад в этот самый день. Он остолбенел, а девушка, в свою очередь, вскрикнула от удивления и чуть не упала в обморок. Придя в себя, она объявила, что видела уже этого господина прошедший год в этот самый день. Брак был заключён. Это случилось около 1835г. В то время не было ещё и говорено о духах, и оба они были люди чрезвычайно положительные, не одарённые вовсе пламенным воображением.

Скажут, может быть, что умы этих особ были заняты мыслью о предлагаемом им браке и что это было причиной галлюцинации, но не надо забывать, что жених был так равнодушен, что в течение года ни разу не поехал посмотреть свою невесту. Допустив даже эту гипотезу, остаётся ещё объяснить двойное явление, тождество костюмов и, наконец, то, что особы, никогда не видавшиеся, узнали друг друга - обстоятельства, которые не могли быть произведением воображения.1

§118. Прежде чем итти далее, мы должны теперь же ответить на вопрос, который не преминут нам задать, а именно: как тело может жить, когда дух в отсутствии? Мы можем ответить на это, что тело может жить органической жизнью, которая независима от присутствия духа, доказательством чему может служить то, что растения живут, не имея духа. Но мы должны прибавить, что при жизни в теле дух никогда не отделяется от него совершенно. Духи, так же как некоторые медиумы видящие, узнают дух живого существа по светящейся нити, которая простирается от него до его тела, чего никогда не бывает, если тело умерло, потому что тогда дух отделяется от него совершенно. Посредством этой нити дух тотчас же бывает предуведомлён, на каком бы расстоянии он ни находился, что тело нуждается в его присутствии, и тогда он является с быстротой молнии. От этого происходит, что тело никогда не может умереть во время отсутствия духа, и никогда не может случиться, чтобы по возвращении своём дух нашёл дверь тела запертой для себя, как говорят некоторые романисты в своих фантастических историях. ("Книга Духов", N 400 и след.)

§119. Возвратимся к нашему предмету. Дух живой особы, удалившийся от тела, может явиться как дух особы умершей и иметь наружный вид, сходный с действительностью; и даже по тем же самым причинам, которые мы объяснили, может получить временную осязаемость. Этот-то феномен, названный двутелесностью, подал повод к историям о двойниках, т.е. об особах, одновременное присутствие которых в двух различных местах было доказано. Вот два примера, взятые не из народных легенд, а из священной истории.

Святой Альфонс Лигурийский был причислен к лику святых ранее, чем следовало, именно потому, что он одновременно явился в двух различных местах, что было признано за чудо.

Святой Антоний Падуанский был в Испании, и в то время, когда он проповедовал, отец его, который был в Падуе, шёл на казнь, обвинённый в убийстве. В ту самую минуту Св.Антоний является, доказывает невиновность отца и обличает настоящего преступника, который позднее получил должное наказание. Было доказано, что в то время Св.Антоний не оставлял Испании.

Св. Альфонс, будучи вызван и спрошен об этом предмете, дал следующие ответы:

Можете ли вы дать нам объяснение этого феномена?

- "Да. Человек, когда он совершенно освободился от влияния материи с помощью добродетели, когда он возвысил душу свою к Богу, может явиться в одно и то же время в двух различных местах, и вот каким образом. Воплощённый дух, чувствуя приближение телесного сна, может просить Бога дозволить ему перенестись на какое-нибудь место. Его дух или душа, сопровождаемая частью своего перисприта, покидает тогда своё тело, оставляя грубую материю в состоянии близком к смерти. Я сказал: близком к смерти, потому что в теле остаётся связь, которая соединяет перисприт и душу с материей и которая не может быть определена. Я полагаю, что это всё, что вы желаете знать."2

Это не даёт нам объяснения видимости и осязаемости перисприта.

- "Дух, отделившись от своей материи, смотря по степени своего совершенства, может сделаться осязаемым для материи."

Сон тела необходим для того, чтобы дух мог явиться в других местах?

- "Душа может разделиться, если чувствует себя увлекаемой в другое место. Может случиться, что в это время тело не спит, хотя это бывает очень редко. Но тогда тело находится не в совершенно нормальном состоянии, оно бывает в состоянии более или менее восторженном."

Примечание. Душа не разделяется в буквальном смысле этого слова. Она как бы сияет в различные стороны и таким образом может являться во многих местах, не разделяясь через это. Подобным образом свет может отражаться в одно и то же время в нескольких зеркалах.

Что случилось бы, если б человек, погружённый в сон, был бы разбужен в то время, когда дух его является в другом месте?

- "Этого никогда не может случиться. Если бы кто-нибудь вздумал разбудить спящего, то дух возвратился бы в тело и предупредил бы его намерение, потому что дух читает мысли."

Примечание. Точно такое же объяснение несколько раз было дано нам духами особ умерших и живых. Св.Альфонс объясняет нам факт двойного присутствия, но не сообщает нам теории видимости и осязаемости.

§120. Тацит повествует о подобном же факте.

В продолжение тех месяцев, которые Веспасиан проводил в Александрии, чтобы дождаться периодического возвращения летних ветров и того времени года, когда море делается безопасным, произошли многие чудеса, через которые проявилась милость Неба и то участие, которое боги, казалось, принимали в этом императоре.

Эти чудеса усилили в Веспасиане желание посетить священное местопребывание богов, чтобы испросить у них советов относительно империи. Он приказал, чтобы никого не впускали в храм. Войдя туда сам и с благоговением ожидая, что скажет ему оракул, он вдруг заметил, что сзади него стоит один из знатных египтян, именем Базилид, который, как он знал, был болен и находился на расстоянии нескольких дней пути от Александрии. Император спрашивает жрецов, входил ли в этот день Базилид в храм, спрашивает у приходящих, не видали ли его в городе, наконец, посылает гонцов и убеждается, что в самую ту минуту Базилид был от него в восьмидесяти милях. Тогда он уверился, что видение было сверхъестественное, и имя Базилида с этого времени заменило ему оракула. (Tacite, Histoires, liv, IV, chap. 81-82, Traductions de Burnouf).

§121. Личность, показывающаяся одновременно в двух различных местах, имеет, следовательно, два тела. Но из этих двух тел только одно действительное, а другое не более, как вид его. Можно сказать, что первое имеет жизнь органическую, а другое - жизнь души. При пробуждении оба тела соединяются, и жизнь души возвращается к матерьяльному телу.

Кажется невозможным, по крайней мере, мы не имеем примеров, чтобы в раздельном состоянии оба тела могли пользоваться одновременно и в одной и той же степени жизнью действительной и разумной. В этом убеждает нас и разум.

Между прочим, из того, что мы сказали, выходит, что действительное тело не может умереть, пока кажущееся тело будет видимо. Приближение смерти всегда заставляет дух возвратиться в тело, хотя бы это было только на одну минуту. Из этого следует также, что кажущееся тело не может быть убито. Так как оно не органическое и не составлено из мускулов и костей, оно исчезнет в ту минуту, когда захотят его убить.3

Перейдём теперь ко второму феномену, преображению. Оно состоит в изменении живого тела.

§122. Вот случай этого явления, в справедливости которого мы можем удостоверить и который был в 1858 и 1859 годах в окрестностях Сент-Этьена. Молодая пятнадцатилетняя девушка имела удивительную способность преображаться, т.е. принимать на себя в известные минуты вид

некоторых умерших особ. Иллюзия до того была совершенна, что, казалось, видели перед собою именно известную особу: такое поразительное сходство имели черты лица, взгляд, тон голоса и даже речь.

Этот феномен повторялся сотни раз, без участия воли девушки. Она иногда принимала на себя вид своего брата, умершего за несколько лет перед этим. Она не только имела его лицо, но и его рост, и объём его тела. Местный врач, бывший много раз свидетелем этого странного явления, желая убедиться, не был ли он обманут галлюцинацией, сделал следующий опыт. Мы имеем эти сведения от него самого, от отца девушки и от многих других очевидцев - лиц очень почтенных и заслуживающих доверия.

Этому врачу пришла мысль взвесить девушку на весах в её нормальном состоянии, потом во время преображения, именно тогда, когда она имела вид своего брата, который был двадцати с лишним лет и гораздо больше и толще её. Оказалось, что в этом последнем виде вес был почти двойной. Опыт был убедителен, и после этого не было никакой возможности отнести это явление к простому оптическому обману. Попробуем объяснить его. В былое время его назвали бы чудом, а теперь мы назовём его просто феноменом.4

§123. Преображение, в некоторых случаях, может иметь причиной простое сжатие мускулов, которое в состоянии придать физиономии совершенно иное выражение и сделать особу неузнаваемой. Мы это часто замечали у ясновидящих. Но в этом случае преображение будет неполное: женщина может показаться молодой или старой, красивой или дурной, но это всё-таки будет женщина и в особенности вес её не увеличится и не уменьшится.5 В том случае, о котором идёт речь, очевидно, есть что-то другое. Теория перисприта объяснит нам это.

Принято за правило, что дух может придать своему перисприту всякую наружность; что посредством сочетания и перестановки или изменения расположения частиц он может сообщить ему видимость, осязаемость и, следовательно, непрозрачность; что перисприт живой особы, отделившийся от тела, может подвергаться тем же преобразованиям; что это изменение состояния производится посредством сочетания токов.

Представим теперь себе перисприт живой особы, не удалившийся, но находящийся около тела, окружающий его как бы парами. В этом состоянии перисприт может подвергаться тем же преобразованиям, как и отделившись от тела. Если он потеряет свою прозрачность, тело может исчезнуть, сделаться невидимым и быть как бы в тумане. Оно может даже переменить вид, сделаться блестящим, если такова воля или могущество духа. Другой дух, сочетая свой собственный ток с током перисприта, может придать ему свою собственную наружность, так что действительное тело исчезнет под полуматерьяльной наружной оболочкой, вид которой может изменяться по воле духа.6

Такова, кажется, должна быть истинная причина странного и, надо сказать, редкого феномена преображения (трансфигурации). Что же касается до разности веса, то это объясняется так же, как и относительно тел неподвижных. Настоящий вес тела не изменяется, потому что количество материи не прибавилось. Оно подверглось влиянию постороннего агента, который мог в нём увеличить или уменьшить относительный вес, как мы объяснили это выше. Весьма вероятно, что если б преображение было в виде ребёнка, то вес соразмерно этому уменьшился бы.

§124. Понятно, что тело может принять другой вид, больший или такого же размера. Но каким образом может оно принять вид меньший, вид маленького дитяти, как мы сказали сейчас?

В этом случае действительное тело не должно ли выходить из пределов тела кажущегося? Мы и не говорим, что подобные примеры встречались. Мы хотели показать только, что кажущийся вес мог бы уменьшиться. Что же касается до самого феномена, то мы не утверждаем ни его возможности, ни его невозможности. Но если б он обнаружился, то нельзя было бы отвергать его потому только, что нет удовлетворительного обьяснения. Не надо забывать, что Спиритизм есть наука новая и что он не всё ещё открыл в этом отношении, как и во многих других. Впрочем, части тела, выходящие из пределов тела кажущегося, могут быть сделаны невидимыми.7

Теория феномена невидимости вытекает сама собой из объяснений предыдущих и тех, которые были даны относительно феномена принесения предметов в §96 и след.

§125. Нам следовало бы поговорить здесь ещё и о странном явлении матерьялизации, которое как бы ни казалось странно с первого взгляда, столь же естественно, как и все другие. Но так как мы объяснили его в "Revue Spirite" (февраль 1859 г.), то считаем лишним распространяться здесь об этом предмете. Это состояние духов, которые могут принимать на время форму живой особы, до такой степени сходную с действительностью, что нельзя не принять их за живого человека.

***

1 Все приведённые случаи являются примерами феномена, называемого "призраком живых". "Призраки живых" - это путешествие духа в тонком теле, происходящее при временном оставлении им тела физического. Существует несколько методик, делающих возможным такое путешествие в полной ясности сознания, причём оне позволяют отправиться в подобное путешествие по собственному желанию и в любое время. Самая известная из них называется "экканкар". (Й.Р.)

2 Этот дух удивительно ясно для того времени объясняет теорию двойников. Она не может быть даже поколеблена современными научными изысканиями, которых сделано немало. (Асгарта)

3 См. "Revue Spirite": Lе Follet de Bayonne, январь 1859 г.; Les ageneres, mon ami Hermann, февраль 1859; Le lien entre l'Esprit et le corps, май 1859; L'ame errante, ноябрь 1859; L'esprit d'un cote et le corps de l'autre, январь 1860; Etudes sur l'Esprit de personnes vivantes: le docteur V. et mademoiseille I., март 1860; Le fabricant de Saint Petersbourg: apparitions tangibles, апрель 1860; Histoire de Marie d'Agreda, ноябрь 1860; Une apparition providentielle, июль 1861. (А.К.)

4 Левитация - поднятие медиумов и предметов на воздух - факт столь интересный, отчасти проливает свет на явления подобного рода. (Асгарта)

5 Это явление называется в настоящее время трансфигурацией и свойственно сильным медиумам. (Асгарта )

6 Здесь вполне объясняется явление трансфигурации, как оно понимается в настоящее время. (Асгарта )

7 Не только большое тело медиума может таять, делаться маленьким, но даже частями вовсе исчезать, как показали новейшие наблюдения. Поразительный пример в этом роде случился с медиумом Эсперанс в Гельсингфорсе. У этой дамы, сидевшей при свете среди прочих участников сеанса, растаяли ноги и обратились в флюид, посредством которого совершилась материализация фигур в кабинете. (Асгарта)

 Глава восьмая

ЛАБОРАТОРИЯ НЕВИДИМОГО МИРА

§126. Мы говорили, что духи являются одетыми в тунику, драпировку или в обыкновенное платье. Драпировка составляет, кажется, общий костюм в мире духов. Но, спрашивается, откуда они берут платья, во всём схожие с теми, которые они носили при жизни, со всеми принадлежностями туалета? Очевидно, что они не унесли с собой все эти предметы, потому что действительные предметы находятся ещё здесь перед нашими глазами. Откуда же происходят те, которые они носят в том мире?

Этот вопрос всегда казался интересным. Но для многих он заключал в себе одно только любопытство, тогда как на самом деле он составлял вопрос о начале чрезвычайно важном, потому что разрешение его навело нас на общий закон, имеющий своё приложение в нашем телесном мире. Многие явления дополнили его и доказали недостаточность теорий, которые пытались предлагать.

Можно было до некоторой степени дать себе отчёт в костюме, потому что его можно рассматривать как часть особы. Но этого нельзя сказать о других принадлежностях, как, например, о табакерке посетителя больной дамы, о котором мы говорили в §117. Заметим, впрочем, что в этом случае речь шла не о мёртвом, а о живом и что этот господин, когда он приходил действительно, имел такую же точно табакерку. Где же его дух нашёл ту, которую он имел, сидя у постели больной? Мы могли бы рассказать множество случаев, в которых духи как живых, так и мёртвых являлись с разными предметами, как-то: палками, оружием, трубками, фонарями, книгами и прочим.

Нам пришло на мысль, что неодушевлённые предметы могли иметь свои эфирные двойники в невидимом мире, что сгущённая материя, составляющая их у нас, могла иметь часть тончайшую, ускользающую от наших чувств.

Эта теория не лишена была некоторого правдоподобия, но она не в состоянии разъяснить всех явлений. Есть в особенности одно, которое не подчиняется никаким истолкованиям.

До сих пор речь шла об изображениях и видениях. Мы видели, что перисприт может приобрести свойства материи и сделаться осязаемым, но эта осязаемость только временная, и твёрдое тело исчезает, как тень. И этот феномен уже необыкновенен, но ещё необыкновеннее видеть образование твёрдой материи, остающейся твёрдой, как доказывают это многочисленные достоверные факты, и именно факт непосредственного писания, о котором мы будем говорить подробно в особой главе. Но так как этот феномен тесно связан с предметом, о котором мы теперь говорим, и так как это одно из явлений самых убедительных, то мы предварительно скажем о нём несколько слов.

§127. Непосредственное писание, или пневматография, производится внезапно, без помощи руки медиума и без карандаша. Достаточно взять чистый лист бумаги (что нужно сделать со всеми предосторожностями для уверенности, что не подвергнешься обману), свернуть и положить куда-нибудь в ящик или просто на какую-либо мебель. Если условия благоприятствуют, то по прошествии более или менее долгого времени находят на бумаге буквы, различные знаки, слова, фразы и даже разговоры, начертанные большей частью веществом сероватым, подобным карандашу, иногда красным карандашом, обыкновенными чернилами и даже типографской тушью.1

Вот факт во всей своей простоте, воспроизведение которого хотя не совсем обыкновенно, но, однако, и не редко, потому что есть особы, которые очень легко получают его. Если б клали карандаш вместе с бумагой, можно было бы подумать, что дух употребляет его, чтобы писать, но как скоро известно, что бумага положена одна, то очевидно, что писание сделано посредством наложенной на бумагу материи. Где дух взял эту материю? Вот вопрос, к разрешению которого мы были приведены табакеркою, о которой сейчас говорили.

§128. Дух Св.Людовика дал нам разрешение этого вопроса в следующих ответах.

Мы рассказали случай явления духа одной живой особы. Этот дух имел табакерку и нюхал из неё табак. Чувствовал ли он ощущение, которое обыкновенно испытывают, нюхая табак?

- "Нет."

Эта табакерка имела вид той, которую человек этот обыкновенно употреблял и которая была у него. Что такое была эта табакерка в руках духа?

- "Один только наружный вид. Это было сделано для того, чтобы данное обстоятельство бросилось в глаза, как и случилось, и чтобы явление не было принято за галлюцинацию, произведённую болезнью видящей особы. Дух желал, чтобы эта дама сочла его присутствие за действительность, и потому старался сохранить всю возможную наружность действительности."

Вы говорите, что это был только наружный вид. Но наружный вид ничего не имеет действительного, это род оптического обмана. Мы желали бы знать, имела ли эта табакерка только одну наружность без действительности или она была нечто матерьяльное?

- "Конечно. С помощью этого же матерьяльного начала перисприт принимает вид одежды, подобной той, которую дух носил при жизни."

Примечание. Понятно, что слова наружный вид употреблены здесь в смысле "изображение", "подражание". Действительной табакерки здесь не было. Та, которую держал дух, была только её изображением. Это был наружный вид, уподоблённый оригиналу, хотя и составленный из начала матерьяльного.

Наблюдения научают нас, что некоторые выражения, употребляемые духами, не всегда должно принимать в их буквальном смысле. Истолковывая их сообразно с нашими идеями, мы можем впасть в большую ошибку. Для избежания этого нужно всегда, как только представляется хотя бы малейшее недоразумение, вникать в смысл их слов. Это предостережение постоянно делают нам сами духи. Без объяснения, которого мы попросили, слова "наружный вид", постоянно употребляемые в подобных случаях, могли бы повлечь за собой неправильное истолкование.

Безжизненная материя не имеет ли своих двойников? Нет ли в невидимом мире эфирной материи, которая принимала бы форму видимых нами предметов? Одним словом, предметы эти не имеют ли в невидимом мире своих представителей, подобно людям, которых представляют там духи?

- "Это не так делается. Дух имеет над всеми матерьяльными элементами, распространёнными в пространстве и в вашем воздухе, власть, которую вы и не подозреваете. Он может соединять эти элементы и давать им видимую форму, согласную с его намерениями."2

Примечание. Этот вопрос, как можно видеть, был выражением нашей мысли, т.е. нашей идеи, которую мы составили о натуре этих предметов. Если бы ответы были, как некоторые предполагают, отражением мысли, тогда вместо противоположной теории мы получили бы подтверждение нашей собственной.

Мы снова предлагаем вопрос в выражении точном, чтобы избежать двусмысленности: - Одеяния, которыми прикрываются духи, есть ли нечто существующее?

- "Мне кажется, что мой предыдущий ответ разрешает этот вопрос. Разве вы не знаете, что сам перисприт есть нечто существующее?"

Это объяснение показывает, что духи заставляют элементарную материю изменяться по их воле. Таким образом, дух не нашёл табакерку совсем готовую, но действием своей воли сделал её сам на время, пока имел в ней надобность. Таким же образом это происходит и по отношению ко всем другим предметам, как-то: платью, туалетным вещам и прочему?

- "Очевидно."

Эта табакерка настолько была видима, чтобы произвести иллюзию. Мог ли дух сделать её осязаемой?

- "Мог."

Дама, думая, что это настоящая табакерка, могла ли взять её в руки?

- "Да."

Открыв её, она, вероятно, нашла бы в ней табак; но если бы она его понюхала, чихнула бы она?

- "Да."

Следовательно, дух может придать не только форму, но и нужные свойства?

- "Если он пожелает; на основании этого-то правила я утвердительно и отвечал на предыдущие вопросы. Вы будете иметь доказательства того могущественного действия, которое дух оказывает на материю и которого, как я сказал, вы даже не подозреваете."

Предположим, что он пожелал сделать ядовитое вещество и что какая-нибудь особа это вещество выпила. Была ли бы она отравлена?

- "Он мог бы сделать это, но не сделал бы. Это не было бы позволено ему."

Мог ли бы он сделать вещество, способное излечить болезнь, и были ли подобные случаи?

- "Да, очень часто."

В таком случае, он мог бы сделать питательное вещество. Положим, что он сделал плод или кушанье. Можно ли было бы его съесть и утолить голод?

