Главная

 

Живое общение

 

Тайны и Загадки

 

Контакты

 

Интернет-магазин Тайн и Загадок

 

Глава 18

НЕУДОБСТВА И ОПАСНОСТИ МЕДИУМИЗМА

§221. Медиумическая способность есть ли признак состояния патологического или это просто ненормальное состояние?

- "Ненормальное иногда, но не патологическое. Есть медиумы здоровья совершенно крепкого. Те, которые болеют, бывают больны от другой причины."

Упражнение медиумической способности может ли произвести утомление?

- "Упражнение слишком продолжительное какой бы то ни было способности всегда производит утомление. Медиумизм подчиняется тем же условиям, в особенности тот, который производит физические явления. Упражнение этой способности неминуемо влечёт за собой истощение тока, сопровождающееся усталостью, и восстанавливается только отдыхом."

Упражнение в медиумизме может ли иметь само по себе неудобства в гигиеническом отношении, не говоря о злоупотреблении?

- "Есть случаи, когда благоразумно или даже необходимо воздержаться или по крайней мере умерить его употребление. Это зависит от физического и нравственного состояния медиума. Впрочем, медиум сам это чувствует, и когда он испытывает усталость, он должен остановиться."1

Есть ли такие особы, для которых это упражнение более имеет неудобств, чем для других?

- "Я сказал, что это зависит от физического и нравственного состояния медиума. Есть особы, которым необходимо избегать всякого возбуждения жизненных сил, а это упражнение из числа именно таких." (§§183, 194).

Медиумизм может ли произвести сумасшествие?

- "Не более, чем всё другое, если только нет предрасположения к этому в слабости мозга. Медиумизм не производит сумасшествия, если начала его не существует, но если оно есть, что

очень легко узнать по психическому состоянию медиума, то здравый рассудок советует поступать в таком случае осторожно, потому что всякая причина потрясения мозга может быть пагубна."

Есть ли противопоказания к тому, чтобы развивать медиумизм у детей?

- "Разумеется, и я подтверждаю, что это опасно, потому что их слабая и нежная организация будет слишком сильно потрясена и молодое воображение слишком раздражено. Благоразумные родители должны удалять от них эти идеи или по крайней мере говорить им о них только с нравственной точки зрения."

Есть, однако, дети-медиумы от природы как относительно явлений физических, так и относительно писания и видений. Это обстоятельство имеет ли то же неудобство?

- "Нет, когда способность у ребёнка врождённая, то это значит, что она в его натуре и что сложение его к этому годно. Но совсем другое дело, когда способность эту возбуждают. Заметьте, что ребёнок, имеющий видения, вообще не получает от них сильного впечатления. Это ему кажется естественным, он не обращает на это почти никакого внимания и часто даже забывает их. Позднее факт этот придёт ему на память, и он легко его объяснит, если будет знать Спиритизм."

В каком возрасте можно безопасно заниматься Спиритизмом?

- "Для этого нет положительного возраста, это целиком зависит от развития физического и ещё более от развития нравственного. Есть 12-летние дети, которые менее будут поражены явлениями, чем некоторые взрослые. Я говорю о медиумизме вообще. Явления физические утомительнее всего для тела. Писание имеет другое неудобство, состоящее в неопытности ребёнка в случае, если бы он пожелал заниматься им одним и сделал из него забаву."

§222. Спиритические занятия требуют, как мы увидим после, много такта, чтобы избегнуть хитростей духов-обманщиков. Если взрослые бывают ими обмануты, то тем более дети и юноши бывают подвержены этому вследствие своей неопытности. Впрочем, известно, что сосредоточенность мыслей есть условие, без которого нельзя иметь дело с серьёзными духами. Вызывание, делаемое с легкомыслием и шутя, есть святотатство, которое даёт свободный доступ духам-насмешникам и злым. Но так как нельзя ожидать от ребёнка серьёзности, необходимой для таких действий, то надо опасаться, чтобы он не обратил этого занятия в забаву, будучи предоставлен самому себе. Даже при самых благоприятных условиях желательно было бы, чтобы дитя, одарённое медиумической способностью, употребляло её только на глазах опытных людей, которые могли бы собственным своим примером внушить ему то уважение, которое все должны оказывать душам умерших.