- "Да, да. Но не ищите так долго того, что так легко понять. Достаточно одного солнечного луча, чтобы сделать ощутимыми для ваших грубых органов эти матерьяльные частицы, наполняющие пространство, среди которого вы живёте. Не знаете ли вы, что воздух содержит в себе водяные пары? Сгустите их, и вы приведёте их в нормальное состояние. Лишите их теплоты, и вот эти частицы, неосязаемые и невидимые, обратятся в тело очень твёрдое. Есть много и других веществ, из которых химики извлекут вам чудеса ещё более удивительные. Но дух имеет орудия более совершенные, чем ваши: это воля и позволение Божье."3

Примечание. Вопрос о сытости весьма важен. Каким образом вещество, имеющее существование и свойства временные и как бы условные, может производить сытость? Это вещество, приходя в соприкосновение с желудком, производит ощущение сытости, но не сытость, происходящую от наполнения. Если такое вещество может действовать на здоровье и изменять болезненное состояние, то оно так же хорошо может действовать на желудок и производить в нём ощущение сытости. Но мы просим господ аптекарей и кулинаров быть спокойными и не думать, что духи будут с ними соперничать. Эти случаи редки, исключительны и никогда не зависят от воли. Иначе пища и лечение обходились бы слишком дёшево.

Предметы, сделавшиеся по воле духа осязаемыми, могли ли бы иметь характер продолжительности и постоянства и делаться годными к употреблению?

- "Это могло бы быть, но это не делается. Это вне законов."4

Все ли духи имеют в одинаковой степени власть производить осязаемые предметы?

- "Чем выше дух, тем легче для него сделать это. Но, кроме того, это зависит от обстоятельств. Низшие духи также могут иногда иметь эту власть."

Всегда ли дух сознаёт, каким образом он делает одежду или предметы, наружный вид которых он воспроизводит?

- "Нет. Часто он делает это инстинктивно, не давая себе в том отчёта, если он недостаточно просвещён для этого."

Если дух может извлекать из первоначальной материи матерьялы5 для того, чтобы производить различные вещи и придавать им временную действительность с их свойствами, то он может также извлечь оттуда же всё, что нужно для писания, и, следовательно, это даёт нам, по-видимому, ключ к разрешению феномена непосредственного писания?

- "Наконец-то вы дошли до этого."

Примечание. К этому действительно мы желали прийти всеми предыдущими вопросами. Ответ показывает, что дух проник в нашу мысль.

Если материя, употребляемая духами, непрочна, то почему следы непосредственного писания не исчезают?

- "Не перетолковывайте слов. Во-первых, я не сказал: никогда. Вопрос был о матерьяльном предмете значительной величины. Здесь же речь идёт о начерченных знаках, которые полезно сохранять, и их сохраняют. Я хотел сказать, что предметы, произведённые таким образом духом,

не могли бы сделаться предметами употребительными, потому что тут нет действительного накопления материи, как в ваших твёрдых телах."

§129. Вышеизложенная теория может быть выражена так.

Дух действует на материю. Он образует из первоначальной материи элементы, необходимые для воспроизведения по его воле предметов, имеющих наружный вид различных тел, существующих на земле. Он может так же производить в первоначальной материи внутренние изменения, которые дают ей определённые свойства. Эта способность свойственна натуре духа, и если нужно, он часто употребляет её инстинктивно, не отдавая себе в том отчёта. Предметы, воспроизведённые духом, имеют существование временное, подчинённое его воле или необходимости. Он может по своей воле сделать их и разрушить. Эти предметы могут в некоторых случаях иметь в глазах живых существ наружный вид действительности, т.е. сделаться временно видимыми и даже осязаемыми. Здесь есть образование, но не творение, потому что дух ничего не может извлечь из небытия.

§130. Существование единой элементарной материи принято ныне почти всеми учёными и подтверждено, как мы с вами видели, духами. Эта материя даёт начало всем телам в природе. Посредством преобразования, которому она подвергается, она сообщает телам различные свойства.

Таким образом, вещество целебное может сделаться ядовитым от простого видоизменения. Химия представляет нам множество подобных примеров. Всем известно, что два вещества безвредные, соединённые в известной пропорции, могут произвести вещество смертоносное. Одна часть кислорода и две водорода, оба газа безвредные, составляют воду. Прибавьте к этому один атом кислорода, и вы получите коррозивную жидкость. Часто бывает достаточно одного простого изменения в образе соединения частиц, чтобы изменить свойства тела. Так, тело непрозрачное может сделаться прозрачным и наоборот.

Так как дух одной волей своей может столь сильно действовать на элементарную материю, то понятно, что он не только может образовывать вещества, но и изменять в них свойства. Воля в этом случае заменяет здесь действие реактива.

§131. Эта теория даёт нам разрешение явления, очень хорошо известного в магнетизме, но до сего времени не объяснённого, а именно: изменение свойств воды посредством воли.

Действующий дух в этом случае - это дух магнетизёра, большей частью вспомоществуемый другим посторонним духом. Он производит изменения посредством магнетического тока, который, как сказано было, есть вещество, ближе всего подходящее к космической материи или всемирному элементу. Если он может произвести изменения в воде, то может произвести подобный же феномен над токами нашего организма, отсюда целебное действие магнетизирования, прилично употребляемого.6

Известно, какую важную роль играет воля во всех магнетических явлениях. Но как объяснить матерьяльное действие такого тонкого деятеля? Воля не есть существо или вещество какое-нибудь. Это даже не свойство какой-нибудь самой эфирной материи. Воля - существенная принадлежность духа, т.е. существа мыслящего. Посредством этого рычага он действует на

элементарную материю и, следовательно, на составленные из неё вещества, внутренние свойства которых могут быть таким образом преобразованы.

Воля - принадлежность духа, как воплощённого, так и блуждающего. Отсюда происходит могущество магнетизёра, могущество, которое, как известно, бывает соразмерно с силою его воли. Так как воплощённый дух имеет возможность действовать на элементарную материю, то он может, следовательно, в известных границах изменять её свойства. Этим объясняется способность врачевать прикосновением и возложением рук, способность, которую некоторые особы имеют в большей или меньшей степени. (См. в гл. о медиумах статью о медиумах-целителях. См. также "Revue Spirite", июль и сентябрь 1859 г., стр. 184 и 189: Le zouave de Magenta; Un officier de l'armee

d'Italie).

 ***

1 Это писание теперь называется трансцендентальным непосредственным писанием. (Асгарта)

2 Это ответ, касающийся и оккультических действий "посвящённых". Известно, что многие матерьялизованные фигуры иногда делают то же, что наши факиры и йоги. (Асгарта)

3 На наш взгляд, дух сообщает достаточно серьёзные вещи, к осознанию которых химическая наука только приближалась. В его словах можно видеть намёк на то, что воздух и пища состоят практически из одинаковых элементов - кислород, водород, углерод и азот, что являлось достаточно переводовой мыслью для 50-ых годов 19-го века до появления теории химического строения вещества. Кстати, один из её авторов - русский химик А.М.Бутлеров - был горячим сторонником спиритизма, хотя и подходил к нему на позициях, отличных от кардековских. (webmaster)

4 На материализационных сеансах отрезанная от драпировки духов материя остаётся навсегда целой и не расплывается в флюид, если материализация сделана хорошо. (Асгарта)

5 Просим извинить эту вынужденную тавтологию. (Й.Р.)

6 Достаточно человеку с сильной волей сделать несколько сыплющих движений над стаканом с водой для того, чтобы вода приобрела бы резко своеобразный вкус, легко различаемый сенситивами. (Асгарта)

 Глава девятая

 

МЕСТА, ПРЕИМУЩЕСТВЕННО ПОСЕЩАЕМЫЕ ДУХАМИ

§132. Самопроизвольные явления, происходившие во все времена, и настойчивость некоторых духов давать явные знаки их присутствия в известных местностях - источник верования в существование мест, преимущественно посещаемых духами. Следующие ответы были даны на вопросы, предложенные по этому предмету.

Духи привязываются ли только к лицам или также и к местам?

- "Это зависит от их возвышенности. Некоторые духи могут привязываться к земным предметам. Скупцы, например, спрятавшие свои деньги и не совсем избавившиеся от влияния материи, могут ещё стеречь свои сокровища."

Есть ли места, которые духи предпочитали бы?

- "И здесь всё то же правило. Духи, не привязанные к Земле, идут туда, куда влечёт их привязанность. Их привлекают более люди, чем матерьяльные предметы. Однако есть такие, которые могут временно предпочитать некоторые места, но это всегда духи низшего разряда."

Так как привязанность духов к местности признак их низкого развития, то не есть ли это доказательство того, что это злые духи?

- "Без сомнения, нет. Дух может быть мало развит, не будучи злым. Не то же ли самое бывает и между людьми?"

Верование, будто духи преимущественно посещают развалины, имеет ли какое-нибудь основание?

- "Нет. Духи посещают эти места, как посещают все иные, но воображение, настроенное мрачным видом некоторых мест, относит часто к их присутствию вещи самые естественные. Сколько раз страх заставлял принимать за привидение тень какого-нибудь дерева, крик животного или вой ветра. Духи любят присутствие человека и потому скорее предпочитают места населённые, чем пустынные."

- Однако на основании того, что мы знаем о различии характеров духов, мы должны предположить, что между ними есть также мизантропы, которые могут предпочитать уединение.

- "Но я в ответе своём ничего и не утверждал абсолютно. Я сказал только, что духи могут так же посещать места уединённые, как и всякие другие, и очевидно, что те, которым нравится уединение, ищут пустынных мест. Но это не причина, чтобы они предпочитали непременно развалины. Их гораздо больше встречается в городах и домах, чем в глубине лесов."

Народные верования обыкновенно имеют некоторое основание истины. Какой может быть источник верования в места, преимущественно посещаемые духами?

- "Основание истины заключается в явлениях духов, которым человек верил во все времена инстинктивно. Но, как я сказал, мрачный вид мест поражает воображение человека, и он натурально населяет их существами, которых считает сверхъестественными. Это суеверное мнение поддерживается рассказами поэтов и фантастическими сказками, которыми убаюкивают ваше детство."

Духи, собирающиеся вместе, назначают ли для этого преимущественно известные дни и часы?

- "Нет. Дни и часы - это разделение времени, нужное для людей и для телесной жизни. Духи же не нуждаются в этом."1

Что дало повод думать, будто духи являются преимущественно ночью?

- "Впечатление, производимое на воображение тишиной и мраком. Все эти верования -предрассудки, которые разумное изучение Спиритизма должно уничтожить. То же самое можно сказать относительно дней и часов более благоприятных, по мнению некоторых, для явления духов. Поверьте, что влияние полночи существует только в сказках."

- Если это так, то почему же некоторые духи объявляют свой приход и свои проявления именно в полночь и в известные дни, как, например, в пятницу?

- "Это духи, которые пользуются людским легковерием и забавляются им. По этой же причине некоторые из них называют себя дьяволом или другими адскими именами. Покажите им, что вы им не верите, и они более не явятся к вам."

Предпочитают ли духи являться к могилам, где покоятся их тела?

- "Тело было не что иное, как одежда. Они дорожат этой оболочкой, которая заставляла их страдать, не более, как пленник своими цепями. Воспоминание о близких людях - единственная вещь, которую они ценят."

- Молитвы, воссылаемые о них Богу на их могилах, приятны ли для них и привлекают ли их скорее туда, чем в другое место?

- "Молитва есть воззвание, которое, как вы знаете, привлекает духов. Молитва тем более имеет действия, чем она усерднее и искреннее. Перед уважаемой могилой мысли более сосредоточиваются, а благочестивое сохранение останков свидетельствует о вашей привязанности к духу, которому она всегда приятна. На духа действует мысль, а не матерьяльные предметы. Эти предметы имеют большее влияние на того, кто молится, устремляя на них всё своё внимание, чем на духа."

После всего этого верование в места, предпочитаемые духами, не кажется ли совершенно ложным?

- "Мы сказали, что некоторые духи могут быть привлекаемы матерьяльными вещами. Они могут быть привлекаемы местами, которые они избрали своим постоянным жилищем до того времени, пока не прекратятся обстоятельства, привлекающие их."

- Какие обстоятельства могут привлекать их?

- "Их симпатия к некоторым особам, посещающим эти места, или желание сообщаться с ними. Впрочем, их намерения не всегда бывают так похвальны. Если это злые духи, то намерение их может заключаться в желании отомстить тому, на кого они имеют право жаловаться. Пребывание в определённом месте может быть также для некоторых из них возложенным на них наказанием, в особенности если они совершили какое-нибудь преступление. Это делается с той целью, чтобы совершённое ими преступление всегда было перед их глазами."2

Не получается ли так, что места, предпочитаемые духами, посещаются их прежними обитателями?

- "Иногда, но не всегда, потому что если прежний обитатель дух возвышенный, то он также не заботится о своём теле. Духи, посещающие известные места, часто не имеют другого повода, кроме своего каприза, если только их не влечёт туда симпатия к некоторым особам."

- Могут ли они там поселиться с намерением покровительствовать какой-либо особе или семейству?

- "Конечно, если они добрые духи. Но в таком случае они не обнаруживают своего присутствия вещами неприятными."

Есть ли что-нибудь действительное в истории о Белой женщине?3

- "Это сказка, составленная из тысячи действительно бывших случаев."

Основательно ли бояться мест, преимущественно посещаемых духами?

- "Нет. Духи, посещающие известные места и производящие там шум и беспорядки, скорее ищут случая позабавиться насчёт легковерия и трусости, чем сделать зло. К тому же, представьте себе, что духи находятся везде, и где бы вы ни были, вы всегда имеете их около себя, даже в домах самых спокойных. Они часто посещают известные жилища единственно потому, что встречают там удобный случай для проявления своего присутствия."

Есть ли средства изгнать их?

- "Да, но то, что делают для этого, часто привлекает их, вместо того чтобы удалять. Лучшее средство к удалению злых духов состоит в том, чтобы привлечь добрых. Привлеките более добрых духов, делая как можно больше добра, и злые удалятся, потому что добро и зло несовместимы. Будьте всегда добры, и около вас будут всегда добрые духи."

- Однако иногда очень добрые особы подвергаются преследованиям злых духов.

- "Если эти особы действительно добры, то это может быть испытание, посланное им, чтобы упражнять их терпение и побудить их к ещё большему улучшению. Но не думайте, чтобы все те, которые беспрестанно говорят о добродетели, были действительно добродетельны. Тот, кто действительно обладает хорошими качествами, часто сам не знает этого или никогда не говорит об этом."

Что думать о заклинаниях, употребляемых для удаления злых духов?

- "Часто ли вы видели успех этих средств? Не видали ль вы, напротив, что после заклинаний шум увеличивался? Это потому, что духов забавляет, когда их принимают за дьявола.

Духи, являющиеся без всякого дурного намерения, заявляют своё присутствие шумом или даже делаясь видимыми, но никогда не причиняют беспокойства и не устраивают беспорядков. Часто это бывают духи страждущие, страдания которых вы можете облегчить вашими молитвами о них. Иногда же духи, покровительствующие вам, желают вас убедить в своём присутствии. Наконец, это могут быть духи легкомысленные, которые всем этим забавляются. Так как духи, нарушающие спокойствие шумом, делают это большей частью из шалости, то лучше всего в таком случае смеяться над их проделками. Они прекратят свои действия, как скоро увидят, что им не удаётся ни испугать, ни вывести из терпения." (См. выше главу V, Явления физические самопроизвольные).

Из этих объяснений выходит, что есть духи, привязывающиеся к известным местностям и остающиеся в них преимущественно, но что они не имеют надобности для этого обнаруживать своё присутствие видимыми проявлениями. Некоторые места могут быть невольным или избранным жилищем всякого духа, даже злого, и, несмотря на это, он может никогда не заявлять там о своём присутствии.

Духи, привязывающиеся к местностям или к вещам матерьяльным, никогда не бывают из числа духов возвышенных, но тем не менее они могут быть не злы и не иметь никаких дурных намерений. Иногда же они бывают скорее полезны, чем вредны, потому что если они принимают участие в жителях того места, то могут покровительствовать им.

 

***

1 Нам трудно судить о том, что из себя представляет время на том свете; возможно, его сущность не только отлична от времени земного, но и различается в разных сферах потустороннего мира. Следует отметить, что иногда духи требуют, чтобы их вызывали в определённое время, поскольку они заняты своими делами и не всегда могут явиться на зов - установленное время их вызова нужно им для того, чтобы освободить его от прочих занятий. (webmaster)

2 См. "Revue Spirite", февраль 1860: Histoire d'un damne. (А.К.)

Так как дух самоубийцы прикован на известный срок к своему разлагающемуся телу, утопленница является со струящейся по ней водой, убийца - с ножом или другим орудием преступления. Видящие медиумы, дети, девушки, юноши, не имеющие понятия о Спиритизме, показывают постоянно одно и то же. (Асгарта)

3 Легенд и историй, где фигурирует Белая женщина, множество. Здесь предлагается общий вопрос. (Асгарта)

 

Глава десятая

ХАРАКТЕР СООБЩЕНИЙ

§133. Мы сказали, что всякое явление, которое обнаруживает действие свободной воли, хотя бы это действие было самое ничтожное, открывает этим самым разумную причину. Таким образом, простое движение стола, отвечающее на нашу мысль или представляющее характер преднамеренности, может быть рассматриваемо как проявление разумное. Если бы результат этим и ограничивался, тогда это явление имело бы для нас интерес второстепенный, но, во всяком случае, давало бы нам доказательство, что в этих феноменах заключается нечто большее, чем просто матерьяльное действие. Это представляло бы уже для нас нечто. Но практическая польза, которая могла бы выйти из этого, была бы ничтожна или слишком мала.

Между тем, выходит совсем другое, когда проявление этого разума принимает такой вид, который даёт нам возможность прийти к правильному и последовательному обмену мыслями. Тогда это уже не простые разумные проявления, а настоящие сообщения. С помощью способов, которыми располагают ныне, можно иметь сообщения с духами столь же пространные, подробные и быстрые, как и те, которые мы имеем с людьми.

Если хорошо поняли бесконечное разнообразие, которое существует между духами относительно их разума и нравственного состояния, то легко понять всю разницу, какая должна существовать в их сообщениях. Они должны отражать в себе возвышенность или мелочность их идей, их познания и их невежество, их пороки и их добродетели. Одним словом, сообщения, получаемые от духов, должны быть так же несхожи между собой, как и среди людей сообщения от дикаря и самого образованного европейца. Все представленные ими оттенки могут быть разделены на четыре главных разряда.

Смотря по их характеру, они бывают: грубые, легкомысленные, серьёзные или поучительные.

§134. Сообщения грубые, суть которых передаётся в выражениях, оскорбляющих приличия. Они могут получаться только от духов низшего разряда, подверженных ещё влиянию материи, и ничем не отличаются от тех, которые можно было бы ожидать от людей порочных и грубых. Они производят неприятное впечатление на всякого, имеющего малейшую деликатность чувств,

потому что, смотря по характеру духа, они бывают площадны, сквернословны, непристойны, дерзки, надменны, злонамеренны и даже нечестивы.

§135. Сообщения легкомысленные проистекают от духов ветреных, насмешливых и резвых, скорее хитрых, чем злых, которые не приписывают никакой важности тому, что говорят. Так как в них нет ничего неприличного, то некоторые особы забавляются ими и находят удовольствие в их пустых беседах, в которых говорится много и не содержится ничего. Эти духи говорят иногда остроты очень умные и колкие и среди обыкновенных шуток часто высказывают горькие истины, которые почти всегда попадают верно. Эти легкомысленные духи окружают нас и хватаются за всякий удобный случай, чтобы вмешаться в сообщения. Об истине они вовсе не заботятся и потому находят особенное удовольствие обманывать тех, которые имеют слабость, а иногда самонадеянность верить им на слово. Особы, которым приятны сообщения такого рода, дают, разумеется, доступ духам ветреным и обманщикам. Духи серьёзные удаляются от них подобно тому, как между нами серьёзные люди удаляются от людей ветреных.

§136. Сообщения серьёзные бывают важны, как в отношении предмета, так и относительно способа выражений. Всякое сообщение, чуждое пустоты и грубости, имеющее какую-либо полезную цель, хотя и частного интереса, есть уже сообщение серьёзное. Но оно не всегда бывает чуждо ошибок. Серьёзные духи не все просвещены одинаково. Есть много вещей, которых они не знают и относительно которых могут ошибаться чистосердечно. Поэтому действительно Высшие Духи всегда советуют нам все получаемые нами сообщения подвергать контролю самой строгой логики и разума.

Итак, нужно отличать сообщения серьёзные истинные от сообщений серьёзных ложных, что не всегда легко сделать, потому что с помощью важности языка духи надменные или лжеучёные стараются придать вес идеям самым ложным и системам самым нелепым. Чтобы придать себе больше значения и внушить к себе больше доверия, они не затрудняются украшать себя именами самыми почтенными и самыми уважаемыми. Это один из самых важных камней преткновения практической науки. Мы возвратимся к этому позже со всеми подробностями, каких требует предмет столь важный, когда будем излагать средства предохранять себя от опасности получать ложные сообщения.

§137. Сообщения поучительные. Это сообщения серьёзные, имеющие главным предметом какое-нибудь поучение, даваемое духами относительно наук, нравственной философии. Они бывают более или менее глубокомысленны, смотря по степени совершенства духа и освобождения его от влияния материи. Чтобы извлечь из этих сообщений истинную пользу, необходимо получать их регулярно и следить за ними постоянно. Духи серьёзные приходят к тем, которые желают учиться, и помогают им, предоставляя духам легкомысленным заботу забавлять тех, которые видят в этих явлениях одно лишь развлечение. Только регулярностью и частым повторением сообщений можно оценить нравственное и умственное достоинство духов, с которыми беседуем, и определить степень доверия, заслуживаемого ими. Если нужна опытность, чтобы судить о людях, то, может быть, она нужна ещё больше, чтобы судить о духах.

Давая этим сообщениям название поучительных, мы их предполагаем истинными, потому что то, что не истинно, не может быть поучительно, будь оно сказано языком хоть самым высокопарным. Следовательно, мы не можем поместить в этот разряд некоторые поучения, в которых серьёзное заключается только в форме, часто напыщенной, с помощью которой духи более надменные, нежели учёные, надеются обмануть своих слушателей.

§138. Способы сообщения чрезвычайно разнообразны. Духи, действующие на наши органы и на все наши чувства, могут проявляться для наших глаз - видениями, для осязания - впечатлениями тайными или явными, для слуха - шумом, для обоняния - запахом без всякой видимой причины. Этот последний способ проявления, хотя действительный, но в то же время самый неверный по множеству причин, которые могут ввести в заблуждение. Поэтому мы и не остановимся на нём. Мы должны внимательно исследовать различные способы сообщений, т.е. правильный и последовательный обмен мыслей. Эти способы следующие: удары, слово и писание. Мы будем говорить о них в особых главах.

 

Гл.11

СЕМАТОЛОГИЯ И ТИПТОЛОГИЯ

§139. Первые разумные проявления были получены посредством ударов, посредством типтологии. Это первоначальное средство, отзывавшееся детством науки, представляло способ самый ограниченный, и в сообщениях получались ответы только односложные - "да" или "нет", с помощью условленного числа ударов. Впоследствии этот способ был усовершенствован, как мы уже говорили. Удары получаются с помощью медиумов двумя способами; для этого образа действия необходима вообще некоторая способность к явлениям физическим. Первый способ, который можно назвать типтологией с движением, состоит в том, что стол поднимается одной стороной, потом падает, ударяя ножкой. Для этого достаточно, чтобы медиум положил на край стола свои руки. Если он желает говорить с известным духом, то должен вызвать его. В противном случае явится первый попавшийся или тот, который обыкновенно является. Условившись, например, одним ударом выражать "да", двумя ударами - "нет", что зависит от желания, задают духу вопросы. Впоследствии мы увидим, каких вопросов должно избегать. Неудобство состоит в краткости ответов и в затруднении составить вопросы так, чтобы можно было отвечать на них только словом "да" или "нет".

Предположим, что спрашивают духа: чего желаешь ты? Он не может на это отвечать иначе как целой фразой. Тогда надо обратить вопрос так: желаешь ли ты того-то? - Нет. - Того-то? - Да. И т.д.

§140. Нужно отметить, что и при употреблении этого способа дух часто присоединяет некоторого рода мимику, т.е. он выражает энергию утверждения или отрицания силой ударов. Он выражает также свойства чувств, которые им овладевают: нетерпение - отрывистым движением; гнев -резкими, сильными ударами (подобно человеку, топающему ногой), а иногда даже опрокидыванием стола. Если он благосклонен и вежлив, то в начале и в конце сеанса он наклоняет стол в виде поклона. Если желает обратиться прямо к кому-нибудь из общества, он направляет стол к нему с кротостью или силой, смотря по тому, желает ли выразить ему любовь или антипатию. Это, собственно говоря, есть сематология, или язык знаков, как типтология - язык ударов. Вот замечательный пример самопроизвольного употребления сематологии.

Один знакомый нам господин, оставаясь однажды в комнате, где другие занимались явлениями, получил от нас письмо. В то время, когда он читал его, столик, служивший для опытов, вдруг направился к нему. Окончив чтение, господин пошёл положить письмо на стол, находившийся в другом конце комнаты. Столик последовал за ним и направился к столу, на котором лежало письмо. Удивясь этому, наш знакомый подумал, что между этим движением и письмом должна существовать какая-нибудь связь. Он спрашивает духа, и тот отвечает, что он

наш домашний дух. Когда господин этот известил нас о данном обстоятельстве, мы, в свою очередь, просили этого духа сказать нам, что побудило его посетить этого господина. Он отвечал: "Очень естественно, что я посещаю тех особ, с которыми вы в сношении, чтобы в случае нужды быть в состоянии подать вам, равно как и им, нужные советы."

Очевидно, что дух желал привлечь внимание этого господина и искал случая дать ему знать о себе, кто он такой. Немой не исполнил бы этого лучше.

§141. Типтология не замедлила усовершенствоваться и обогатилась средством сообщения более полным. Это средство есть типтология азбучная. Она состоит в означении букв азбуки посредством числа ударов. Таким образом можно получить слова, фразы и даже целые разговоры. Следуя этой методе, стол бьёт столько ударов, сколько нужно для обозначения каждой буквы, т.е. один удар для "а", два для "б" и так далее. В это время записывают буквы по мере того, как оне обозначаются. Когда дух кончит, то даёт об этом знать каким-нибудь условным знаком.

Этот образ действий, как можно заметить, слишком медленен и требует много времени для сообщений сколько-нибудь пространных. Однако некоторые имели терпение посредством его получать сообщения, состоявшие из нескольких страниц. Наблюдения дали возможность открыть сокращённый способ, позволивший действовать с известной быстротой.

Сокращённый способ, наиболее употребительный, состоит в следующем. Перед собой помещают азбуку, а также и ряд цифр, означающих единицы. В то время, когда медиум находится у стола, другая особа пробегает последовательно буквы азбуки или цифры. Дойдя до требуемой буквы, стол делает сам собою один удар. Эту букву записывают. Потом снова начинают во 2-й, в 3-й раз сначала и так далее. Если ошиблись в одной букве, дух предуведомляет об этом посредством нескольких ударов или движением стола, и тогда начинают снова. Сообщения получаются довольно скоро при известной привычке. Кроме того, время сокращают тем ещё, что угадывают окончание начатого слова по смыслу фразы. Если остаются в недоумении, то спрашивают у духа, это ли слово он желал поставить, и он отвечает: "да" или "нет".

§142. Все описанные действия могут получаться ещё проще ударами, раздающимися в дереве самого стола, безо всякого движения, как мы изложили это в главе о физических явлениях (§64). Это типтология внутренняя. Не все медиумы способны к этому роду сообщения. Впрочем, этого большей частью можно достигнуть через упражнения, и данный способ имеет двойную выгоду: сообщение идёт быстрее и меньше может подвергаться подозрению. Правда, что и внутренние удары могут быть подделаны медиумом недобросовестным.

Самые лучшие вещи могут быть подделаны, но это ничего не доказывает против действительности явлений. (См. в конце книги главу Шарлатанство и фиглярство).

Какие бы ни были усовершенствования в этом способе сообщения, он никогда не может достигнуть той быстроты и лёгкости, как обыкновенное писание, и потому теперь его очень редко употребляют. Впрочем, иногда он очень любопытен как самый феномен; в особенности для новичков, и имеет то главное преимущество, что доказывает положительно свою совершенную независимость от мысли медиума. Часто получаются ответы столь непредвиденные, столь кстати сказанные, что надо быть очень упрямым, чтобы не согласиться с очевидностью. Для многих они служат могущественным средством убеждения. Но этим путём, так же как и всяким другим, духи не любят подчиняться капризам любопытных, желающих подвергнуть их испытанию неуместными вопросами.

§143. Чтобы лучше удостовериться в независимости феномена от мысли медиума, изобрели различные инструменты, состоящие из циферблатов, на которых начерчены буквы, подобно циферблатам электрических телеграфов. Движущаяся стрелка, приведённая в движение влиянием медиума, с помощью проводника, состоящего из нитки и блока, указывает буквы. Мы знаем эти инструменты только по рисункам и описаниям, опубликованным в Америке.1 Поэтому мы ничего не можем сказать об их достоинствах, но думаем, что самая их сложность есть уже неудобство. Независимость от медиума также хорошо доказывается внутренними ударами и ещё более - непредвиденными ответами, чем всеми матерьяльными ухищрениями. С другой стороны, неверующие, готовые всегда и везде видеть обманы подготовления, усомнятся ещё больше в нарочно приготовленном для этого механизме, чем в первом попавшемся столе без всяких особых приготовлений.

§144. Аппарат, устроенный гораздо проще, но который легко употребить во зло, как мы увидим это в главе об обманах, назван нами столом Жирарден в память об Эмилии де Жирарден, употреблявшей его в своих многочисленных сообщениях, полученных ею как медиумом. Эмилия де Жирарден, несмотря на высокий ум свой, имела слабость верить в духов и в их явления. Этот инструмент состоит из подвижной доски круглого столика в тридцать или сорок сантиметров в диаметре, свободно вращающейся на оси, подобно рулетке. На окружности её, как на циферблате часов, написаны буквы, цифры и слова: "да" и "нет". В центре находится неподвижная стрелка. Медиум кладёт пальцы на край этой доски, она начинает вращаться и останавливается, когда желаемая буква находится против стрелки. Означенные буквы замечают и составляют таким образом слова и фразы.

Нужно заметить, что доска не скользит под пальцами, но что пальцы остаются на доске, следуя за движением её. Может быть, очень сильный медиум мог бы произвести движение, независимое от прикосновения пальцев. Мы считаем это возможным, но нам никогда не случалось быть свидетелями этого. Если б опыт мог производиться таким образом, то он был бы гораздо убедительнее, потому что устранял бы всякую возможность обмана.

§145. Нам остаётся уничтожить ещё одно сильно распространившееся заблуждение, состоящее в том, что всех духов, сообщающихся посредством ударов, смешивают с духами стучащими. Типтология есть средство сообщения, как и всякое другое, и столь же достойна возвышенных духов, как и писание или слово. Следовательно, все духи, как добрые, так и злые, могут употреблять его наравне с другими способами. Они предпочитают, без сомнения, способы более удобные и в особенности более быстрые. Но за неимением карандаша и бумаги они также пользуются обыкновенным говорящим столом, и доказательством этому служит то, что посредством этого способа получались самые высокие сообщения.

Если мы не употребляем его, то не потому, что пренебрегли им, а потому единственно, что как феномен он открыл нам всё, что мы могли узнать. К нашему убеждению он ничего не может больше прибавить, а обширность получаемых нами сообщений требует быстроты, несовместимой с типтологией.

Не все духи, которые стучат, принадлежат к разряду стучащих. Это название должно быть сохранено только за теми, которых называют стучащими по ремеслу и которые с помощью этого способа находят удовольствие делать разные штуки для потехи общества или выводят из

терпения своей докучливостью. От них можно иногда ожидать вещей острых и умных, но никогда глубокомысленных. Относиться к ним с вопросами учёными и философскими - значит терять понапрасну время. Их невежество и низкая степень развития справедливо заслужили им от других духов название фигляров или скоморохов духовного мира. Прибавим к этому, что если они часто действуют сами собой, то нередко они служат также орудием для Духов Высших, когда эти последние желают произвести явления физические.

 ***

1 Эти приборы перешли в Европу, где убедились в их полнейшей бесполезности, как это постоянно бывает с американскими вещами. (Асгарта)

 

 Глава 12

ПНЕВМАТОГРАФИЯ, ИЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ПИСАНИЕ. ПНЕВМАТОФОНИЯ

§146. Пневматография есть писание, произведённое прямо духом, без помощи руки медиума. Она отличается от психографии тем, что эта последняя есть передача мысли духа посредством писания рукой самого медиума.

Феномен непосредственного писания, без сомнения, одно из самых удивительных явлений Спиритизма. Но как ни кажется он невероятным с первого взгляда, в настоящее время это факт доказанный. Если необходима теория, чтобы дать себе отчёт в возможности спиритических феноменов вообще, то оно ещё необходимее для объяснения этого феномена как самого странного из всех, но сверхъестественность которого исчезает, как скоро поймут начало, на котором он основан.

При первом появлении сего феномена господствующее чувство было сомнение. Мысль о плутовстве тотчас пришла в голову. Действительно, каждый знает свойства симпатических чернил, начертанные знаки которых, совершенно невидимые сначала, по прошествии некоторого времени делаются видимыми. Очень легко могли употребить иногда во зло доверенность, и мы не утверждаем, чтобы этого никогда не делалось. Мы даже убеждены, что некоторые из видов корыстолюбия, а другие из простого самолюбия, желая только показать этим своё могущество, употребляли подлог.

Но было бы совершенно безрассудно отвергать существование вещи потому только, что её можно подделать. Не нашли ли в последнее время способа подражать сомнамбулическому ясновидению до такой степени, что почти невозможно не ошибиться? Из того только, что эти фокусники наводняют все ярмарки, нужно ли заключить, что нет действительных ясновидящих? Что некоторые погребщики продают поддельное вино, следует ли заключить, что настоящее вино не существует? То же самое можно сказать и в отношении непосредственного писания. Впрочем, предосторожности, принимаемые для того, чтобы убедиться в действительности этого факта, очень просты и легки, и благодаря им теперь нельзя более сомневаться в действительности этого феномена.

§147. Так как возможность писать без всякого посредства есть одна из принадлежностей духа и так как духи существовали во все времена, то и во все времена производили все феномены, известные нам. Следовательно, и феномены непосредственного писания производились в

древние времена так же, как и теперь. Таким образом можно объяснить появление трёх слов в пиршественном зале Валтасара. В средние века, столь обильные таинственными чудесами, подавленными кострами, должны были знать и непосредственное писание. Может быть, в теории изменений, которые духи могут производить в материи и о которых мы подробно говорили в VIII главе, найдут начало верования в превращение металлов.

Каковы бы ни были результаты, полученные в различные времена, но только с распространением спиритических явлений обратили серьёзное внимание на непосредственное писание. Барон Гульденштуббе, кажется, первый в последнее время познакомил Париж с этим феноменом, издав об этом предмете весьма любопытное сочинение, содержащее множество снимков непосредственного писания, которое он получал.1 Феномен был уже несколько времени известен в Америке. Положение Гульденштуббе в свете, его независимость, уважение, которым он пользуется в высшем кругу, отстраняют неоспоримо всякое подозрение в умышленном подлоге, к которому он не мог иметь никаких побудительных причин. Можно было бы предположить, что он сам был введён в заблуждение. Но на это решительно отвечает факт, что этот же самый феномен достигнут и другими, принимавшими всевозможные предосторожности для предупреждения всякого подлога и всякой причины к заблуждению.

§148. Непосредственное писание достигается, как вообще многие спиритические явления, сосредоточением мысли, молитвою и вызыванием. Его часто получали в храмах, на гробницах, у подножия статуй или изображений тех особ, которых призывали. Но очевидно, что местность не имела другого влияния, как то только, что способствовала большему сосредоточению мыслей. Доказано, что это писание получали и без всей этой наружной обстановки и в местах самых обыкновенных, на простой домашней мебели, если только находились при благоприятных условиях и если пользовались необходимой для этого медиумической способностью.

Вначале предполагали, что с бумагой нужно класть и карандаш. В таком случае это явление могло быть до некоторой степени объяснимо. Известно, что духи производят движение и перемещение предметов, что они их схватывают и бросают иногда в пространство. Следовательно, они могли взять карандаш и начертить им буквы. Так как они приводят его в движение посредством руки медиума, посредством дощечки, то могли сделать то же самое прямо, без всякого посредства. Но вскоре убедились, что присутствие карандаша не необходимо. Достаточно иногда положить простой клочок бумаги, чтобы по прошествии нескольких минут получить начерченные на нём буквы. Здесь феномен полностью изменяет свой вид и вводит нас в совершенно новый порядок вещей. Эти буквы были начерчены каким-нибудь веществом. Так как духу не давали этого вешества, следовательно, он сделал или составил его сам. Но где же он взял это вещество? Вот в чём заключался вопрос.

Если желают теперь обратиться к объяснениям, данным в VIII главе, §§127 и 128, то там найдут полную теорию этого феномена. При этом писании дух не употребляет ни наших матерьялов, ни наших инструментов. Он сам делает и вещество, и инструменты, которые ему нужны, извлекая свои матерьялы из первоначального всемирного элемента, подвергая его по своей воле тем изменениям, которые необходимы для производимого им действия. Таким образом, он может сделать красный карандаш, типографские и обыкновенные чернила точно так же, как и чёрный карандаш и даже печатные буквы с типографской выпуклостью, как это случалось нам видеть. Дочь одного знакомого нам господина, девочка 12 или 13 лет, получила целые страницы, написанные веществом, похожим на пастель.

§149. Вот результат, к которому привёл нас феномен с табакеркой, описанный нами в III главе и о котором мы так распространились, видя в нём случай изучить ближе один из самых важных законов Спиритизма, закон, знание которого может объяснить нам многие тайны даже нашего видимого мира. Таким образом, от явления, повидимому, самого ничтожного может проистекать свет. Всё заключается в том, чтобы наблюдать со вниманием, а это каждый может делать так же как и мы, если только не будет ограничиваться одним наблюдением факта, без разыскания его причин. Если наша вера со дня на день всё более и более укрепляется, то это потому, что мы понимаем. Заставьте понимать, если вы хотите приобрести серьёзных последователей. Понимание причин имеет ещё и другой результат: оно даёт возможность отличать истину от суеверия.

Если мы будем рассматривать непосредственное писание в отношении пользы, которую оно может доставить, то мы должны сказать, что главная польза его состоит в том, что оно дало матерьяльное доказательство важного факта, а именно, участия тайной силы, которая нашла в непосредственном писании новое средство для своего проявления. Но получаемые этим способом сообщения редко бывают пространны. Они вообще самопроизвольные и состоят из слов, изречений, а часто и из непонятных знаков. Их получают на всех языках, в том числе на греческом, латинском, арабском, в иероглифах. Этот способ не доставляет ещё сообщений, столь последовательных и быстрых, какие доставляет психография, или писание посредством руки медиума.

Пневматофония

§150. Духи, могущие производить шум и удары, могут также производить около нас в воздушном пространстве крики всякого рода и гортанные звуки, подражающие человеческому голосу. Этот феномен мы называем пневматофония.

После того, что нам известно относительно свойств духов, мы можем думать, что некоторые из них, когда они принадлежат к низшим разрядам, заблуждаются сами и воображают, будто они говорят так, как делали это при жизни. (См. "Revue Spirite", февраль 1858г., Revenant de mademoiselle Clairon.)2

Во всяком случае, надо остерегаться принимать за тайный голос все слышимые звуки, причина которых неизвестна, или простой звон в ушах, и в особенности верить, что есть хотя малейшая искра правды в общепринятом веровании, будто бы звон в ухе предваряет нас, что о нас говорят где-нибудь. Этот звон, причина которого чисто физиологическая, не имеет никакого смысла, тогда как пневматофонические звуки выражают мысли, и только по этому можно признать, что они имеют причину разумную, а не случайную. Можно взять за правило, что одни только явно разумные явления обнаруживают участие духов. Что же касается до других, то можно считать сто шансов против одного, что они происходят от причин случайных.

§151. Часто случается, что во время дремоты очень внятно слышим произнесённые слова, имена, иногда даже целые фразы, и так громко, что это нас будит. Хотя в некоторых случаях это может быть действительное явление, но этот феномен не имеет ничего достаточно положительного, чтобы нельзя было отнести его также к причине, сходной с той, которую мы изложили в теории галлюцинаций (гл. III и след.). То, что слышат таким образом, не имеет никаких последствий; но было бы совсем другое, если б это случилось во время бодрствования, потому что если бы это было действие духа, то можно было бы обменяться с ним мыслями и регулярно вести беседу.

Спиритические или пневматофонические звуки производятся двумя совершенно различными способами. Иногда внутренний голос раздаётся в сознании. Несмотря на то, что слова ясны и внятны, в них нет ничего матерьяльного. Иногда же бывают наружные и так же внятно произнесённые слова, точно они сказаны кем-нибудь стоящим подле нас.

Каким бы способом ни производился пневматофонический феномен, он почти всегда бывает самопроизвольный и только в весьма редких случаях может быть вызван.

 ***

1 "La Realite des Esprits et de leurs manifestations, demontree par le phenomene de l'ecriture directe. Par M. le baron de Guldenstubbe; 1 vol. in 8. avec 15 planches et 93 fac-simile. Prix 8 fr., chez Franck, rue Richelieu. Se trouve aussi chez Ledoyen. (A.K.)

2 M-lle Клерон была известной трагической актрисой театра "Комеди Франсэз" в пятидесятых годах прошлого века. В неё безумно влюбился г-н С. из Бретани. Не встречая взаимной страсти, он от огорчения заболел и умер. После того он стал преследовать молодую женщину сильными криками, стуками и даже звуками, похожими на выстрел из ружья. Все эти явления продолжались 2,5 года и происходили в определённый час. Весь Париж занимался этой историей. Г-н С. вёл себя так, как будто он ещё жил. На это и указывает Кардек. (Асгарта)

 

Глава 13

ПСИХОГРАФИЯ

§152. Спиритическая наука сделала успехи, как и все другие, и даже гораздо быстрее других. Только несколько лет1 едва отделяет нас от тех первоначальных и несовершенных способов, которые названы были "говорящими столами", а мы уже можем сообщаться с духами так же легко и быстро, как делают это люди между собою, и теми же средствами: письмом и словом. Письмо имеет то преимущество, что доказывает более матерьяльным образом участие тайной силы и оставляет следы, которые мы сохраняем, так же как это делаем с нашей перепиской. Первый употребительный способ был дощечки и корзинки, снабжённые карандашом. Вот их устройство.