После этого можно видеть, что вопрос о возрасте подчинён обстоятельствам, зависящим сколько от темперамента, столько и от характера. Во всяком случае, из вышеприведённых ответов следует, что не стоит стараться развивать медиумическую способность у детей, если только она не самопроизвольная. В этом случае надо пользоваться ею с большой осмотрительностью. Не стоит также ни возбуждать, ни поощрять её у людей слабых.

Надо всеми силами стараться отклонять от сеансов лиц, обнаруживающих хотя малейшую странность в идеях или ослабление умственных способностей, потому что у них видно предрасположение к помешательству, которое каждая возбуждающая причина может развить.

Спиритические идеи не имеют в этом отношении большого влияния, но происшедшее помешательство непременно примет характер главной причины, как приняло бы характер религиозный, если бы эта особа чрезмерно предавалась набожности. И потому, случись такое, в этом, разумеется, обвинили бы Спиритизм. Самое лучшее с особами, которые показывают наклонность к помешательству, поступать так, чтобы отклонять их мысли от их господствующей идеи для того, чтобы доставить покой ослабевшим органам.

Мы обращаем в этом отношении внимание наших читателей на раздел XII Введения к "Книге Духов".

***

1 Особенное недомогание производят дурные низшие духи своими тленными флюидами. От них очень надо беречь медиума, что требует глубоких познаний. (Асгарта)

 

Глава 19

РОЛЬ МЕДИУМА В СПИРИТИЧЕСКИХ СООБЩЕНИЯХ

§223. Медиум в ту минуту, когда употребляет в дело свою способность, находится ли в совершенно нормальном состоянии?

- "Иногда он бывает в состоянии транса, более или менее заметного, что его утомляет, и потому отдых ему необходим. Но весьма часто это состояние не отличается заметным образом от состояния нормального, в особенности у медиумов пишущих."1

Сообщения писаные или словесные могут ли также происходить от духа, воплощённого в самом медиуме?

- "Душа медиума может сообщаться, как и всякая другая. Если она пользуется в некоторой степени свободой, к ней возвращаются её качества духа. Вы имеете этому доказательство в том, что душа живой особы является навестить вас и сообщается с вами через писание, часто без вашего зова. Знайте, что между духами, которых вы вызываете, многие воплощены на Земле. Тогда явившийся вам говорит как дух, а не как человек. Почему же вы думаете, что этого не может быть с медиумом?"

- Это объяснение не кажется ли подтверждением мнения тех, которые полагают, что все сообщения происходят от духа медиума, а не от постороннего духа?

- "Они ошибаются только в том отношении, что говорят безусловно, потому что известно, что дух медиума может действовать сам собой. Но это не причина, чтобы другие не могли также действовать через его посредство."

Как отличить, отвечает ли дух медиума или дух посторонний?

- "По роду сообщений. Изучите обстоятельства и язык, и вы увидите разницу. Дух медиума проявляется большей частью в состоянии сомнамбулизма или экстаза, потому что он тогда

свободнее, но в нормальном состоянии это труднее. Есть, впрочем, ответы, которые невозможно отнести к медиуму. Для того-то я и говорю вам: изучайте и наблюдайте."

Примечание. Когда кто-то говорит нам, мы легко отличаем, что он говорит своего, и когда повторяет чужое, как эхо; то же самое можно сказать и в отношении медиумов.

Так как дух медиума мог в своих прежних воплощениях приобрести знания, которые он забыл в настоящей своей телесной оболочке, но которые вспомнил как дух, то не может ли он почерпнуть из собственного своего источника идеи, которые кажутся нам превышающими его образование?

- "Это часто случается в состоянии сомнамбулизма или экстаза. Но ещё раз повторяю, есть обстоятельства, которые не допускают никакого сомнения: изучайте тщательнее и размышляйте."

Сообщения, происходящие от духа медиума, всегда ли ниже тех, которые происходят от постороннего духа?