§153. Мы сказали, что особа, одарённая необходимой для этого способностью, может сообщить круговращательное движение столу или другому какому-нибудь предмету. Возьмём вместо стола корзинку величиной от 4 до 5 вершков в диаметре (будет ли она деревянная или плетёная, это всё равно, вещество не имеет влияния). Если пропустим теперь карандаш сквозь дно корзинки, твёрдо укрепив его, так чтобы очинённый конец его был вне её, и будем держать её в равновесии на конце карандаша, находящегося на бумаге, положив пальцы на край корзинки, то она начнёт двигаться. Но вместо того, чтобы вертеться, она будет водить карандаш по бумаге в разных направлениях и чертить ничего не значащие линии и буквы.

Если дух вызван и захочет сообщаться, то он будет отвечать не ударами, как в типтологии, а писаными словами. Движение коробки является уже не автоматическим, как в вертящихся столах, а разумным. При таком устройстве карандаш, окончив строку, не возвращается назад для начатия новой. Он продолжает двигаться по кругу, так что строки письма представляют спиральную линию, и чтобы прочесть написанное, нужно поворачивать лист несколько раз. Письмо, таким образом полученное, не всегда разборчиво, потому что слова не отделены одно от другого; но медиум, по некоторого рода наитию, разбирает его легко. Из экономии вместо бумаги и карандаша можно употребить аспидную доску и грифель. Мы называем эту корзинку корзинка-волчок. Корзинку заменяют иногда четвероугольной картонной коробочкой. Карандаш составляет её ось, как в игрушке, называемой юлой.

§154. Много других приборов придумано было для той же цели. Самый удобный из них - корзинка с рожком. Устройство её состоит в следующем.

К корзинке приделывают деревянный наклонный прут, выдающийся с одной стороны корзинки на 2,5 или на 3,5 вершка в положении бугшприта на корабле. Через отверстие, сделанное в конце этого прута, или рожка, продевают карандаш так, чтобы он чиненным своим концом упирался в бумагу. Когда медиум держит свои пальцы на краях корзинки, то весь аппарат начинает двигаться и карандаш пишет, как в предыдущем случае, с той только разницей, что здесь письмо бывает более разборчиво, слова отделены одно от другого и строки идут не спирально, а следуют одна за другой, как в обыкновенном писании, потому что медиум легко может переводить карандаш с одной стороны на другую. Таким образом получаются целые рассуждения в несколько страниц столь же быстро, как если бы писались прямо рукой.

§155. Разумное существо, которое действует здесь, проявляется часто другими знаками, довольно явственными. Дойдя до конца страницы, карандаш самопроизвольно делает движение, чтобы перевернули лист. Если дух хочет отнестись к прежде сказанному им на этой странице или на другой, он ищет это место концом карандаша, как мы это делаем пальцем, и потом подчёркивает эти слова. Если, наконец, дух желает обратиться к кому-нибудь из присутствующих, то конец прута направляется к этому лицу. Для сокращения он выражает часто слова "да" и "нет" знаками утверждения или отрицания, какие мы делаем обыкновенно головой. Если он желает выразить гнев и нетерпение, то бьёт несколько раз концом карандаша и часто ломает его.2

§156. Вместо коробки некоторые употребляют небольшой столик, нарочно для этого сделанный, длиною от 3 до 4 вершков и вышиной от 1,5 до 2; столик этот о трёх ножках, из которых в одну вделан карандаш, остальные две закруглены или оканчиваются костяными шариками, чтобы столик легче двигался по бумаге.

Другие употребляют просто дощечку от 4 до 5 вершков, квадратную, треугольную или овальную. На одном из концов проделано отверстие для вставливания карандаша. Он находится в наклонном положении и одной стороной опирается на бумагу. К той стороне, которая лежит на бумаге, иногда приделывают колёсца для облегчения движения. Понятно, впрочем, что все эти устройства не заключают в себе ничего важного. Самое удобное из них и есть самое лучшее.

Со всеми этими снарядами всегда почти нужно быть вдвоём, но нет надобности, чтобы другой был одарён медиумической способностью. Он служит единственно для того, чтобы поддерживать снаряд в равновесии и доставить медиуму удобство.

§157. Мы называем психографией непрямое писание, т.е. полученное с помощью этих снарядов, в противоположность психографии прямой, или ручной, т.е. писанию, полученному непосредственно рукой медиума. Чтобы понять этот последний способ, надо дать себе отчёт в том, что происходит во время этого процесса.

Посторонний сообщающийся дух действует на медиума. Этот последний под его влиянием двигает машинально свою руку, чтобы писать, не имея (как это большей частью бывает) ни малейшего сознания о том, что он пишет. Рука действует на корзинку, а корзинка на карандаш. Таким образом, корзинка не делается разумной. Она становится орудием, управляемым разумной волей. И действительно, она есть не что иное, как ручка карандаша, добавление к руке, посредник между рукой и карандашом. Отнимите её и возьмите карандаш в руку, результат будет тот же, но с механизмом более простым, потому что медиум тогда пишет точно так, как он делает это при обыкновенных условиях.

Итак, каждый, кто пишет посредством корзинки, дощечки или другого предмета, может писать прямо. Из всех способов сообщения писание рукой, называемое некоторыми невольным писанием, есть, без сомнения, способ самый простой, лёгкий и удобный, потому что не требует никаких приготовлений и как беглое писание представляет все удобства к самым пространным сообщениям. Мы возвратимся к этому предмету, когда будем говорить о медиумах.

§158. При начале явлений, когда имели ещё не столь ясное понятие об этом предмете, многие сочинения вышли под названиями: "сообщения корзинки", "сообщения дощечки", "сообщения говорящих столов" и т.д.

В настоящее время можно понять, до какой степени эти выражения неудовлетворительны и ложны, не говоря уже о недостаточно серьёзном характере этих сообщений. Действительно, как мы видели, столы, дощечки и корзинки не орудия разумные, хотя и одушевлены на время искусственной жизнью. Они ничего не могут сообщить сами собой. Это значит принимать действие за причину, инструмент за исполнителя. Это всё равно, как если автор поместил бы на заглавном листе своего сочинения, что оно написано стальным или гусиным пером. К тому же эти орудия не составляют необходимости. Мы знали одного господина, который вместо корзинки-волчка, описанной нами, употреблял воронку, в устье которой он вставлял карандаш. Следовательно, можно было бы получать сообщения кастрюли или салатника. Если эти сообщения даны посредством ударов и если удары эти были сделаны стулом или палкой, то это был бы не говорящий стол, а говорящий стул или палка. Здесь важно знать не устройство инструмента, а способ получения сообщений. Если сообщение получено посредством писания, то какая бы вещь ни была ручкой карандаша, для нас это будет психография. Если посредством ударов, - это типтология.

Так как Спиритизм принимает размеры науки, то ему нужен и язык науки.

 ***

1 Говорящие столы явились в 1849 г., а эти строки написаны в 1859 г. (Асгарта)

2 Это верный признак того, что проявившийся дух низкого развития. Высокий дух всегда спокоен и ничем не выражает своих страстей, от которых уже избавился. (Асгарта)

 

Глава 14

О МЕДИУМАХ

§159. Всякий, кто чувствует в какой бы то ни было степени влияние духов, по этому самому уже медиум. Эта способность врождена человеку и, следовательно, не есть исключительная привилегия избранных. Вот почему мало встречается людей, у которых не было бы зачатков этой способности. Можно сказать, что почти все люди медиумы.

Несмотря на то, принято давать это название только тем, у которых медиумическая способность обнаруживается очевидными явлениями, что зависит уже от организации, более или менее чувствительной. Нужно заметить между прочим, что эта способность проявляется не у всех одинаковым образом. Медиумы обыкновенно имеют особенную способность к тому или другому роду феноменов, что составляет между ними столько же разнообразия, сколько есть родов явлений.

Главнейшие видоизменения следующие: медиумы для физических явлений, медиумы чувствующие или впечатлительные, слышащие, говорящие, видящие, сомнамбулы, целители, пневматографы, медиумы пишущие, или психографы.

1. Медиумы для физических явлений

§160. Медиумы для физических явлений более способны производить матерьяльные феномены, как-то: движение неподвижных тел, шум, стук. Их можно разделить на медиумов произвольных и медиумов невольных. (См. 2-ю часть, гл. II и IV).

Медиумы произвольные - те, которые сознают свою особенность и которые производят спиритические феномены действием своей воли. Хотя эта способность, как мы сказали, и свойственна человеческому роду, но далеко не все обладают ею в одинаковой степени. Если мало таких лиц, у которых эта способность не существовала бы вовсе, то лиц, способных производить значительные явления, как, например, приведение твёрдых тел в висячее положение в пространстве, поднятие на воздух и в особенности произведение явлений, видимых для нашего глаза, ещё меньше.

Явления самые простые суть круговращательное движение предмета, удары, производимые поднятием этого предмета или слышимые внутри самого вещества. Не придавая особенной важности этого рода феноменам, мы, однако же, советуем не пренебрегать ими. Они могут доставить случай к любопытным наблюдениям и содействовать убеждению. Замечательно, что к матерьяльным явлениям редко бывают способны те, которые располагают более совершенными способами сообщения, как-то: написанием или словесной беседой. Вообще способность эта уменьшается по мере того, как другая развивается.

§161. Медиумы невольные, или природные, суть те, влияние которых обнаруживается без их ведома. Они не сознают вовсе своей силы, и часто всё, что происходит вокруг них, не кажется им необыкновенным. Это составляет их принадлежность точно так, как есть особы, одарённые двойным зрением, которые вовсе этого не подозревают. Эти субъекты заслуживают наблюдения, и не должно упускать случаев собирать и изучать факты, когда они представляются; эта способность проявляется во всяком возрасте, и даже часто у детей. (См. выше, гл. V, Явления физические самопроизвольные).1

Эта способность сама по себе не есть признак состояния патологического, потому что совместима с совершенно здоровым состоянием тела. Если тот, кто ею пользуется, болен, то это происходит от иных причин, и потому терапевтические средства не могут уничтожить её. Она может иногда быть сопровождаема некоторым органическим расслаблением, но никогда не может быть прямой причиной этого расслабления. Следовательно, неблагоразумно опасаться её. В гигиеническом отношении она в таком только случае может быть вредна, если особа, сделавшаяся произвольным медиумом, будет употреблять эту способность во зло, потому что тогда будет слишком много отделяться жизненного тока и вследствие этого может произойти ослабление органов.

§162. Ум возмущается при мысли о нравственных и телесных мучениях, которым наука подвергала иногда слабые и нежные существа с целью удостовериться, нет ли с их стороны какого-либо подлога. Эти опыты, сделанные большей частью с неблагожелательностью, всегда вредны для чувствительных организаций. Делать подобные испытания - значит играть жизнью. Добросовестный наблюдатель не имеет надобности прибегать к подобным средствам. Тот, кто свыкся с феноменами этого рода, знает очень хорошо, что они более относятся к разряду феноменов психических, чем физических, и что напрасно стали бы искать разрешения их в наших точных науках.

По одному тому, что эти феномены относятся к разряду явлений психических, нужно всеми мерами стараться избегать того, что может раздражать воображение. Все знают, какие несчастья может причинить страх, и было бы лучше, если бы знали все случаи сумасшествия и падучей болезни, которые произошли от рассказов о ведьмах и оборотнях. Что же будет, если станут уверять, что тут действует дьявол? Те, которые внушают подобные идеи, не знают, какую они берут на себя ответственность: они могут стать убийцами.

Кроме того, опасность существует не только для того лица, которое стращают. Она может также распространяться и на окружающих: некоторые могут быть напуганы мыслью, что их дом есть притон демонов. Это пагубное верование было причиной множества жестокостей во времена невежества. Между тем, рассуждая сколько-нибудь логично, могли бы понять, что, сжигая тело, признаваемое одержимым бесом, они не сжигали самого беса. Так как желали отделаться от беса, то следовало уничтожить его самого. Спиритическое Учение, открыв нам истинную причину всех этих феноменов, оказывает ему милость. Итак, вместо того чтобы возбуждать подобную идею, нужно - и даже это обязанность морали и человеколюбия - опровергать её, если б она и существовала. Если медиумическая способность начнёт в ком-либо развиваться самопроизвольно, то надо предоставить этот феномен его естественному ходу: природа благоразумнее человека. К тому же Провидение имеет свои виды, и самый ничтожный человек может сделаться орудием исполнения самых великих планов. Но нужно сознаться, что феномен этот достигает иногда размеров утомительных и несносных для окружающих;2 в этих случаях вот что нужно делать.

В V главе, о явлениях физических самопроизвольных, мы уже дали некоторые советы по этому предмету, сказав, что нужно стараться войти в сношение с духом, чтобы узнать от него, чего он желает. Следующее средство основано на наблюдении.

Невидимые существа, заявляющие своё присутствие физическими явлениями, вообще суть духи низшего разряда, которых можно покорить психическим воздействием. Эту-то нравственную власть и нужно стараться приобрести.

Чтобы достигнуть этого влияния, надо заставить субъекта перейти из состояния медиума природного в состояние медиума произвольного. Тогда происходит действие подобное тому, какое бывает в сомнамбулизме. Известно, что натуральный сомнамбулизм прекращается, когда его заменяет сомнамбулизм магнетический. Способность души освобождаться на время тем не прекращается, ей только даётся другое направление.

То же самое бывает и с медиумической способностью. Для чего, вместо того чтобы препятствовать феноменам, в чём редко преуспевают и что не всегда может быть безопасно, надо побуждать медиума производить их по собственной его воле, заставляя духа повиноваться. Этим средством он может подчинить его, и из властителя, нередко тирана, сделать его существом подчинённым и иногда весьма покорным. Здесь нужно заметить, и это оправдывается опытом, что в подобном случае ребёнок имеет столько же, а частью и более власти, чем старик: новое доказательство в подтверждение того главного пункта Учения, что дух может быть ребёнком только телом и что он сам по себе имел необходимое развитие, предшествовавшее настоящему его воплощению и могущее дать ему власть над духами, которые ниже его.

Делать нравственные наставления духу посредством советов третьего лица, могущего иметь влияние и опытного, если сам медиум не в состоянии этого сделать, есть часто средство весьма действенное. Мы возвратимся к этому позже.

§163. К этой категории медиумов, повидимому, принадлежат особы, одарённые естественным электричеством, производящие посредством одного прикосновения притяжение и отталкивание предметов. Впрочем, на них нельзя смотреть как на медиумов, потому что действительный медиумизм заставляет предполагать непосредственно вмешательство духа. В этом же случае наблюдения доказали, что электричество есть единственный деятель этих феноменов. Эта странная способность, которую почти можно назвать болезнью, может иногда соединяться с медиумизмом, как это видно из истории стучащего духа в Бергцаберне. Часто она бывает совершенно независима. Единственное доказательство вмешательства духов, как мы сказали, есть разумный характер явлений. Когда же характер этот не обнаруживается, то смело можно приписывать явления причинам физическим.

Остаётся узнать, имеют ли электрические особы больше других способность сделаться медиумами для физических явлений. Мы думаем, что да. Но только одни наблюдения могут решить этот вопрос.

2. Медиумы чувствующие, или впечатлительные

§164. Так называют особ, способных чувствовать присутствие духов посредством неясного впечатления, особенного рода ощущения во всех членах, в котором они сами не могут дать себе отчёта. Это видоизменение медиумов не имеет резкого характера. Все медиумы впечатлительны. Поэтому впечатлительность скорее качество общее, чем частное. Это способность первоначальная, необходимая для развития всех прочих. Но она отличается от впечатлительности нервных людей, с которой её не нужно смешивать. Есть особы, не имеющие слабых нервов и которые более или менее чувствуют присутствие духов, между тем как другие с весьма раздражительной натурой не чувствуют его вовсе. Эта способность развивается вследствие привычки, и можно приобрести такую чувствительность, что тот, кто ею одарён, узнает по чувствуемому им впечатлению не только хорошую или дурную натуру духа, находящегося подле него, но даже и его индивидуальность, как слепой узнаёт, неизвестно почему, приближение той или иной особы. Добрый дух всегда делает впечатление нежное и приятное, злой же, напротив, тягостное, беспокойное и неприятное. Это как бы некоторого рода ощущение чего-то нечистого.

3. Медиумы слышащие

§165. Они слышат голоса духов. Иногда, как мы сказали, говоря о пневматофонии, это бывает внутренний голос, который слышит душа. Иногда же это голос наружный, ясный и внятный, как голос живого человека. Таким образом, медиумы слышащие могут вступать в разговор с духами. Если они привыкли сообщаться с известными духами, то тотчас же узнают их по звуку их голоса. Если кто сам не одарён этой способностью, тот может сообщаться с духом через посредство медиума слышащего, который в таком случае исполняет должность переводчика.

Эта способность очень приятна, когда медиум слышит только добрых духов или тех только, которых сам призывает. Но не то бывает, когда какой-нибудь злой дух привязывается к медиуму и заставляет его слышать вещи самые неприятные, а иногда и самые неприличные. В таком случае надо стараться от него отделаться с помощью средств, которые мы укажем в главе об одержании.

4. Медиумы говорящие

§166. Медиумы слышащие, которые только передают то, что слышат, собственно не медиумы говорящие. Эти последние очень часто ничего не слышат. У них дух действует на органы речи точно так же, как он действует на руку медиумов пишущих. Дух, желая сообщаться, пользуется из всех органов медиума тем органом, который легче поддаётся его влиянию. У одного он заимствует руку, у другого речь, у третьего - слух. Медиум говорящий изъясняется вообще, не сознавая сам, что говорит, и часто говорит такие вещи, которые совершенно выходят из круга обыкновенных его идей, его познаний и даже его умственных способностей. Хотя в это время он бывает совершенно бодрствующим и в состоянии нормальном, но редко помнит то, что говорил. Словом, язык его есть орудие, которым пользуется дух, а с ним постороннее лицо может войти в сношение точно так же, как бы оно могло это сделать через посредство медиума слышащего. Пассивность медиума говорящего не всегда бывает одинакова. Есть такие, которые сознают то, что говорят, даже в ту самую минуту, когда произносят слова. Мы возвратимся к этому видоизменению, когда будем говорить о медиумах сознательных.

5. Медиумы видящие

§167. Видящие медиумы одарены способностью видеть духов. Некоторые из них пользуются этой способностью в нормальном состоянии, во время совершенного бодрствования и сохраняя точное воспоминание виденного; другие же только в состоянии сомнамбулическом. Эта способность редко бывает постоянна. Она проявляется почти всегда только по временам. В разряд медиумов видящих можно поместить всех особ, одарённых двойным зрением. Возможность видеть духов во сне происходит, без сомнения, от некоторого рода медиумизма, но не составляет ещё, собственно говоря, медиумов видящих. Мы объясним этот феномен в главе VI о явлениях видимых.

Видящие медиумы, точно так же как и одарённые двойным зрением, думают, что видят глазами. В действительности же видит их душа, и вот почему они видят так же хорошо с закрытыми глазами, как и с открытыми. Из этого следует, что и слепой может видеть духов. В этом отношении было бы очень интересно исследовать, чаще ли встречается эта способность у слепых, чем у одарённых зрением. Духи, которые во время телесной жизни были слепыми, говорили нам, что душой видели некоторые вещи и что они не постоянно были погружены в совершенный мрак.

§168. Нужно отличать видения случайные и самопроизвольные от так называемой способности видеть духов. Первые повторяются довольно часто, в особенности в минуту смерти особ, которых мы любили или знали и которые являются известить нас, что оне не принадлежат уже к этому миру. Есть множество примеров подобных фактов, не говоря уже о видениях, являющихся во сне. Иногда это бывают также родные или друзья, которые хотя и умерли давно, но являются для того, чтобы или предупредить нас об опасности, или подать нам совет, или, наконец, попросить услуги. Услуга, которую может попросить дух, состоит большей частью в исполнении того, чего дух не мог сделать при жизни, или же в наших молитвах о нём. Эти явления духов - отдельные факты, имеющие всегда индивидуальный и личный характер, и не составляют медиумической способности как таковой. Способность эта заключается в возможности видеть, если не постоянно, то по крайней мере очень часто, различных духов, даже совершенно посторонних нам.

Из числа медиумов видящих некоторые видят только вызываемых духов, которых они могут описать с величайшей точностью. Они описывают со всеми подробностями их жесты, выражение

и черты лица, костюм и даже чувства, которыми духи, повидимому, одушевлены. У других же эта способность более обща. Они видят всё духовное население, которое суетится, ходит взад и вперёд, как бы занятое своими делами.

§169. Однажды вечером мы вместе с одним медиумом видящим слушали оперу "Оберон". В зале много мест пустовало. Из них некоторые были заняты духами, которые, повидимому, также принимали участие в спектакле: одни из них подходили к зрителям и, казалось, слушали их разговоры.

На сцене происходило другое зрелище. Позади актёров духи весёлого нрава забавлялись, передразнивая их, подражая их жестам и представляя их в смешном виде. Другие, более серьёзные, казалось, воодушевляли актёров и старались придать им энергии. Один из них постоянно находился подле главной певицы.

Мы думали, что он находится при ней с какими-нибудь легкомысленными намерениями. Когда занавес опустился, мы его позвали, и он упрекнул нас с некоторой строгостью в нашем дерзком о нём суждении.

- "Я не то, за что вы меня принимаете, - сказал он, - я её направник и дух-покровитель, мне поручено руководить ею."

После нескольких минут разговора довольно серьёзного, он оставил нас, сказав:

- "Прощайте; она в своей ложе. Мне надо опекать её."

Мы вызвали потом духа Вебера, автора оперы, и спросили его, что он думает об исполнении его творения.

- "Не так уж дурно, - отвечал он, - но как-то вяло. Актёры просто поют, и не более того. Нет вдохновения. Погодите, - прибавил он, - я всё-таки попробую придать им священного огня!"

Тогда его увидели на сцене, носящимся над актёрами. Казалось, из него исходил ток и изливался на них. В эту минуту заметно было, что они пели с гораздо большим воодушевлением.

§170. Вот другой факт, доказывающий влияние, какое духи могут иметь на людей без их ведома. Мы были, как и в тот вечер, в театре, только с другим медиумом видящим. Начав разговор с одним духом-зрителем, он сказал нам:

- "Вы видите этих двух дам, сидящих одних в ложе первого яруса? Я сделаю так, что оне оставят залу."

Сказав это, дух удалился, и его увидели сидящим в той ложе и говорящим обеим дамам. Вдруг эти дамы, бывшие весьма внимательными к спектаклю, взглянули друг на дружку, казалось, посоветовались между собой, потом вышли и не возвращались более. Дух сделал нам тогда комический жест, чтобы показать, что он сдержал слово. Но мы более его не видели и не могли расспросить его о подробностях.

Таким образом, мы много раз были свидетелями той роли, какую играют духи между людьми. Мы наблюдали их в различных местах, в собраниях, на балу, в концерте, во время проповедей, на похоронах, на свадьбах и всегда находили их разжигающими дурные страсти, внушающими

раздор, подстрекающими к ссорам и восхищающимися своими подвигами. Другие, напротив, старались отклонять это вредное влияние, но редко случалось, чтобы их слушали.

§171. Способность видеть духов, без сомнения, может развиваться, но это одна из таких способностей, развития которой лучше выжидать, чтобы она произошла естественным образом, чем возбуждать её, если не желают подвергнуться обманам собственного воображения. Если зародыш этой способности существует, то она проявится сама собой. Вообще надобно быть довольным теми способностями, которыми Бог нас наделил, не гонясь за невозможным. Желая получить многое, рискуем потерять и то, что имеем.

Когда мы сказали, что самопроизвольные видения духов повторяются довольно часто, то не хотели сказать этим, что явления эти обыкновенны. Что же касается до медиумов видящих, то они встречаются ещё реже, и нужно с осторожностью доверять тем, которые говорят, будто обладают этой способностью. Благоразумнее всего верить только положительным доказательствам. Мы говорим здесь не о тех, которые видят шарообразных духов, описанных нами в §108, а только о тех, которые видят духов действительных.

Некоторые особы могут, без сомнения, обманываться весьма чистосердечно, но другие могут также обманывать из самолюбия или для своей выгоды. В таком случае нужно принимать во внимание характер, нравственную сторону и чистосердечие человека. Но лучшей поверкою в этом случае могут быть подробности портрета духа, описываемого медиумом, духа, которого он при жизни его не знал. Вот пример этому.

Одна вдова, с которой умерший муж сообщается очень часто, встретилась однажды с видящим медиумом, который не знал ни её, ни её семейства. Медиум говорит ей:

- Я вижу духа подле вас.

- Ах, - отвечает дама, - это, вероятно, мой муж. Он почти никогда не оставляет меня.

- Нет, - говорит медиум, - это женщина преклонных лет; на ней странный убор. На лбу у неё белая повязка.

По этой подробности и по другим приметам, описанным медиумом, дама узнала свою бабку, о которой она вовсе не думала в эту минуту. Если б медиум не имел действительной способности ясновидения, то ему было бы очень легко поддержать мысль этой дамы, между тем как вместо мужа, о котором думала дама, он видит женщину со странным головным убором, который никак не мог прийти ему в голову. Этот факт доказывает ещё, что способность видящего медиума не есть отражение какой-либо посторонней мысли. (См. §102).

6. Медиумы-сомнамбулы

§172. Сомнамбулизм можно рассматривать как видоизменение способности медиумической или, лучше сказать, это два рода феноменов, которые очень часто соединяются вместе. Сомнамбула действует под влиянием собственного духа. Её душа в минуты своего освобождения видит, слышит и ощущает вне пределов чувств. То, что она выражает, она черпает в самой себе. Её идеи вообще бывают более верны, чем в нормальком положении, её познания более обширны, потому что душа её свободна. Одним словом, она живёт отчасти жизнью духов.

Медиум, напротив, есть орудие разума постороннего. Всё, что он говорит, не от него происходит. Сомнамбула выражает свою собственную мысль, а медиум - мысль другого. Но дух, который сообщается с медиумом обыкновенным, точно так же может сообщаться и с сомнамбулой. Часто даже освобождённое состояние души во время сомнамбулизма делает это сообщение более лёгким. Многие сомнамбулы очень хорошо видят духов и описывают их с такой же точностью, как и медиумы видящие. Оне могут с ними разговаривать и передавать нам их мысли. Их сообщения, превышающие их личные познания, часто бывают внушаемы им другими духами. Вот замечательный пример, в котором двойное действие духа сомнамбулы и духа постороннего обнаруживается самым явным образом.

§173. Один из наших друзей имел сомнамбулу, мальчика 14 или 15 лет, ума очень обыкновенного и образования весьма ограниченного. Несмотря на это, во время сомнамбулизма он обнаруживал чрезвычайно светлый ум и большую прозорливость. В особенности он отличался в лечении болезней и произвёл большое число исцелений, считавшихся чудесными. Однажды, давая консультацию одному больному, он описал болезнь его с совершенной точностью.

- Это не всё ещё, - сказали ему, - надо теперь прописать лекарство.

- Я не могу, - отвечал он, - моего ангела-доктора нет здесь.

- Кого ты разумеешь под именем ангела-доктора?

- Того, который диктует мне лекарства.

- Разве не ты видишь лекарства?

- О, нет; потому-то я вам говорю, что их диктует мне мой ангел-доктор.

Таким образом, в этом случае видеть болезнь было действием собственного духа сомнамбулы, который для этого не имел надобности ни в чьей помощи. Назначение же лекарств указывал ему другой; этого другого не было, и он ничего не мог сказать. Один он был только сомнамбула. Вспомоществуемый тем, кого он называл "своим ангелом-доктором", он был медиум-сомнамбула.

§174. Сомнамбулическое ясновидение есть способность, свойственная организму и вовсе не зависящая ни от возвышенности, ни от развития и ни даже от нравственного состояния субъекта. Сомнамбула может быть ясновидящей и вместе с тем неспособной разрешать некоторые вопросы, если дух мало развит. Итак, та, которая говорит сама собою, может говорить вещи хорошие или дурные, истинные или ложные, быть более или менее деликатна и разборчива в своих действиях, смотря по большей или меньшей степени возвышения её собственного духа. В таком-то случае помощь постороннего духа может заменить недостаточность её познаний. Но сомнамбуле, точно так же, как и медиуму, может помогать дух-обманщик, легкомысленный и даже злой. Здесь-то в особенности нравственные качества имеют большое влияние для того, чтобы привлекать духов добрых. (См. "Книгу Духов". Сомнамбулизм, N 425 и дальше гл. о нравственном влиянии медиума).

7. Медиумы-целители

§175. Об этом роде медиумов мы упомянем здесь только для памяти, потому что этот предмет требует изложения слишком обширного для нашей рамки: мы знаем, впрочем, что один медик из друзей наших имеет намерение трактовать об этом предмете в особом медицинском сочинении о внушении.

Мы скажем только, что этот род медиумизма состоит в даре, которым обладают некоторые лица, исцелять прикосновением, взглядом, даже жестом без помощи всякого лекарства. Многие, без сомнения, скажут, что это не что иное, как магнетизм. Очевидно, что магнетический ток играет здесь большую роль. Но когда рассматривают этот феномен с вниманием, то без труда замечают, что здесь есть ещё что-то другое.

Обыкновенное магнетизирование есть врачевание последовательное, правильное и методическое. Это же делается совершенно иначе. Все почти магнетизёры способны излечивать, если умеют только приняться за это как следует, тогда как у медиумов-целителей эта способность самопроизвольна и многие из них обладают ею, не слыхав даже о существовании магнетизма. Вмешательство тайной силы, которое обусловливает медиумизм, делается заметным в некоторых случаях.

Оно очевидно, особенно если примут во внимание, что большая часть так называемых медиумов-целителей прибегает к молитве, которая есть не что иное, как вызывание. (См. выше §131).

§176. Вот ответы, полученные нами на вопросы, предложенные духу относительно этого предмета.

Следует ли рассматривать особ, одарённых магнетической силой, как видоизменение медиумов?

- "Вы не можете сомневаться в этом."

Медиум есть посредник между духами и человеком. Магнетизёр же, почерпая силу свою в самом себе, повидимому, не бывает проводником ничьей посторонней силы? Так ли это?

- "Это ошибка. Магнетическая сила находится, без сомнения, в человеке, но она увеличивается действием духов, которых он призывает на помощь. Если ты магнетизируешь с целью излечить, например, и вызываешь доброго духа, принимающего участие в тебе и в твоём больном, то он увеличивает твою силу и твою волю, направляет твой ток и придаёт ему необходимые качества."

Есть, однако, очень хорошие магнетизёры, которые не верят в духов?

- "Ты думаешь, что духи действуют на тех только, кто верит в них? Кто магнетизирует с доброй целью, тому помогают добрые духи. Всякий человек, имеющий желание сделать добро,

призывает их, сам не подозревая этого, равно как желанием зла и дурным намерением он призывает злых духов."

Если бы тот, кто одарён магнетической силой, верил в явления духов, действовал ли бы он чрез это успешнее?

- "Он делал бы такие вещи, которые казались бы вам чудесами."

Действительно ли некоторые особы имеют дар исцелять простым прикосновением, не прибегая к магнетическим приёмам?

- "Наверняка. У вас имеется тому множество примеров."

В этом случае действует ли и магнетизм также или одно только влияние духов?

- "И то, и другое. Эти особы - действительные медиумы, потому что оне действуют под влиянием духов. Но из этого не следует, чтобы оне были медиумы пишущие, как вы понимаете это."

Может ли способность эта передаваться?

- "Способность - нет. Но может передаваться знание условий, необходимых для упражнения этой способности, если она есть. Так, иной мог бы и не подозревать, что имеет её, если бы не думал, что она ему передана."

Можно ли получить исцеление одной молитвой?

- "Да, иногда, если Бог позволяет это. Но может случиться, что больному полезно пострадать ещё, в таком случае вы думаете, что молитва ваша не была услышана."

Есть ли для этого особенные формулы молитв, которые были бы действительнее других?

- "Одно только суеверие может приписывать силу известным словам; и одни только невежественные и лживые духи могут поддерживать подобные идеи, диктуя всевозможные формулы. Впрочем, может случиться, что для людей, мало просвещённых и неспособных понимать вещи чисто духовные, употребление известной формулы будет содействовать увеличению их доверия, но и в этом случае действительна не формула, а вера, усиленная идеей, связанной с употреблением формулы."4

8. Медиумы-пневматографы

§177. Это название дают медиумам, способным получать непосредственное писание. Не все пишущие медиумы наделены этой способностью. Эта способность до сих пор довольно редка. Она, вероятно, развивается от упражнения; но практическая польза её, как мы сказали, ограничивается только тем, что она служит очевидным доказательством участия в явлениях тайной силы. Только опыт может указать, обладают ли этой способностью. Следовательно, можно пробовать и, кроме того, спросить об этом у духа-покровителя посредством других способов сообщения. Смотря по большей или меньшей силе медиума, получают простые черты, знаки, буквы, слова, фразы и даже целые исписанные страницы. Достаточно для этого положить сложенный лист бумаги в какое-либо место или в место, указанное духом, минут на 10, 15, а иногда и на более долгое время. Молитва и сосредоточение мыслей есть необходимое условие. Поэтому почти невозможно что-нибудь получить в обществе лиц, недостаточно серьёзных или которые не будут воодушевлены чувством симпатии и благосклонности. (См. теорию непосредственного писания, гл. VIII, "Лаборатория невидимого мира", §127 и след. и гл. XII, "Пневматография").

***

1 В Индии институт медиумов представляет государственное учреждение и потому стоит высоко. Каждый родившийся ребёнок должен быть исследован брамином прихода. О каждом ребёнке с медиумическими способностями делается соответствующее заявление, и он берётся в пагоду для обучения. Йоги и махатмы руководят учением. Первую степень посвящения получают факиры. Факиром может быть только сильный медиум для физических и других явлений. Отсюда понятна их оккультная сила, столь священная в глазах толпы. Сообразно способностям медиумы распределяются по группам. Одни медиумы обладают одними дарами, другие - другими. Многовековая опытность выработала особые приёмы в развитии медиумических способностей. Я не могу здесь более распространяться об этом. (Асгарта)

2 Явление самое необыкновенное в этом роде, как по разнообразию, так и по странности феноменов, конечно, то, которое происходило в 1852 году в рейнской Баварии, в Бергцаберне, около Виссембурга. Оно тем более замечательно, что в одном лице были соединены почти все роды явлений: шум, способность потрясти весь дом, опрокидывание мебели, предметы далеко бросаемые невидимой рукой, видения, сомнамбулизм, каталепсия, электрическое притяжение, крики и звуки, инструменты, играющие сами собой, сообщения разумные и прочее. Не менее важно ещё то, что все эти явления подтверждались в течение почти двух лет многочисленными личными свидетелями, заслуживающими всякого доверия своими познаниями и положением в свете. Достоверный рассказ об этом был напечатан в то время во многих немецких газетах и журналах и особенно в одной брошюре, которую в настоящее время трудно достать. Полный французский перевод этой брошюры можно найти в "Revue Spirite" 1858 года с комментариями и нужными объяснениями. Сколько нам известно, во Франции это была единственная статья, опубликованная об этом случае. Кроме поразительной занимательности, которую представляют эти феномены, они в высшей степени поучительны в отношении практического изучения Спиритизма. (А.К.)

В местечке Бергцаберн в середине прошлого века проживало семейство портного Зенгер. Одна из дочерей, малолетняя Филиппина Зенгер, оказалась весьма сильным медиумом. История самопроизвольных явлений в этом доме заслуживает самого подробного изложения. (Асгарта)

3 Отсюда ясно, какую тесную связь имеет Спиритизм с оккультизмом. Обыкновенно оккультисты находятся во вражде со спиритами, пренебрегают изучением Спиритизма. Оккультисты хотят властвовать, говоря, что спириты только повинуются. От теоретического знания оккультизма до практического целая пропасть. (Асгарта)

Надменность теософов в отношении Спиритизма не знает пределов. Но если бы, вместо того, чтобы поносить Спиритизм и пренебрегать им, они его изучали, то это сильно поспособствовало бы развитию самой теософии, а их бы освободило от догматизма и суеверий. (Й.Р.)

4 В оккультизме постоянно практикуются заклинания. Посвящённые знают, что действительны в них не слова, а вибрации, производимые звуками слов. Вот почему нелепо переводить заклинание, что поголовно делают все французские оккультисты-писатели.5 Но какие же это оккультисты? (Асгарта)

5 Вспомните эту мысль Асгарты, когда будете знакомиться с молитвами. Перевод молитв только тогда имеет смысл, когда в нём воспроизведены вибрации оригинала. (Й.Р.)

 

Глава 15

МЕДИУМЫ ПИШУЩИЕ, ИЛИ ПСИХОГРАФЫ

 

§178. Из всех способов сообщения писание рукой есть способ самый простой, удобный и самый совершенный. К приобретению именно этого способа должны клониться все усилия, потому что он даёт возможность установить с духами сношения, столь же последовательные и правильные, как сообщения, существующие между нами. Им тем более нужно дорожить, что духи через него лучше обнаруживают свою натуру и степень своей возвышенности или несовершенства. Вследствие лёгкости, с которой этот способ даёт духам возможность изъясняться, они сообщают нам свои задушевные мысли и чрез это позволяют нам судить о них и ценить их по достоинству.

Способность писать есть, между прочим, одна из тех, которая более других может развиваться посредством упражнения.

Медиумы механические.

§179. Если наблюдать некоторые действия, обнаруживающиеся в движениях стола, корзинки или дощечки, которые пишут, то нельзя сомневаться в непосредственном действии духа на эти предметы. Корзинка движется иногда с такой быстротой, что вырывается из рук медиума. Иногда она направляется даже к некоторым особам кружка, чтобы ударить их. В другой раз её движения выражают чувства благосклонности.

То же самое бывает, когда карандаш держат в руке. Часто его далеко отбрасывает с силой, или же рука, подобно корзинке, движется порывисто и с гневом бьёт по столу тогда даже, когда медиум находится в самом спокойном расположении духа и удивляется, что не может владеть собой.

Скажем мимоходом, что такие действия показывают всегда присутствие духов несовершенных. Духи истинно возвышенные всегда спокойны, важны и благосклонны. Если их слушать без должного внимания, они удаляются, и их место заступают другие. Следовательно, дух может прямо выразить свою мысль или посредством движения предмета, для которого рука медиума не более как точка опоры, или же посредством своего действия на самую руку.

Когда дух действует прямо на руку, он даёт ей побуждение, совершенно не зависящее от воли. Она движется беспрерывно, независимо от медиума, пока дух имеет что-нибудь сказать, и останавливается, когда он кончил.

Особенность этого феномена заключается в том, что медиум не имеет ни малейшего сознания о том, что пишет. Совершенная бессознательность в этом случае составляет то, что называют медиумами пассивными, или механическими. Эта способность драгоценна в том отношении, что не оставляет никакого сомнения относительно независимости мысли того, кто пишет.1

Медиумы сознательные

§180. Передача мысли может совершаться также через посредство духа самого медиума или, лучше сказать, души его, потому что это имя мы даём воплощённому духу. Посторонний дух не действует в этом случае на руку, чтобы заставить её писать. Он не держит её, не водит ею. Он действует на душу, с которой сливается. Душа под влиянием этого побуждения управляет рукой, рука управляет карандашом. Заметим здесь одну очень важную вещь, которую необходимо знать: посторонний дух не замещает души, потому что он не может её вытеснить; он властвует ею без её ведома, он сообщает ей свою волю. В этом случае роль души не есть совершенно страдательная. Она принимает мысль постороннего духа, и она же передаёт её. В этом положении медиум сознаёт, что он пишет, хотя это и не собственная его мысль. Он есть именно то, что называют медиум сознательный.

Если это так, скажут, то ничто не доказывает, что в этом случае пишет посторонний дух, а не дух медиума.

Действительно, иногда очень трудно различить это, но может случиться, что это не составляет особой важности. Во всяком случае, можно узнать внушённую мысль по тому, что она не была подготовлена. Она рождается по мере того, как пишут, и часто бывает совершенно противоположна той предварительной идее, которую себе составили. Она может даже превышать познания и способности медиума.

Роль механического медиума есть роль машины. Медиум же сознательный действует как переводчик. Этот последний, чтобы передать мысль, должен действительно понять её, некоторым образом усвоить её себе, чтобы верно перевести её. Однако мысль эта не его; она только проходит через его мозг. Такова в точности роль медиума сознательного.

Медиумы полумеханические

§181. У медиума чисто механического движение руки не зависит от его воли. У медиума сознательного движение свободно и произвольно. Медиум же полумеханический соединяет в себе свойства обоих предыдущих медиумов. Он чувствует побуждение руки независимо от своей воли, но в то же время он сознаёт, что именно он пишет по мере того, как слова формируются. У первого мысль следует за действием писания. У второго она ему предшествует; у третьего она идёт с ним рядом. Эти последние медиумы самые многочисленные.

Медиумы вдохновенные

§182. Всякий, кто в нормальном ли состоянии или в состоянии экстаза получает посредством мысли сообщения, чуждые его собственным идеям, может быть помещён в разряд медиумов вдохновенных. Это видоизменение медиумизма сознательного с той только разницей, что вмешательство тайной силы здесь менее заметно, потому что у вдохновенного медиума часто бывает трудно отличить собственную его мысль от той, которая ему внушена. Отличие этой последней заключается преимущественно в том, что она бывает внезапна. Вдохновение приходит к нам от духов, которые своим влиянием побуждают нас к хорошему или дурному. Но большей частью оно есть действие тех, которые желают нам добра, и мы часто делаем очень дурно, что не следуем их советам.

Вдохновение прилагается ко всем обстоятельствам жизни в решениях, которые мы должны принять. В этом отношении можно сказать, что все люди медиумы, потому что нет ни одного человека, который не имел бы своих домашних духов, духов-покровителей, которые всеми силами стараются внушать ему полезные мысли.