- "Не всегда. Посторонний дух сам может быть ниже духа медиума, и тогда он будет говорить менее здраво. Это видно в сомнамбулизме, потому что там почти всегда проявляется дух самого медиума и говорит иногда вещи очень хорошие."

Дух, сообщающийся посредством медиума, передаёт ли прямо свою мысль или через посредство духа, воплощённого в медиуме?

- "Дух медиума в этом случае есть посредник, потому что он связан с телом, которое служит для того, чтобы говорить, и потому что нужна цепь, которая соединяла бы вас с сообщающимися посторонними духами, как нужна электрическая нить для передачи мыслей на далёкое расстояние и на конце нити - разумная особа, которая принимает и передаёт их."

Дух, воплощённый в медиуме, имеет ли влияние на сообщения, которые он передаёт и которые происходят от постороннего духа?

- "Да, потому что если он ему не симпатизирует, он может изменять его ответы и согласовать их с собственными своими идеями и склонностями, но он не имеет влияния на самих духов: он только дурной переводчик."

Это ли составляет причину предпочтения, оказываемого духами известным медиумам?

- "Другой причины нет. Они ищут переводчиков, которые им симпатизируют и точнее передают их мысли. Если между ними нет симпатии, дух медиума делается противником, который оказывает некоторое препятствие, и делается переводчиком неохотным и даже неверным. То же самое бывает и между вами, когда мнение мудреца передаётся голосом ветреника или человеком недобросовестным."

Это понятно в отношении медиумов внушаемых, но не относительно медиумов механических?

- "Вы не вполне понимаете роль медиума. Здесь есть закон, которого вы ещё не знаете. Припомните, что для произведения движения в недвижном теле духу необходима часть оживотворённого тока, которую он заимствует у медиума и таким образом на время оживляет стол для того, чтобы тот повиновался его воле. Поймите же теперь, что для сообщений разумных он имеет необходимость в посреднике разумном и что этот посредник и есть дух медиума."

- Это, кажется, не может быть применено к говорящим столам, потому что, когда неподвижные предметы, как-то: столы, дощечки и корзинки, дают разумные ответы, то дух медиума, повидимому, не играет никакой роли?

- "Это заблуждение. Дух может дать неподвижному телу временную искусственную жизнь, но не разум. Никогда неподвижное тело не было разумным. Дух медиума получает без своего ведома мысль и мало-помалу передаёт её с помощью различных посредников."

Из этих объяснений, повидимому, выходит, что дух медиума никогда не бывает совершенно страдательным лицом?

- "Он бывает страдательным, когда не примешивает своих мыслей к мыслям постороннего духа, но он никогда не остаётся вовсе бездейственным. В его содействии как посредника всегда нуждается даже и так называемый вами медиум механический."

Не больше ли может быть ручательства за независимость сообщений у медиума механического, чем у медиума сознательного?

- "Без всякого сомнения, и для некоторых сообщений медиум механический лучше. Но когда известны способности медиума сознательного, тогда это делается всё равно, смотря по обстоятельствам. Я хочу сказать этим, что есть сообщения, требующие менее точности."

Между многими системами, предложенными для объяснения спиритических феноменов, есть одна, состоящая в предположении, что настоящий медиумизм заключается в совершенно безжизненном теле, в корзинке или картоне, например, которые служат снарядом; что посторонний дух сливается с этим предметом и делает его не только живым, но и разумным, отсюда название медиумов безжизненных, данное этим предметам. Что вы думаете об этом?

- "На это можно сказать только одно: если бы дух передал картону вместе с жизнью и разум, то картон мог бы писать один без действия медиума. Было бы странно, чтобы разумный человек обратился в машину, а неподвижный предмет сделался разумным. Это одна из множества систем, рождённых предубеждением, которая, как и все прочие, не может устоять перед опытностью и наблюдением."

Феномен, - весьма известный, - говорящих столов, корзинок и прочего, которые выражают своими движениями гнев или расположение не является ли подтверждением мнения, что в оживотворённых безжизненных телах есть не только жизнь, но и разум?