Если бы люди были более проникнуты этой истиной, то чаще прибегали бы к своему ангелу-хранителю в те затруднительные минуты, когда не знают, что говорить или что делать. Пусть же призывают его с усердием и верой в случае нужды и часто будут удивлены идеями, которые родятся как будто по какому-то волшебству, в отношении ли того, на что решиться или в отношении какого-либо сочинения. Если ничего не приходит в голову, то значит нужно подождать. Доказательством тому, что пришедшая идея не есть наша, может служить то соображение, что если бы она была наша, то мы всегда могли бы располагать ею, и нет причин, почему бы в таком случае она не явилась к нам по нашей воле. Кто не слеп, тому стоит только открыть глаза, чтобы видеть. Точно так же и тот, кто имеет собственные идеи, всегда может располагать ими. Если оне не являются по его воле, значит, он должен почерпать их где-нибудь вне самого себя.

К этому разряду медиумов можно ещё причислить особ, которые, не имея особенного ума и не выходя из нормального состояния, имеют по временам проблески ясновидения, которое даёт им возможность понимать и объяснять вещи, недоступные для них в другое время, и в некоторых случаях предчувствовать даже будущее. В эти минуты, правильно называемые вдохновением,

идеи являются сами собой, невольно следуют одна за другой. Нам кажется тогда, что какой-то высший разум помогает нам, что ум наш освобождается от тяжёлого бремени.

§183. Гениальные люди всех родов - артисты, учёные, литераторы -, без сомнения, духи развитые, способные сами собой понимать великие вещи. Поэтому-то, признавая их способными, духи, желающие выполнения некоторых предприятий, внушают им нужные идеи, и таким образом те часто оказываются медиумами, сами того не ведая. Впрочем, они имеют смутное сознание постороннего пособия, потому что тот, кто призывает вдохновение, делает не что иное, как вызывание. Если бы он не надеялся быть услышанным, то для чего бы он восклицал так часто: "Мой добрый гений, приди ко мне на помощь!"

Следующие ответы подтверждают это.

- Какова первопричина вдохновения?

- "Действие духа на мысль."

- Вдохновение всегда ли имеет предметом откровение чего-нибудь великого?

- "Нет, оно часто относится к самым обыкновенным обстоятельствам жизни. Например, ты хочешь итти куда-нибудь: тайный голос говорит тебе, чтобы ты не делал этого, потому что в этом есть для тебя опасность. Или побуждает тебя сделать то, о чём ты и не думал. Это вдохновение."

- Можно ли смотреть на автора-живописца или музыканта, например, в минуту вдохновения как на медиума?

- "Да, потому что в эти минуты душа его бывает свободнее, как бы освобождается от материи. Она получает некоторые из своих способностей духа и легче принимает сообщения других духов, вдохновляющих его."

Медиумы предчувствующие

§184. Предчувствие есть смутное сознание вещей будущих. У некоторых лиц эта способность более или менее развита. Они имеют своего рода двойное зрение, которое позволяет им предвидеть последствия вещей настоящих и связь событий. Но часто также это есть следствие тайного сообщения, и в этом-то случае, в особенности, люди, одарённые этой способностью, могут быть названы медиумами предчувствующими, которые составляют видоизмене-ние медиумов вдохновенных.

 ***

1 Это самое совершенное писание, и медиумы этого рода обыкновенно очень сильны. (Асгарта)

 

Глава 16

МЕДИУМЫ СПЕЦИАЛЬНЫЕ

 

§185. Кроме категорий медиумов, перечисленных нами, медиумизм представляет бесконечное разнообразие оттенков. Отсюда являются медиумы специальные в зависимости от частных способностей, ещё не определённых, и независимо от качеств и познаний проявляющегося духа.

Сообщения всегда бывают сообразны с натурой духа и носят на себе печать большей или меньшей степени его возвышенности, его знаний или невежества.

Но при одинаковом достоинстве в иерархическом отношении в нём может быть наклонность заниматься скорее одной вещью, чем другой. Духи стучащие, например, не выходят никогда из пределов явлений физических. Те же, которые дают явления разумные, это - духи-поэты, музыканты, живописцы, моралисты, учёные, медики. Мы говорим о духах средних разрядов, потому что у духов, дошедших до известной степени высоты, все способности сливаются в совершенном целом. Но рядом со способностью духа есть способность медиума, который составляет для него орудие, более или менее удобное, более иди менее годное. Дух открывает в нём особые качества, оценить которые мы не можем. Вот пример. Положим, что искусный музыкант имеет под рукой несколько скрипок, которые для незнающего будут все хороши. Но настоящий артист заметит в них большую разницу. Он улавливает самые нежные оттенки и звуки, которые он понимает скорее инстинктивно и которых определить не может.

То же самое бывает относительно медиумов: при равных качествах медиумической силы дух отдаёт преимущество одному медиуму перед другим, смотря по роду сообщения, которое он намерен сделать. Таким образом, например, есть особы, пишущие как медиумы удивительные стихи, хотя при обыкновенных условиях оне никогда не могли написать ни одного двустишия. Другие же, напротив, будучи поэтами, как медиумы не могли ничего писать иначе как прозой, несмотря на своё желание. То же самое можно сказать относительно живописи, музыки и прочего.

Есть такие медиумы, которые, не имея сами по себе никаких учёных познаний, обладают особой способностью получать учёные сообщения, другие - исторические. Иные легче передают сообщения духов-моралистов. Одним словом, какова бы ни была сила медиума, сообщения, которые он получает с большей лёгкостью, имеют вообще специальный отпечаток. Есть даже такие, которые не выходят из известного круга идей, а когда уклоняются от него, тогда получают сообщения неполные, лаконические и часто ложные.

Независимо от характера способности духи сообщаются более или менее охотно через того или иного медиума, смотря по их симпатии к нему. Таким образом, при равенстве всего дух будет более точен и ясен с одним медиумом, чем с другим единственно потому, что данный медиум более годен для него.

§186. Поэтому весьма ошибутся те, которые, имея под рукой хорошего медиума, хотя бы он писал очень легко, будут надеяться получить через него хорошие сообщения во всех родах. Первое условие, без сомнения, заключается в том, чтобы удостовериться в источнике, из которого они исходят, т.е. в достоинстве духа, который их передаёт. Но не менее того необходимо обращать внимание и на качество орудия, которое дают духу. Следовательно, нужно изучить натуру

медиума точно так же, как и натуру духа, потому что это два существенных элемента для получения удовлетворительных результатов.

Есть ещё третий, играющий важную роль, - это намерение, задушевная мысль, чувство более или менее похвальное того, кто предлагает вопросы. И это понятно. Чтобы сообщение было дельно, оно должно исходить от духа доброго. Чтобы этот добрый дух мог передать его, ему нужно иметь хорошее орудие. Чтобы он хотел передать его, надо, чтобы цель была согласна с его намерениями.

Дух, читающий наши мысли, судит, заслуживает ли сделанный ему вопрос серьёзного ответа и достоин ли тот, кто предлагает вопрос, получить его. В противном случае он не станет терять времени на то, чтоб сеять доброе семя на камне, и тогда-то легкомысленные и насмешники выступают на сцену, потому что, не заботясь вовсе об истине, они не смотрят так строго и бывают вообще маловзыскательны относительно цели и средств.

Мы изложим здесь вкратце главные роды медиумизма, чтобы сделать им общий обзор, означая номера, в которых говорилось о них выше с большей подробностью. Мы разделили различные видоизменения медиумов на группы, основываясь на сходстве причин и действий, хотя классификация эта и не безусловна. Некоторые из этих видоизменений встречаются часто, другие же, напротив, редки и даже исключительны, о чём мы и упоминаем.

Эти последние указания были доставлены нам духами, которые пересмотрели представляемую нами таблицу медиумов с особенным старанием и пополнили её многочисленными замечаниями и новыми категориями, так что она, можно сказать, есть произведение духов. Мы обозначаем кавычками их буквальные примечания. Большая часть из них дана Эрастом и Сократом.

§187. Медиумов можно разделить на две большие категории.

Медиумы для физических явлений - те, которые могут производить матерьяльные действия или явления, ощутительные для наших чувств (§160).

Медиумы для разумных явлений - те, которые в особенности способны получать и передавать сообщения разумные (§65 и след.).

Все другие видоизменения принадлежат более или менее к одной из этих категорий, а некоторые и к обеим. Если разобрать различные феномены, производимые влиянием медиумизма, то можно заметить, что во всех них есть действие физическое и что с физическим действием соединяется большей частью проявление разумное. Иногда бывает трудно их разграничить, но это не имеет никаких последствий. Мы понимаем под именем медиумов для разумных явлений тех, которые могут передавать сообщения правильные и последовательные (§133).

§188. Видоизменения, общие всем родам медиумизма.

Медиумы чувствующие. Это особы, способные чувствовать присутствие духов посредством впечатления общего или местного, неопределённого или матерьяльного. Большая часть из них отличает добрых духов от злых по свойству впечатления (§164).

"Медиумы нежные и очень чувствительные должны избегать сообщений с духами грубыми или производящими тягостное впечатление по причине усталости, сопровождающей эти впечатления."

Медиумы природные, или бессознательные, - те, которые производят самопроизвольные явления, без всякого участия их воли и большей частью без своего ведома (§161).

Медиумы произвольные - те, которые могут производить явления действием своей воли (§160).

"Какова бы ни была эта воля, они ничего не могут сделать, если духи не желают этого, что и доказывает вам вмешательство посторонней силы."

§189. Видоизменения, относящиеся собственно к физическим явлениям.

Медиумы для стуков. Это те, под влиянием которых производятся шум и звук ударов. Видоизменение весьма обыкновенное, как произвольное, так и бессознательное.

Медиумы для движения тел. Это те, которые производят движение предметов. Весьма обыкновенны (§61).

Медиумы для переноса и левитации предметов. Это те, которые производят перенесение и поднятие на воздух твёрдых тел безо всякой точки опоры. Некоторые из них могут подыматься сами. Более или менее редки, смотря по развитию феномена. Весьма редки в последнем случае

(§75 и след.; §80).

Медиумы для музыкальных явлений. Под их влиянием некоторые инструменты играют без всякого прикосновения. Весьма редки (§74; вопр. 24).

Медиумы для матерьялизаций. Это те, которые могут производить явления духов, эфирные или осязаемые, не видимые для присутствующих. Способность весьма исключительная (§96).1

Медиумы ночные. Те, которые производят некоторые физические явления только в темноте.

Вот ответ духа на вопрос, можно ли смотреть на этот медиумизм как на особенное видоизменение.

"Можно, без сомнения. Но этот феномен зависит больше от окружающих обстоятельств, чем от свойств медиума или духов. Я должен прибавить, что некоторые из них могут избежать влияния среды и что большая часть ночных медиумов могла бы посредством упражнения достигнуть того, чтобы производить явления при свете точно так же, как и в темноте. Это видоизменение медиумов немногочисленно; и нужно сказать, что с помощью темноты, скрывающей подлоги, шарлатаны очень часто употребляли во зло доверие, выдавая себя за медиума, для того чтобы собирать деньги. Но что делать! Фокусники, как салонные, так и выступающие в публичных местах, будут жестоко изобличены, и духи докажут им, что нехорошо вмешиваться в их дела. Да, я повторяю снова, некоторые шарлатаны получат строгий урок, который отвратит их от ремесла мнимых медиумов. Впрочем это продолжится недолго.

Эраст"

 

Медиумы-пневматографы - те, которые получают непосредственное писание. Феномен весьма редкий и которому легко могут подражать фокусники (§177).

Примечание. Духи потребовали, чтобы мы поместили непосредственное писание в числе физических явлений на следующем основании: "Разумные явления - те, для произведения которых дух пользуется мозговым аппаратом медиума, чего не бывает при непосредственном писании. Здесь действие медиума чисто матерьяльное, между тем как у пишущего медиума, даже совершенно механического, мозг всегда играет деятельную роль."

Медиумы-целители - те, которые могут излечивать или облегчать болезни посредством возложения рук или молитвы.

"Эта способность не есть собственно медиумическая. Она принадлежит всем истинно верующим, будут ли они медиумы или нет. Часто она бывает следствием магнетической силы, подкреплённой, в случае надобности, содействием добрых духов." (§177).

Медиумы возбуждающие. Это особы, которые посредством своего влияния могут развивать у других способность писать.

"Это скорее действие магнетическое, чем собственно медиумическое, потому что здесь ничто не доказывает вмешательства духов. Во всяком случае, этот феномен принадлежит к разряду физических явлений." (См. главу "Образование медиумов").

 

§190. Медиумы, способные производить разумные явления.

Различные способности.

Медиумы слышащие - те, которые слышат духов. Довольно обыкновенны. "Есть много таких, которые воображают. что слышат то, чего вовсе нет."

Медиумы говорящие - те, которые говорят под влиянием духов. Довольно обыкновенны. (§166).

Медиумы видящие - те, которые видят духов в бодрствующем состоянии. Явления духов случайные, непредвиденные, повторяются довольно часто. Но видеть духов вообще и произвольно - это способность исключительная. (§167).

"Этой способности мешает наличествующее состояние органов. Поэтому не всегда нужно верить на слово особам, говорящим, что оне видят духов."

Медиумы вдохновенные - те, которым мысли внушаются духами, большей частью без их ведома, будут ли оне относиться к обыкновенным поступкам жизни или к великим произведениям ума. (§182).

Медиумы предчувствующие. Это особы, которые, при некоторых обстоятельствах, имеют смутное сознание будущего, касающегося обыкновенной жизни. (§184).

Медиумы-прорицатели - видоизменение медиумов вдохновенных или предчувствующих. Они получают с позволения Божьего и с большей точностью, чем медиумы предчувствующие, откровения будущего, относящиеся к общему интересу, которые они обязаны сообщить людям для их назидания.

Если есть истинные пророки, то есть ещё больше пророков мнимых, принимающих бред своего воображения за откровения, если только это не плуты, выдающие себя за пророков из честолюбия. (См. "Книгу Духов", N 624, Характер истинных пророков).

Медиумы-сомнамбулы - те, которые в состоянии сомнамбулизма бывают вспомоществуемы духами. (§172).

Медиумы-экстатики, те, которые в состоянии экстаза получают откровения духов.

"Многие экстатики бывают обмануты собственным воображением и низшими духами, пользующимися их экзальтацией. Экстатики, заслуживающие полного доверия, весьма редки."

Медиумы-живописцы и рисующие - те, которые пишут масляными красками или рисуют под влиянием духов. Мы говорим о таких, которые получают серьёзные вещи, потому что нельзя дать этого названия тем медиумам, которые под влиянием духов-насмешников рисуют вещи грубые, недостойные последнего ученика.

Лёгкие духи любят подражать. В то время, когда появились замечательные рисунки Юпитера,2 возникло множество мнимых медиумов рисующих, которых духи-насмешники заставляли делать вещи самые нелепые. Один из них, между прочим, желая затмить рисунки Юпитера если не качеством, то хоть размером, заставил медиума нарисовать памятник, занимающий такое число листов бумаги, что высота его должна была равняться высоте двухэтажного дома. Другие заставляли рисовать портреты, имевшие вид совершенных карикатур ("Revue Spirite", август

1858г.).

Медиумы-музыканты - те, которые исполняют, сочиняют или пишут музыкальные пьесы под влиянием духов. Есть музыкальные медиумы механические, полумеханические, сознательные и вдохновенные, как и медиумы пишущие. (См. медиумы для музыкальных явлений).

 

Видоизменения медиумов пишущих

 

§191. 1) Способы действий.

Медиумы пишущие, или психографы, - те, которые имеют способы писать сами под влиянием духов.

Медиумы пишущие механические - те, рука которых получает невольное движение и которые не сознают вовсе того, что пишут. Весьма редки (§179).

Медиумы полумеханические - те, рука которых движется невольно. Но они сознают слова и фразы по мере того, как пишут. Самые обыкновенные (§181).

Медиумы сознательные, т.е., с которыми духи сообщаются посредством мысли, причём рука приводится в движение их собственной волей. Они отличаются от медиумов вдохновенных тем, что эти последние не имеют надобности писать, между тем как медиум сознательный пишет мысль, внушённую ему внезапно относительно определённого предмета. (§180). "Они очень обыкновенны, но зато весьма подвержены заблуждению, потому что часто не могут отличить того, что происходит от духов, от того, что составляет плод их собственных мыслей."

Медиумы-полиграфы - те, почерк которых изменяется сообразно характеру сообщающегося духа или которые способны воспроизводить тот почерк, каким дух писал во время своей телесной жизни. Первые весьма обыкновенны. Вторые же, получающие тождественный почерк, встречаются гораздо реже (§219).

Медиумы-полиглоты - те, которые имеют способность говорить или писать на языках, неизвестных им. Весьма редки.

Медиумы неграмотные - те, которые пишут как медиумы, не умея в нормальном состоянии ни читать, ни писать.

"Встречаются реже предыдущих. Здесь труднее преодолевать матерьяльное препятствие."

 

§192. 2) Степени развития способности.

Медиумы начинающие - те, способности которых не вполне развились и которые не имеют ещё необходимой опытности.

Медиумы недостаточные - те, которые получают ответы только незначительные, односложные, черты или буквы, без всякой последовательности. (См. главу "Образование медиумов").

Медиумы готовые, или сформированные, - те, способности которых вполне развились и которые получают сообщения легко, скоро, без затруднения. Понятно, что этого результата можно достигнуть только навыком. У медиумов начинающих сообщения получаются медленно и с трудом.

Медиумы лаконические - те, сообщения которых хотя получаются легко, но бывают кратки и без развития мыслей.

Медиумы точные. Сообщения, получаемые ими, отличаются полнотой и ясностью, каких можно ожидать от искусного писателя.

"Эта способность зависит от выделения токов и лёгкости, с какой они соединяются с токами духа; духи предпочитают этих медиумов, когда нужно говорить о предмете, требующем хорошего и пространного изложения."

Медиумы опытные. Лёгкость сообщения есть дело навыка, который приобретается часто в короткое время, между тем как опытность - это результат серьёзного изучения затруднений, встречающихся в практике Спиритизма. Опытность даёт медиуму возможность оценять свойства проявляющихся духов, судить об их хороших или дурных качествах, узнавать обманы низших духов, скрывающиеся под наружным видом истины.

"Легко понять всю важность этого качества, без которого все другие не могут быть действительно полезны. Часто зло состоит в том, что многие медиумы смешивают опытность, плод изучения, со способностью, следствием организации. Они пренебрегают советами и

делаются добычей духов-обманщиков и лицемеров, которые овладевают ими, льстя их гордости." (См. дальше главу об одержании).

Медиумы гибкие - те, которые способны получать различного рода сообщения и через которых все духи или почти все могут проявляться самопроизвольно или вследствие вызова.3

"Это видоизменение медиумов приближается к медиумам чувствующим."

Медиумы исключительные - те, через которых известный дух проявляется преимущественно и даже исключительно и отвечает за других духов, вызываемых через посредство такого медиума.

"Это всегда зависит от недостатка гибкости медиумизма; если это добрый дух, то он может привязаться к медиуму вследствие симпатии и с похвальной целью; если же злой, то он всегда имеет в виду подчинить себе медиума. Это скорее недостаток, чем достоинство, состояние, близкое к одержанию." (См. гл. об одержании).

Медиумы-вызыватели. Медиумы гибкие более других способны к этого рода сообщениям и к подробным вопросам, которые можно предлагать духам. В этом отношении есть медиумы совершенно специальные.

"Их ответы почти всегда бывают заключены в тесные рамки, что несовместимо с развитием общих предметов."

Медиумы для самопроизвольных сообщений. Они получают преимущественно самопроизвольные сообщения духов, являющихся без призыва. Когда эта способность специальна у медиума, тогда бывает трудно и иногда даже невозможно сделать через него вызов.

"Между тем они наделены лучшим орудием, чем медиумы предыдущего видоизменения. Помните, что под орудием разумеются здесь мозговые материалы, потому что для сообщений самопроизвольных требуется часто, и скажу даже всегда, больше ума, чем для вызываний. Здесь под именем самопроизвольных сообщений нужно понимать сообщения, заслуживающие действительно это название, а не пустые мысли или неполные фразы, которые можно встретить на каждом шагу."

§193. 3) Род и специальность сообщений.

Медиумы-стихотворцы. Они получают легче, чем другие медиумы, сообщения в стихах. Довольно обыкновенны в отношении дурных стихов и очень редки в отношении хороших.

Медиумы поэтические. Сообщения, получаемые ими, не рифмованы и имеют в себе что-то туманное, сентиментальное. В них нет ничего резкого. Медиумы эти более других годны для выражения нежных чувств и симпатий. Всё у них отвлечённо, и бесполезно требовать от них чего-нибудь точного.

Медиумы положительные. Их сообщения имеют характер определённости и точности, что даёт им возможность излагать подробности и сообщать точные сведения. Довольно редки.

Медиумы литературные. Они не имеют ни отвлечённости медиумов поэтических, ни точности медиумов положительных, но рассуждения их прекрасны, слог их правилен, изящен и часто они бывают замечательно красноречивы.

Медиумы неправильные. Они не могут получать вещей очень хороших, мыслей безукоризненно нравственных. Язык их многословен, неправилен, наполнен повторениями и терминами, употреблёнными некстати.