- "Когда человек машет с гневом палкой, тогда сердится не палка, и даже не рука, которая её держит, но мысль, управляющая рукой. Столы и корзинки нисколько не разумнее палки. В них нет никакого разумного чувства, но они повинуются разуму. Одним словом, дух не превращается в коробку и даже не избирает её своим местом жительства."

Если нелепо приписывать этим предметам разум, то не должно ли их рассматривать как особый вид медиумов, обозначая именем медиумов безжиненных?

- "Это вопрос слов, который для нас не заключает в себе никакой важности, лишь бы вы понимали друг друга. Вы можете называть человеком и марионетку."

Духи не имеют другого языка, кроме мысли. Они не имеют голосового языка, составленного из звуков. Поэтому для них оказывается возможен только один язык: язык мысли. После этого дух может ли выражаться медиумическим путём на языке, на котором он никогда не говорил при жизни? Где в таком случае он почерпает употребляемые им слова?

- "Вы сами ответили на ваш вопрос, сказав, что у духов один только язык: язык мысли. Этот язык понятен всем, как людям, так и духам. Блуждающий дух, относясь к воплощённому в медиуме духу, не говорит ему ни по-французски, ни по-английски, но на языке всеобщем, который есть язык мысли. Чтобы перевести свою мысль на язык слов, на язык передаточный, он почерпает для этого выражения из словаря медиума."

Если это так, то дух должен был бы изъясняться не иначе, как на языке медиума, между тем как иногда он заставляет его писать на языке, вовсе мудиуму незнакомом. Нет ли здесь противоречия?

- "Заметьте, во-первых, что не все медиумы к этому способны и, во-вторых, что духи прибегают к этому только случайно, когда находят, что это может быть полезно. Для сообщений обычных и несколько пространных они предпочитают употреблять язык знакомый медиуму, потому что он представляет для них менее матерьяльных затруднений."

Способность некоторых медиумов писать на незнакомом им языке не происходит ли от того, что этот язык им был известен в другом их воплощении и они сохранили о нём смутное воспоминание?

- "Разумеется, такое может случиться, но это не есть общее правило. Дух может с некоторыми усилиями превозмочь на время встречаемое им матерьяльное сопротивление. То же самое бывает, когда медиум пишет на своём собственном языке слова, которых он не знает."

Особа, не умеющая писать, может ли писать как медиум?

- "Да, но понятно, что в этом случае нужно превозмочь большие механические затруднения с рукой, не привыкшей к движению, необходимому для образования букв. То же самое бывает с медиумами-живописцами, не умеющими рисовать."

Неумный медиум может ли передавать сообщения возвышенные?

- "Да, по той же причине, по которой медиум может писать на незнакомом ему языке. Собственно, медиумическая способность не зависит от ума, так же как и от нравственных качеств, и за неимением лучшего орудия дух может употреблять то, которое находится под рукой. Но очень естественно, что для сообщений более важных он предпочитает медиума, представляющего ему менее матерьяльных затруднений. И потом, учтите другое обстоятельство: идиот часто бывает идиотом по одному только несовершенству органов, но дух его может быть развитее, чем вы предполагаете. Вам это доказывают некоторые вызывания идиотов мёртвых или живых."

Примечание. Этот факт подтверждается опытами. Мы часто вызывали идиотов живых, которые представляли ясные доказательства своего тождества и отвечали очень умно и даже возвышенно. Это состояние есть наказание для духа, страдающего от стеснения, в котором он находится. Следовательно, медиум-идиот может иногда представить духу, желающему сообщаться, более средств, чем предполагают. (См. в "Revue Spirite", июль 1860г. статью о френологии и физиогномике).

Откуда происходит способность некоторых медиумов писать в стихах, несмотря на их невежество относительно стихосложения?

- "Стихосложение - это тоже речь. Медиумы могуг писать в стихах, как могут писать на языке, неизвестном им. Кроме того, они могли быть поэтами в другом существовании, потому что, как вам говорено было, приобретённые познания никогда не теряются для духа, который должен достигнуть совершенства во всех отношениях. В таком случае то, что они знали, даёт им, хотя они и не подозревают этого, склонность, которой они не имеют в обыкновенном состоянии."

Можно ли сказать то же самое о специальной способности медиумов к рисованию или к музыке?

- "Да, рисование и музыка также способы выражения мысли. Духи употребляют орудия, которые представляют им больше удобства."

Выражение мысли посредством поэзии, рисования или музыки зависит ли единственно от специальной способности медиума или также от способностей сообщающегося духа?

- "Иногда от медиума, иногда от духа. Высшие Духи имеют все способности. Познания же низших духов очень ограниченны."

Почему человек, имевший высокий талант в предшествовавшем существовании, не имеет его в существовании последующем?

- "Это бывает не всегда. Часто он совершенствует в следующем существовании то, что начал в предыдущем. Но может случиться также, что высокая способность дремлет в продолжение известного времени, для того чтобы другая могла свободнее развиваться. Это безжизненный зародыш, который проявится позже и от которого всегда остаются какие-нибудь побеги или по крайней мере смутное сознание его."

 

§224. Посторонний дух, без сомнения, понимает все языки, потому что язык есть выражение мысли, а дух понимает посредством мысли. Но чтобы передать эту мысль, нужно орудие: это орудие есть медиум. Душа медиума, получающая постороннее сообщение, может передать его не иначе, как только через органы своего тела. Органы эти не могут быть так послушны для языка, ему не известного, как для того, к которому он уже привык. Медиум, знающий один только французский язык, может случайно дать ответ на языке английском, например, если дух этого пожелает.

Но духи, которые и без того уже находят, что язык человеческий слишком вял в сравнении с быстротою мысли, вследствие чего они сокращают его как только могут, теряют терпение, испытывая механическое затруднение. Вот почему они не всегда делают это.

По этой же причине медиум начинающий, который медленно и с трудом пишет даже на своём собственном языке, получает вообще ответы короткие и без всякого развития. Вследствие этого духи советуют делать через посредство таких медиумов одни только простые вопросы. Для вопросов же высоких нужен медиум совершенно сформированный, который не представляет для духа никакого механического затруднения.

Мы не возьмём в чтецы ученика, знающего одни только склады. Хороший работник не любит дурных инструментов. Прибавим другое замечание, весьма важное в отношении иностранных

языков. Подобные опыты всегда делаются с целью любопытства и испытания. Но для духов нет ничего неприятнее, как испытания, которым их хотят подвергнуть. Возвышенные духи никогда этому не подчиняются и удаляются тотчас же, как скоро заметят, что хотят приступить к этому. Сколько их интересуют вещи полезные и серьёзные, столько же неприятно им заниматься вещами пустыми и не ведущими ни к какой цели.

Это делается, скажут неверующие, для того, чтобы нас убедить, а это цель полезная, потому что таким образом можно увеличить число последователей Спиритизма. На это духи обыкновенно отвечают:

- "Спиритизм не нуждается в тех, которые имеют столько гордыни, чтобы считать себя необходимыми. Мы призываем к себе тех, кто угодны нам, и часто это бывают люди самые незначительные и самые смиренные. Иисус делал ли чудеса, о которых просили его книжники, и каких людей употребил он, чтобы произвести переворот в мире? Если вы желаете убедиться, то имеете для этого другие средства, кроме фокусов. Начните сперва с вашей покорности. Не в порядке вещей, чтобы ученик указывал учителю образ его действий."

Из этого следует, что, за немногими исключениями, медиум передаёт мысль духа посредством находящихся в его распоряжении механических средств. Выражение этой мысли может и даже должно большей частью носить на себе отпечаток несовершенства этих средств. Таким образом, человек необразованный, крестьянин, может говорить прекрасные вещи, выражать мысли самые возвышенные, самые философские, но языком крестьянина, потому что для духов мысль преобладает над всем.