"Матерьяльная неправильность слога зависит большей частью от недостатка умственного образования медиума, который в этом отношении не может быть хорошим орудием для духа. Но дух мало обращает внимания на это. Для него мысль есть главное, и потому он предоставляет вам давать ей приличную форму. Относительно же мыслей ложных, непоследовательных - совсем другое. Оне всегда бывают указанием низкой степени развития проявляющегося духа."

Медиумы исторические, те, которые имеют специальную способность получать исторические сообщения. Эта способность, как и все другие, независима от познаний медиума, потому что есть люди без образования и даже дети, трактующие о предметах, которые превышают их сведения. Редкое видоизменение медиумов положительных.

Медиумы для учёных сообщений. Мы не говорим медиумы-учёные, потому что они могут быть весьма несведущи, но несмотря на это, они способны получать сообщения, относящиеся к наукам.

Медиумы для медицинских сообщений. Их специальность состоит в том, что они легче передают медицинские предписания духов. Не нужно смешивать их с медиумами-целителями, потому что они передают только мысли духа и сами по себе не имеют никакого влияния. Довольно обыкновенны.

Медиумы религиозные. Они получают сообщения преимущественно религиозного характера или касающиеся религиозных вопросов, независимо от их верований и их привычек.

Медиумы-философы и моралисты. Их сообщения имеют вообще предметом вопросы морали и высокой философии. Весьма обыкновенны относительно морали.

"Все эти оттенки суть видоизменения способностей хороших медиумов. Что же касается до тех, которые имеют специальную способность относительно известного рода сообщений учёных, исторических, медицинских и прочих, превышающих их настоящие понятия, то будьте уверены, что они обладали этими познаниями в другом существовании и что они остались у них в состоянии бездейственном; они составляют часть умственных материалов, необходимых для проявляющегося духа. Это элементы, облегчающие ему путь для сообщения его собственных мыслей, потому что эти особы для него орудия более разумные и более годные, чем другие.

Эраст"

 

Медиумы для сообщений пошлых и сквернословных. Эти слова обозначают род сообщений, получаемых некоторыми медиумами, и натуру духов, которые диктуют их. Кто изучил мир духов на всех ступенях его иерархической лестницы, тот знает, что есть между ними такие, которые нравственным состоянием равняются людям самым развратным и которые находят удовольствие высказывать мысли свои в выражениях самых грубых. Другие, стоящие менее низко, довольствуются пошлыми выражениями. Понятно, что эти медиумы должны желать избавиться от подобных духов и завидовать тем, в сообщениях которых не встречается ни одного грубого слова.

Нужно не иметь вовсе здравого смысла, чтобы думать, будто подобный язык может быть делом добрых духов.

 

194. 4) Физические качества медиумов.

Медиумы спокойные. Они пишут всегда несколько медленно и не испытывают ни малейшего волнения.

Медиумы быстрые - те, которые пишут с большей скоростью, чем они могут писать в нормальном состоянии. Духи сообщаются с ними с быстротой молнии. Они имеют, можно сказать, избыток тока, который позволяет им мгновенно сообщаться с духами. Это качество представляет иногда невыгоду: быстрота писания делает его весьма неразборчивым для всякого, кроме самого медиума.

"Оно даже весьма утомительно, потому что при этом растрачивается слишком много тока без всякой пользы."

Медиумы конвульсивные. Они находятся в состоянии почти лихорадочном. Их рука, а иногда всё тело приходят в судорожное волнение, которого они не в силах удержать. Первоначальная причина заключается, без сомнения, в организации их, но она зависит также от натуры духов, сообщающихся с ними. Духи добрые и благосклонные всегда производят спокойное и приятное впечатление. Злые же, напротив, производят впечатление тягостное.

"Эти медиумы должны редко пользоваться своей медиумической способностью; слишком частое упражнение её может повредить нервной системе." (См. в главе о тождестве и самоличности отличие добрых духов от злых).

 

§195. 5) Моральные качества медиумов.

Мы упоминаем о них только вкратце для того, чтобы дополнить таблицу медиумов, потому что о них подробно будет говориться дальше, в особых главах: о нравственном влиянии медиумов, об одержании, о самоличности духов и в других, на которые мы советуем обратить внимание. Там увидят, что качество и недостатки медиумов могут иметь влияние на верность сообщений и каких именно медиумов можно считать медиумами несовершенными, а каких - медиумами хорошими.

§196. Медиумы несовершенные.

Медиумы одержимые - те, которые не могут, освободиться от духов докучливых и обманщиков, но не подчиняются обману.

Медиумы ослеплённые - те, которых обманывают низшие духи и которые не сознают недостатков в получаемых ими сообщениях.

Медиумы порабощённые - те, которые испытывают нравственное, а иногда и матерьяльное порабощение со стороны злых духов.

Медиумы легкомысленные - те, которые не смотрят с серьёзной точки зрения на свою способность и пользуются ею как забавою только для удовлетворения пустого любопытства.

Медиумы равнодушные - те, которые не извлекают никакой нравственной пользы из получаемых ими наставлений и не изменяют ни в чём своё поведение и свои привычки.

Медиумы самонадеянные - те, которые воображают, что они одни только сообщаются с Высшими Духами. Они верят в свою непогрешимость и считают недостойным внимания и ошибочным всё, что получается не через них.

Медиумы гордые - те, которые гордятся получаемыми сообщениями. Они думают, что им уже ничего не остаётся изучать в Спиритизме, и не принимают на свой счёт уроков, которые часто дают им духи. Они не довольствуются теми способностями, какие имеют. Они хотят иметь их все.

Медиумы обидчивые. Это видоизменение медиумов гордых. Они оскорбляются, когда сообщения их делаются предметом критики, недовольны малейшим противоречием, и если показывают получаемое ими, то с целью возбудить удивление, а не для того, чтобы спросить мнение других. Вообще они не любят тех, которые не восхищаются их сообщениями, и удаляются от собраний, в которых не могут господствовать.

"Пусть они удаляются себе и ищут слушателей более благосклонных или же остаются в уединении. Общество, лишённое их присутствия, не много на том теряет.

Эраст"

 

Медиумы корыстолюбивые - те, которые извлекают матерьяльную выгоду из своей способности.

Медиумы честолюбивые - те, которые, не имея в виду денежного интереса, надеются извлечь из своей способности какие-нибудь выгоды.

Медиумы недобросовестные - те, которые, имея действительные способности, стараются подражать тем способностям, которых не имеют, чтобы придать себе больше важности. Нельзя назвать медиумами особ, не имеющих никакой медиумической способности и производящих явления с помощью фокусов.

Медиумы-эгоисты - те, которые употребляют способность свою только для личной пользы и сохраняют лишь для себя полученные ими сообщения.

Медиумы завистливые - те, которые с завистью смотрят на других медиумов, коих больше ценят и которые выше их.

В противоположность всем этим дурным качествам медиумов встречаются хорошие.

 

§197. Медиумы хорошие.

Медиумы серьёзные - те, которые пользуются своей способностью только для добра и для вещей истинно полезных. Они считали бы святотатством употребить её для удовлетворения людей любопытных или равнодушных или для разрешения пустых вопросов.

Медиумы скромные - те, которые не вменяют себе в заслугу получаемые ими сообщения, как бы они ни были хороши. Они смотрят на себя как на посторонних в этом деле и не считают себя безопасными от обманов. Вместо того, чтобы избегать бескорыстного мнения других, они сами стараются узнавать его.

Медиумы преданные - те, которые понимают, что истинный медиум имеет миссию, возложенную на него, и должен, если это необходимо, жертвовать своими склонностями, привычками, удовольствиями, временем и даже своими матерьяльными интересами для блага

других.

Медиумы достоверные - те, которые, кроме лёгкости действия, заслуживают доверия своим характером и возвышенной натурой духов, сообщающихся с ними, и которые менее других подвержены обманам. Мы увидим дальше, что эта достоверность не зависит вовсе от более или менее почтенных имён, принимаемых духами.

"Нет сомнения, - вы сами можете это почувствовать, - что, разбирая таким образом качества и недостатки медиумов, можно возбудить противоречие и даже неудовольствие у некоторых из них. Но что же делать? Число медиумов увеличивается с каждым днём, и тот из них, который принял бы рассуждения эти в дурную сторону, доказал бы только, что он плохой медиум, т.е. что с ним сообщаются злые духи. Впрочем, как я сказал, всё это пройдёт, и дурные медиумы, употребляющие во зло свою способность, испытают грустные последствия, как это и случилось уже с некоторыми. Они узнают, в ущерб себе, что значит обращать в пользу земных страстей своих дар, который дан им Богом для их нравственного усовершенствования. Если вы не можете обратить их на путь истины, то жалейте о них, потому что, я могу сказать смело: они отвержены Богом.

Эраст"

 

"Эта классификация чрезвычайно важна не только для медиумов искренних, которые желают чистосердечно, читая её, избежать камней преткновения, но даже и для всех тех, которые обращаются к медиумам, потому что она указывает им, чего они могут ожидать от них. Классификация эта должна была бы находиться пред глазами каждого занимающегося явлениями точно так же, как и иерархия духов,4 которой она служит дополнением. Эти две классификации заключают в себе все основания и будут содействовать больше, чем вы думаете, восстановлению Спиритизма в его настоящем положении.

Сократ"

 

§198. Все эти видоизменения медиумов представляют бесчисленные степени, некоторые из них составляют, собственно говоря, только оттенки, но не менее того зависящие от специальных способностей. Понятно, что случается редко, чтобы способность медиума строго ограничивалось одной специальностью. Один и тот же медиум может, без сомнения, иметь несколько специальностей, но всегда есть одна господствующая, и её-то нужно стараться обрабатывать, если она полезна. Весьма заблуждаются медиумы, заботящиеся о развитии способности, которой не имеют. Нужно обрабатывать все те, зародыши которых заметны в нас. Но гоняться за другими -это значит, во-первых, терять время, во-вторых, ослаблять, а может быть, и терять те, которые есть в действительности.

"Когда начало, зародыш способности существует, то она проявляется всегда несомненными признаками. Ограничиваясь своей специальностью, медиум может достигнуть многого и получать великие и прекрасные вещи. Занимаясь же всем, он не получит ничего хорошего. Заметьте мимоходом, что желание распространять до бесконечности круг своих способностей есть притязание гордыни, которую духи не оставляют безнаказанной. Добрые духи всегда оставляют тщеславных, и те делаются, таким образом, жертвой духов-обманщиков. К несчастью, встречаются нередко медиумы, не довольствующиеся полученными дарами и жаждущие, из самолюбия или тщеславия, приобрести способности исключительные, могущие сделать их заметными. Это притязание лишает их качества самого драгоценного: качества медиумов достоверных.

Сократ"

 

§199. Изучение специальности медиумов необходимо не только для них самих, но и для вызывателя. Смотря по натуре духа, которого намерены вызвать, и по вопросам, какие желаем предложить ему, следует избирать медиума более способного для этого. Отнестись к первому попавшемуся - значит подвергать себя неприятности получить ответы неполные или ошибочные. Возьмём пример из обыкновенных дел. Не доверять редакцию или даже простую копию первому встречному потому только, что он умеет писать. Музыкант желает, чтобы исполнили сочинённую им для пения пьесу. Он имеет в своём распоряжении несколько искусных певцов. Однако он не возьмёт из них того, кто подвернётся первым. Он выберет исполнителем того, голос которого, выражение - словом, все качества лучше согласуются с характером его пьесы. Духи делают то же в отношении медиумов, и мы должны поступать так, как духи. Здесь нужно заметить ещё, что оттенки, которые представляет медиумизм и к которым можно было бы прибавить ещё другие, не всегда соответствуют характеру медиума. Так, например, медиум, от природы весёлый и игривый, может постоянно получать сообщения важные, даже строгие. Это ещё одно из доказательств, что он действует по побуждению постороннего влияния. Мы возвратимся к этому предмету в главе, которая говорит о нравственном влиянии медиума.

 

***

1 Первая материализация полной человеческой фигуры в Европе была получена в 1873 г. медиумом Флоренсою Кук, у которой явилась знаменитая Кэтти Кинг, между тем Кардек писал о медиумах для материализаций в 1859 г. Отсюда понятна неполнота его сообщений и осторожность в предположениях. И всё-таки достойно внимания то обстоятельство, что он уже положительно говорит о духах не только видимых, но и осязаемых участниками сеанса. Это и есть полная материализация. (Асгарта)

2 Викторьен Сарду, знаменитый драматург, будучи начинающим писателем, приобрёл известность как превосходный медиум. Через него проявился Бернар Палисси, изобретатель фарфорового производства. Сарду был медиумом-рисовальщиком, хотя не умел ни рисовать, ни гравировать. Палисси среди целого ряда нежных воздушных рисунков набросал дом Моцарта на Юпитере. Сарду в течение 9 часов, действуя как медиум, сделал на меди превосходный офорт, передающий эти рисунки. Замечательно, что он никогда не делал раньше офортов. Прекрасно дух описывает жизнь на Юпитере. По словам Палисси, все люди там светлы и эфирны. Они обладают способностью скорее духов, чем людей. Взгляд заменяет им фразу. Их день длится 5 ч., ночь тоже 5 ч. Они летают силой своей воли. Их пища нежна, как и их флюидические тела. Они никогда не едят мяса животных, которые их слушают и любят. Жизнь на Юпитере прекрасна, но есть планеты, где жить ещё лучше. Главный город на Юпитере - Юлиус. Он подробно и картинно описан Бернаром Палисси. (Асгарта)

3 Это драгоценное качество для инкарнационных медиумов. Инкарнация, или, точнее, инкорпорация, - кратковременное одержание, ещё мало изучена в Европе, между тем как это один из удивительных оккультных феноменов. (Асгарта)

4 Иерархия духов помещена в "Книге Духов" ("Le Livre des Esprits"). Эта книга явилась в русском переводе под заглавием "Спиритуалистическая философия. Книга о духах. Издание Г.П.О'Рурк. С.­Петербург, 1889 г. Тип. Балашова. В настоящее время этого издания не существует в продаже. (Асгарта)

 

 Глава 17

ОБРАЗОВАНИЕ МЕДИУМОВ 

Развитие медиумизма

§200. Мы займёмся здесь особенно медиумами пишущими, потому что этот род медиумизма более распространён и вместе с тем представляет самый простой и самый удобный способ сообщений, дающий результаты самые удовлетворительные и полные. Его-то преимущественно все желают приобрести. К несчастью, мы до сих пор ещё не имеем никакого признака, который мог бы указать хотя приблизительно, что обладают этой способностью. Физические признаки, в которых некоторые видели указание, не представляют ничего верного. Её встречают в детях и стариках, в мужчинах и женщинах, какого бы ни были они темперамента, здоровья, умственного и нравственного развития. Единственное средство удостовериться в её существовании - это пробовать.

Можно получить писание, как мы видели, посредством корзинки и дощечки или прямо, взяв карандаш в руку. Так как этот последний способ самый лёгкий и, можно сказать, единственный, употребляемый теперь, то мы советуем заниматься преимущественно им. Способ производства его самый простой: он состоит единственно в том, чтобы взять карандаш и бумагу и сесть в положение, какое обыкновенно принимают, желая писать, без всяких других приготовлений. Но для успеха некоторые советы необходимы.

§201. Как матерьяльное условие мы советуем избегать всего, что может мешать свободному движению руки. Лучше даже, чтобы она вовсе не лежала на бумаге. Остриё карандаша должно упираться на бумагу достаточно, чтобы чертить, но не в такой степени, чтобы представлять сопротивление. Все эти предосторожности делаются бесполезными, коль скоро начали уже писать плавно, потому что тогда никакое препятствие не может помешать движению руки. Оне необходимы только для начинающего.

§202. Можно употреблять для этого как перо, так и карандаш. Некоторые медиумы предпочитают перо, но оно может быть годно только для медиумов сформированных, которые пишут уже свободно. Некоторые из них пишут с такой быстротой, что употребление пера было бы почти невозможно или, по крайней мере, весьма неудобно. То же самое можно сказать, когда писание

бывает порывистое и неправильное или когда имеют дело с низшими духами, которые нередко ударяют концом пера и ломают его, прорывая бумагу.

§203. Каждый начинающий медиум имеет естественное желание беседовать с духами любимых им особ, но он должен умерять своё нетерпение, потому что сообщение с определённым духом представляет часто матерьяльные затруднения, делающие его невозможным для начинающего. Чтобы дух мог сообщаться, между ним и медиумом должно существовать известное соотношение токов, которое не всегда устанавливается скоро. Только по мере того, как способность развивается, медиум мало-помалу получает возможность входить в сношения с первым встречным духом. Следовательно, может случится, что тот дух, с которым желают сообщаться, не находится в благоприятных для этого обстоятельствах, несмотря на своё присутствие, и может случиться также, что он не имеет ни возможности, ни позволения явиться на наш призыв. Поэтому в начале медиумических занятий не надо настаивать на вызове определённого духа, потому что часто случается, что соотношение токов может быть восстановлено с другими духами легче, чем с ним, какую бы ни имели к нему симпатию. Итак, прежде чем думать о том, чтобы получить сообщения известного духа, нужно заботиться о развитии способности, а для этого надо делать общий вызов и обращаться в особенности к своему ангелу-хранителю.

Здесь нет никаких таинственных формул. Того, кто вздумал бы предлагать их, можно смело считать шарлатаном, потому что для духов форма ничего не значит. Но во всяком случае вызов должен делаться во имя Бога. Его можно делать в следующих выражениях или в других, соответствующих им:

"Я прошу Всемогущего Господа дозволить доброму духу сообщиться со мною и заставить меня писать. Я прошу также моего ангела-хранителя не лишать меня своей помощи и удалить от меня злых духов."

Тогда нужно ожидать, пока дух проявится, заставляя руку написать что-нибудь. Может случиться, что это будет тот дух, которого желают, но может быть также, что проявится дух неизвестный или ангел-хранитель.

Во всяком случае, дух обыкновенно открывает это, подписав своё имя. Но тогда возникает вопрос о самоличности духа. Это один из тех вопросов, которые требуют большой опытности, потому что мало начинающих медиумов, которые не подвергались бы обманам. Мы будем говорить об этом в особой главе.

Когда желают вызвать определённого духа, то вначале следует обращаться к тем только, доброта и симпатия которых известны и которые могут иметь причину явиться, как, например, родные или друзья.

Необходимо, чтобы первые вопросы были предложены так, чтобы ответы могли быть просто "да" или "нет", как, например:

- Здесь ли ты? Желаешь ли отвечать мне? Можешь ли заставить меня писать?

Позже эта предосторожность делается бесполезной. Вначале нужно только установить отношения. Самое главное, чтобы вопросы не были пустые, чтобы они не касались частных интересов, и в особенности, чтобы они выражали чувство расположения и симпатии к духу, к которому обращаются. (См. дальше главу о вызываниях).

§204. Есть ещё одно обстоятельство, которое важнее самого способа вызывания, - это спокойствие и сосредоточение мыслей, соединённые с желанием и твёрдой волей. Под словом "воля" мы разумеем не ту мгновенную волю, которая действует порывами, будучи поминутно прерываема другими мыслями, но волю серьёзную, постоянную, не сопровождаемую нетерпением или порывистым желанием.1 Сосредоточению мыслей помогают уединение, тишина и удаление всего, что может отвлекать. После всего этого остаётся только возобновлять ежедневно свои попытки в продолжение десяти или, самое большее, пятнадцати минут каждый раз и продолжать их в течение 15 дней, месяца, двух месяцев и более, если это нужно. Мы знаем медиумов, которые сформировались только по прошествии шести месяцев упражнений, между тем как другие пишут плавно с первого раза.

§205. Чтобы избежать бесполезных попыток, можно спросить, будет ли успех, через другого медиума у духа серьёзного и развитого. Но замечательно то, что когда спрашивают духов, медиум ли такой-то или нет, они почти всегда отвечают утвердительно, что не мешает попыткам часто быть бесплодными.

На этот неопределённый вопрос: "медиум ли я?" дух может ответить: "да". На другой же, более определённый: "медиум ли пишущий?" он может ответить: "нет". Нужно принимать во внимание также натуру духа, которого спрашивают. Некоторые из духов столь легкомысленны и столь невежественны, что отвечают что попало, как настоящие ветреники. Вот почему мы советуем обращаться к духам просвещённым, которые вообще отвечают охотно на эти вопросы и указывают лучший способ действия, если есть возможность достигнуть успеха.

§206. Средство, которое очень часто удаётся, состоит в том, что употребляют для временной помощи хорошего пишущего медиума, уже сформировавшегося. Если он положит свою руку или пальцы на руку того, кто должен писать, то редко случается, чтобы тот не начал писать сейчас же.

Понятно, что происходит при этих обстоятельствах. Рука, держащая карандаш, делается в некотором роде продолжением руки медиума, как это бывает с корзинкой или дощечкой. Но это не мешает упражнению этому быть весьма полезным, если можно его употребить, потому что, часто и аккуратно повторяемое, оно помогает превозмочь матерьяльное препятствие и содействует развитию способности.

Иногда помогает ещё сильное магнетизирование руки и кисти того, кто хочет писать. Часто магнетизёр ограничивается тем, что кладёт руку свою на плечо пишущему, и мы видели, как под этим влиянием быстро начинают писать. То же самое может произойти без всякого прикосновения одним лишь содействием воли. Можно понять без труда, что уверенность магнетизёра в своей силе достигнуть этого результата играет здесь важную роль и что неверующий магнетизёр произвёл бы мало действия или вовсе не произвёл бы его.

Содействие опытного руководителя, кроме того, весьма полезно в том отношении, что он может указать начинающему медиуму множество мелких предосторожностей, которыми очень часто пренебрегают во вред быстроте успехов, и объяснить ему, в каком роде должны быть первые вопросы и каким образом предлагать их. Его роль есть роль профессора, без которого обходятся легко, как скоро сами приобретают известное искусство.

§207. Другое средство, которое может сильно содействовать развитию способности, состоит в том, чтобы соединить несколько особ, одушевлённых одинаковым желанием и общим намерением. При этом все оне в совершенном молчании и с религнозным сосредоточением мыслей должны

вместе пробовать писать, каждый делая воззвание к своему ангелу-хранителю или какому-нибудь симпатизирующему духу. Один из них может также делать без особенного назначения и за всех участвующих общее воззвание к добрым духам, говоря, например: "Во имя Всемогущего мы просим добрых духов сообщиться с нами через присутствующих здесь особ."

Редко случается, чтобы в числе участвующих не было человека, который не обнаружил бы признаков медиумизма или даже не писал бы бегло по прошествии короткого времени. Легко понять, что происходит при этих обстоятельствах. Лица, соединённые общим намерением, составляют одно собирательное целое, сила и чувствительность которого усиливаются некоторого рода магнетическим влиянием, помогающим развитию способности. Между духами, привлечёнными этим содействием воли, есть такие, которые найдут в числе присутствующих годное для себя орудие и воспользуются им.

Это средство должно быть употребляемо в особенности в спиритических кружках, не имеющих медиумов или имеющих недостаточное число их.

§208. Отыскивали способы для образования медиумов, как искали признаков их, но до сих пор мы не знаем ни одного более действительного тех, на которые мы уже указали. Будучи убеждены в том, что препятствие к развитию способности есть препятствие совершенно матерьяльное, некоторые особы предполагают, что можно победить его с помощью известного рода гимнастических упражнений рук и головы. Мы не будем описывать этот способ, дошедший до нас из-за Атлантического океана, и не только потому, что мы не имеем никакого доказательства в его действенности, но ещё более вследствие нашего убеждения, что он может представлять опасность для особ нежного сложения потрясением нервной системы. Если зачатки способности не существуют, то ничто не может дать их, не исключая и электричества, которое без всякого успеха было употребляемо с этой же целью.

§209. Вера у начинающего медиума не представляет непременного условия. Она, без сомнения, помогает усилиям, но она не необходима: чистота намерения, желание и добрая воля достаточны. Встречались особы совершенно неверующие, которые были чрезвычайно удивлены, видя себя пишущими независимо от своей воли, тогда как искренно верующие не могли достигнуть этого. Это доказывает, что медиумическая способность зависит от органического предрасположения.

§210. Первый признак расположения к писанию есть некоторого рода содрогание в руке и в кисти. Мало-помалу рука начинает чувствовать побуждение к движению, которому она не может противиться. Часто она чертит сперва одни линии безо всякого значения. Потом образуются всё яснее и яснее буквы, и наконец уже приобретается быстрота обыкновенного писания. Во всяком случае, надо предоставить руку её естественному движению и остерегаться произвольного сопротивления или побуждения.

Некоторые медиумы пишут бегло и легко с самого начала, иногда даже с первого сеанса, что, впрочем, бывает довольно редко. Другие же делают долгое время черты и как бы каллиграфические упражнения. Духи говорят, что это необходимо для того, чтобы развязать руку. Если эти упражнения продолжаются слишком долго и переходят в уродливые знаки, то нет сомнения, что дух забавляется, потому что добрые духи никогда не заставляют делать что-нибудь без пользы.

В таком случае надо работать усерднее, чтобы получить содействие добрых духов. Если, несмотря на это, нет перемены, то нужно остановиться, как скоро заметят, что не получается ничего серьёзного. Можно возобновлять попытку каждый день, но должно прекращать её при первых подозрительных знаках, чтобы не удовлетворять этим духов-насмешников.

К этим замечаниям один дух прибавляет:

"Есть медиумы, способность которых не может итти далее этих знаков. Если по истечении нескольких месяцев они не получают ничего, кроме вещей самых незначительных, как "да" или "нет" или буквы без последовательности, то бесполезно продолжать понапрасну марать бумагу. Они действительно медиумы, но медиумы недостаточные. Впрочем, первые сообщения должны быть рассматриваемы как упражнения, вверяемые духам второстепенным. Поэтому им не должно приписывать особенную важность вследствие натуры духов, которых употребляют в этом случае как учителей писания для первоначального развития способностей начинающего медиума. Не думайте, чтобы Высшие Духи заставляли медиума делать эти приготовительные упражнения. Но если медиум не имеет серьёзной цели, то низшие духи остаются и привязываются к нему. Почти все медиумы пишут под влиянием низших духов в начале своего развития. Они сами уже должны заботиться о том, чтобы приобрести симпатию Высших Духов."

§211. Главный камень преткновения для начинающих медиумов состоит в том, что они имеют дело с низшими духами и должны считать себя счастливыми, если это только лёгкие духи. Всё их внимание должно быть направлено на то, чтобы не дать им власти над собой, потому что как скоро они привяжутся к человеку, то от них нелегко избавиться. Это обстоятельство так важно в особенности вначале, что без необходимых предосторожностей можно потерять плод самых лучших способностей.

Прежде всего нужно с искренной верой просить покровительства у Бога и помощи у своего ангела-хранителя. Он всегда бывает добрый дух, между тем как духи домашние, симпатизирующие хорошим или дурным качествам медиума, могут быть духи лёгкие и даже злые.

Потом нужно стараться со всевозможною заботливостью узнавать по всем признакам, доставляемым опытностью, натуру первых сообщающихся духов, которых всегда надо остерегаться. Если эти признаки подозрительны, нужно призывать с усердием своего ангела-хранителя и отталкивать от себя всеми силами злого духа, доказывая ему, что не поддаются его обманам, и этим обескуражить его. Вот почему предварительное изучение теории необходимо, если хотят избежать неудобств, неразлучных с неопытностью. Относительно этого предмета найдут подробные наставления в главах об одержании и о самоличности духов. Мы скажем здесь только, что, кроме языка, можно рассматривать как верные доказательства низкого развития духа все знаки, фигуры, бесполезные и пустые эмблемы, все почерки странные, искажённые, доходящих до крайности размеров или имеющие смешные и неприятные формы. Почерк может быть очень дурён, даже неразборчив, что зависит больше от медиума, чем от духа, и всё-таки не иметь в себе ничего необыкновенного. Мы видели медиумов, до такой степени поддающихся обману, что они определяли возвышенность духа по величине букв и придавали особенную важность буквам, походившим на печатные буквы, что несовместимо, очевидно, с действительной возвышенностью духа.

§212. Если важно не поддаваться влиянию злых духов против своей воли, то ещё важнее не поддаваться ему добровольно, и не должно думать вследствие непреодолимого желания писать, будто возможно обратиться к первому попавшемуся духу, а затем избавиться от него, когда он будет более не нужен. Нельзя безнаказанно просить помощи для чего бы то ни было у злого духа, который может заставить дорого заплатить за свои услуги.

Некоторые особы, видя, что медиумическая способность их развивается медленно, и теряя терпение, вздумали призвать к себе на помощь какого бы то ни было духа, хотя бы и злого, рассчитывая на то, чтобы прогнать его после. Многие из них были услышаны и начали писать тотчас же. Но дух, не обращая внимания на то, что его призвали по необходимости, был менее покорен, когда его хотели удалить. Мы знаем, как некоторые были наказаны за свою самонадеянность несколькими годами всевозможных одержаний, самыми смешными мистификациями, упорным ослеплением и даже матерьяльными несчастьями и жестокими обманами. Дух сперва явно показался злым, потом лицемерным, чтобы уверить или в своём обращении, или в мнимой власти порабощённого медиума и чрез то управлять им по своему произволу.

§213. Почерк иногда бывает очень разборчив, слова и буквы совершенно раздельны. У некоторых же медиумов, кроме них самих, почти никто не может разобрать его. Надо к этому привыкнуть. Сообщение часто бывает составлено из больших букв. Некоторые слова занимают иногда целую страницу. Духи мало берегут бумагу. Когда слово или фраза неразборчивы, то просят духа написать снова, что обыкновенно он исполняет охотно. Когда писание бывает неразборчиво даже для медиума, то он почти всегда может достигнуть более правильного посредством частых и постоянных упражнений, присоединяя к ним твёрдую волю и с усердием прося духа быть более понятным. Некоторые духи усваивают чисто условные знаки, которые входят в употребление в обычных собраниях. Чтобы показать, что вопрос им не нравится и они не желают на него отвечать, они делают, например, длинную черту или что-нибудь подобное.

Когда дух кончит то, что имел сказать, или не желает более отвечать, рука остаётся неподвижной, и медиум, какова бы ни была его сила и воля, не может получить ни слова более. Напротив же того, пока дух ещё не окончил, карандаш двигается, так что руке почти невозможно остановиться. Захочет ли он сказать что-нибудь сам от себя, рука судорожно схватывает карандаш и начинает писать, так что невозможно ей воспротивиться. Медиум чувствует, впрочем, в себе всегда что-то такое, что ему как будто говорит, остановился ли дух на время или совсем окончил. Редко случается, чтобы он не чувствовал, когда дух удаляется.

Таковы самые существенные объяснения, которые мы считали нужным дать в отношении развития психографии. Практика укажет другие подробности, о которых бесполезно было бы здесь упоминать и в отношении которых будут поступать, соображаясь с главными правилами. Пусть многие пробуют, и тогда окажется медиумов больше, чем предполагают.

§214. Всё, что мы сказали, относится к механическому писанию. Его-то все медиумы и стараются приобрести. Но чисто "механическое" писание весьма редко: к нему часто примешивается более или менее внушение.

Медиум, сознавая то, что он пишет, очень натурально может сомневаться в своей способности. Он не знает, происходит ли это от него или от постороннего духа. Он нисколько не должен беспокоиться об этом и, несмотря на то, продолжать. Наблюдая со вниманием, он легко заметит, что пишет множество вещей, которых он не имел в мыслях, которые даже противны его идеям:

ясное доказательство, что оно происходит не от него. Пусть продолжает, и сомнения рассеются с приобретением опытности.

§215. Если начинающему не дано быть исключительно механическим медиумом, то все попытки достигнуть этого результата останутся безуспешны, и, однако, он не имеет права считать себя лишённым медиумизма. Если он одарён только медиумизмом сознательным, то пусть довольствуется им, и способность эта окажет ему большие услуги, если только он сумеет воспользоваться ею и ею не пренебрежёт.

Если после бесполезных опытов, продолжавшихся некоторое время, не будет никакого признака невольного движения или если это движение будет так слабо, что не в состоянии произвести желаемого результата, то начинающий не должен опасаться написать первую мысль, какая ему придёт в голову, не заботясь о том, произошла ли она от него или из постороннего источника. Опытность научит его делать различие. Часто случается, что механическое движение развивается впоследствии.

Мы сказали выше, что есть случаи, когда нет надобности знать, происходит ли мысль от медиума или от постороннего духа, в особенности когда медиум чисто сознательный или вдохновенный пишет для самого себя. Что за беда, если он припишет себе мысль, ему внушённую? Если ему приходят хорошие идеи, пусть благодарит за это своего доброго гения, и ему будут внушены ещё другие. Таковы вдохновения поэтов, философов и учёных.

§216. Предположим теперь, что медиумическая способность совершенно развита, что медиум пишет с лёгкостью; что он, одним словом, так называемый медиум сформированный. Он весьма ошибётся, если будет думать, что он не нуждается более в наставлениях. Он превозмог одно только матерьяльное препятствие, но с этого-то времени для него и начинаются действительные затруднения. Тут-то он и нуждается более чем когда-нибудь в советах благоразумия и опытности, если не желает попасть в бесчисленные сети, которые будут ему расставлены. Если он пожелает слишком скоро летать на своих собственных крыльях, то не замедлит сделаться игрушкой духов-обманщиков, которые будут стараться воспользоваться его самонадеянностью.

§217. Когда способность медиума развита, то он должен остерегаться употреблять её во зло. Удовольствие, доставляемое ею некоторым начинающим медиумам, возбуждает в них энтузиазм, который можно и нужно умерять. Они должны помнить, что способность эта дана им для добра, а не для удовлетворения пустого любопытства. Поэтому необходимо пользоваться ею только тогда, когда в этом представляется надобность, а не каждую минуту. Так как духи не могут быть постоянно готовы к их услугам, то медиумы рискуют подвергнуться обманам и мистификациям. Лучше всего в этом случае назначить определённые дни и часы, потому что тогда легче бывает сосредоточивать мысли, и духи, желающие явиться, бывают предупреждены и располагают своим временем сообразно с этим.

§218. Если, несмотря на все попытки, медиумизм не проявляется вовсе, то нужно отказаться от притязания на эту способность, как отказываются от пения, когда не имеют голоса. Кто не знает какого-нибудь языка, тот употребляет переводчика, нужно делать то же самое и в этом случае, т.е. прибегать к другому медиуму. Не будучи медиумом, не должно считать себя лишённым помощи духов. Медиумизм есть для них средство выражаться, но не исключительное средство, привлекающее их. Те, которые нас любят, находятся подле нас, будем ли мы медиумы или нет. Отец не оставляет дитя своё, лишённое слуха и зрения, из-за того, что оно не может ни видеть, ни

слышать его. Он окружает его своей заботой, как это делают с нами добрые духи: если они не могут матерьяльно передать нам свою мысль, то помогают нам внушениями.

Перемена почерка

§219. Весьма обыкновенное явление у медиумов пишущих - это изменение почерка с переменой сообщающегося духа. При этом замечательно то, что с одним и тем же духом всегда получается одинаковый почерк, а иногда даже тождественный с тем, который он имел при жизни. Мы увидим дальше, какие последствия можно извлечь из этого обстоятельства относительно самоличности духа. Изменение почерка бывает только у медиумов механических или полумеханических, потому что у них движение руки невольное, направляемое самим духом. Но этого не может быть с медиумами чисто сознательными, у которых дух действует единственно на мысль, а рука повинуется воле медиума, как это бывает при обыкновенном писании. Но неизменяемость почерка даже у медиумов механических ничуть не отрицает их способности, потому что перемена эта не есть непременное условие проявления духов. Она зависит от особенной способности, которой одарены не все механические медиумы. Имеющих эту способность мы называем медиумами-полиграфами.

Потеря и временное прекращение медиумической способности

§220. Медиумическая способность подвержена временной остановке как относительно явлений физических, так и относительно писания. Вот ответы духов на некоторые вопросы, сделанные по этому предмету.

Могут ли медиумы терять свою способность?

- "Это случается часто, какого бы рода ни была способность. Но часто также это бывает только временное прекращение, которое кончается вместе с причиной, произведшей его."

Не истощение ли тока бывает причиной потери медиумизма?

- "Какою бы способностью ни обладал медиум, он ничего не может сделать без содействия духов. Когда он ничего не получает, то это не всегда происходит от того, что у него недостаёт способности. Часто духи не желают более или не могут сообщаться с ним."

Какая причина может принудить духов оставить медиума?

- "Употребление, которое он делает из своей способности, есть самая могущественная причина относительно добрых духов. Мы можем его оставить, если он употребляет свою способность на пустые вещи или для честолюбивых видов. Когда он отказывается передавать наши слова и наши действия воплощённым, которые просят его об этом или желают видеть, чтобы убедиться. Этот дар Божий дан медиуму не для его удовольствия и не для исполнения его честолюбивых видов, но с целью его улучшения и для того, чтобы сообщать истину людям. Если дух видит, что медиум не отвечает его задачам и не пользуется его наставлениями и предупреждениями, он удаляется на поиски медиума более достойного."

Удалившийся дух не может ли быть заменён другим? В таком случае остановка способности делается непонятной.

- "Всегда есть духи, которые только и желают, чтобы сообщаться, и готовы тотчас же заменить удалившихся. Но если добрый дух оставил медиума, то легко может случиться, что он его оставил не навсегда, а только на некоторое время лишил его сообщений с целью дать ему урок и показать ему, что его способность зависит не от него самого и что он не должен тщеславиться ею. Эта временная потеря способности может служить также доказательством медиуму, что он пишет под посторонним влиянием, иначе не было бы этих остановок.

Впрочем, временное прекращение способности не всегда бывает наказанием. Оно означает иногда заботливость духа о медиуме, которого он любит. Он хочет доставить ему матерьяльный отдых, который считает необходимым, и потому не позволяет другим духам заменять его."

Есть, однако, медиумы весьма достойные в нравственном отношении, которые не чувствуют никакой надобности в отдыхе и бывают очень недовольны этой остановкой, не понимая её причины.

- "Это делается для того, чтобы испытать их терпение и судить об их постоянстве. Вот почему духи вообще не полагают никакого срока для этой остановки; они желают видеть, не предастся ли медиум унынию. Часто это бывает также для того, чтобы дать медиуму время обдумать полученные им наставления, и по этим-то обсуживаниям наших наставлений мы узнаём истинно серьёзных спиритов. Мы не можем назвать этим именем тех, которые в сущности только любители сообщений."

Должен ли медиум в этом случае продолжать свои попытки писать?

- "Да, если дух советует ему; если же говорит ему, чтобы он воздержался, то он должен исполнить это."

Есть ли средства сократить это испытание?

- "Покорность и молитва. Впрочем, достаточно пробовать каждый день по нескольку минут, потому что было бы бесполезно терять время в напрасных попытках. Проба эта может иметь ту цель, чтобы узнать, не возвратилась ли способность."

Временное прекращение способности указывает ли на удаление духов, которые обыкновенно сообщаются?

- "Нимало. Медиум в этом случае похож на человека, временно потерявшего зрение и который от этого не перестаёт быть окружён своими друзьями, хотя он и не в состоянии их видеть. Следовательно, медиум может и даже должен продолжать беседовать мысленно со своими

домашними духами и быть убеждён, что они его слышат. Если недостаток медиумизма может лишить его сообщений матерьяльных с известными духами, то он не может мешать сообщениям моральным."

Следовательно, прекращение медиумической способности не всегда есть наказание со стороны духов?

- "Без сомнения, нет, потому что оно может быть доказательством как раз их благосклонности." По какому признаку можно узнать наказание в этом временном прекращении способности?

- "Пусть медиум спросит свою совесть и даст себе отчёт в том, какое употребление он сделал из своей способности, какое добро для других было результатом её, какую пользу извлёк он из данных ему советов - и он будет иметь ответ."

Медиум, который не может более писать, может ли прибегнуть к помощи другого медиума?

- "Это зависит от причины прекращения способности. Часто она прекращается с целью оставить вас некоторое время без сообщений, для того чтобы не приучать вас действовать всегда и не иначе как под руководством нашим. В таком случае он не более будет удовлетворён и при помощи другого медиума. И это имеет ещё другую цель: показать вам, что духи свободны и что вы не можете заставить их действовать по вашей воле. По этому же самому те, которые не медиумы, не всегда получают все сообщения, которых желают."

Примечание. Нужно заметить, что тот, кто прибегает к посредничеству третьего лица для сообщений, часто ничего не получает удовлетворительного, несмотря на качества медиума, тогда как в другое время ответы бывают совершенно удовлетворительны. Это до такой степени зависит от воли духа, что и перемена медиума не помогает. В этом случае духи даже как будто условливаются между собой, так что если не получается ответа от одного, то не получится и от другого. Тогда надо остерегаться настаивать и терять терпение, чтобы не подвергнуться обманам низших духов, которые будут отвечать, если этого усиленно добиваются, и добрые духи позволят им действовать, чтобы наказать нас за нашу настойчивость.

С какой целью Провидение одарило особенно некоторых людей медиумизмом?

- "Это миссия, возложенная на них и которой они счастливы. Они посредники между духами и людьми."

Между тем есть медиумы, которые пользуются своею способностью с неудовольствием?

- "Это медиумы несовершенные. Они не знают цены милости, дарованной им."

Если это миссия, то почему она не составляет преимущества людей добродетельных и почему способность эта нередко даётся людям, не заслуживающим никакого уважения и могущим употреблять её во зло?

- "Она даётся им, потому что она нужна для их собственного улучшения и для того, чтобы они имели возможность получать наставления. Если они не пользуются ею, то будут отвечать за это. Иисус не обращался ли преимущественно к грешникам, говоря, что нужно давать тому, кто не имеет?"

Особы, имеющие сильное желание писать медиумически и не достигающие этого, могут ли заключить из этого что-нибудь о нерасположении к ним духов?

- "Нет, потому что Бог мог отказать им в этой способности, как мог отказать в даре поэзии или музыки. Но если они не пользуются этой милостью, то могут пользоваться другими."

Каким образом человек может совершенствоваться с помощью наставлений духов, если ни сам он, ни через других медиумов не может получать эти наставления?

- "Разве он не имеет книг? Чтобы следовать нравственному учению Иисуса, христианин не имеет надобности слышать слова его из его собственных уст."

 ***

1 Дисциплинированная воля - могущественное орудие в оккультном мире. (Асгарта)

к Тайнам и Загадкам