Это может быть ответом на возражение некоторых критиков относительно неправильностей слога и орфографических ошибок, в которых можно упрекнуть духов. Привязываться к подобным вещам - значит обнаруживать мелочность. Не менее смешно поступают и те, которые стараются воспроизводить эти неправильности со всевозможной точностью, как мы иногда это видели. Право, их можно исправлять без всякого опасения, если только оне не составляют характеристической черты сообщающегося духа. В таком случае их полезно сохранять, как доказательство тождества духа. Так, например, мы видим, что один дух постоянно писал Jule (без s), говоря о своём внуке, потому что при жизни он всегда писал это имя таким образом, хотя внук его, бывший в данном случае медиумом, очень хорошо знал, как нужно писать своё имя.

§225. Следующее рассуждение, данное самопроизвольно двумя Высшими Духами, которые проявлялись уже самыми возвышенными сообщениями, заключает самое ясное и полное разрешение вопроса о роли медиумов.

"Каковы бы ни были свойства пишущих медиумов, будут ли это медиумы механические, полумеханические или просто сознательные, наш способ действия с ними в сущности не изменяется. В самом деле, мы сообщаемся с воплощёнными духами точно так же, как и с блуждающими, только посредством передачи мыслей.

Наши мысли не нуждаются в одежде слова, чтобы их понимали духи. Все духи, смотря по степени развития их умственных способностей, видят мысль,2 которую мы желаем сообщить им, потому что направляем её к ним. Такая мысль может быть понята духом сообразно с его развитием, между тем как для другого духа мысль эта, не пробуждая в его сердце или в его уме никакого воспоминания, никакого сведения, остаётся для него незаметною. В этом случае воплощённый дух, который служит нам медиумом, более годен для передачи нашей мысли

другим людям, хотя и не понимает её, чем дух невоплощённый и малоразвитый, если бы мы принуждены были прибегнуть к его посредничеству, потому что земное существо предоставляет своё тело как орудие в наше распоряжение, чего блуждающий дух не может сделать.

Таким образом, когда мы находим в медиуме ум, обогащённый познаниями, приобретёнными в настоящей жизни, и дух, богатый бездейственными прежними познаниями способными облегчить наши сообщения, мы пользуемся им преимущественно потому, что с ним феномен сообщения делается для нас гораздо легче, чем с медиумом, умственные способности которого были бы ограничены и предшествовавшие познания оказались бы недостаточными. Мы постараемся, чтобы нас поняли с помощью ясных и точных объяснений.

С медиумом, умственная сторона которого развита в настоящем и предшествовавшем существовании, наша мысль сообщается тотчас, от духа к духу, вследствие способности, свойственной существу самого духа. В этом случае мы находим в мозгу медиума элементы, нужные для того, чтобы дать нашей мысли одежду слова, соответствующую этой мысли, и это во всяком случае, будет ли медиум сознательный, полумеханический или чисто механический.

Вот почему, каково бы ни было разнообразие духов, сообщающихся с медиумом, сообщения, получаемые им, хотя и происходят от различных духов, всё же имеют отпечаток формы и оттенков, свойственных медиуму. Да, хотя мысль совершенно чужда ему, хотя предмет выходит из круга его обыкновенных понятий, хотя то, что мы желаем сказать, происходит вовсе не от него, но он тем не менее имеет влияние на форму личными качествами и свойствами своими.

Это то же самое, когда вы рассматриваете различные виды в цветные очки, зелёные, белые или синие. Хотя эти виды или рассматриваемые предметы совершенно ризличны и не имеют ничего общего между собой, но вы заметите на них всегда оттенок, зависящий от цвета очков.

Или лучше сравним медиумов со стеклянными шарами, наполненными прозрачными окрашенными жидкостями, которые выставляют в аптечных лабораториях. Мы, подобно свету, освещаем некоторые моральные и философские взгляды на вещи. Когда светящиеся лучи принуждены проходить сквозь стекло более или менее полированное, более или менее прозрачное - в данном случае через медиумов более или менее развитых, - они достигают предмета, который мы желаем осветить, не иначе как заимствовав цвет или, лучше сказать, форму, свойственную этим медиумам. Наконец, чтобы окончить последним сравнением, положим, что мы, духи, подобно композитору, который желает сочинить или импровизировать мелодию, имеем под рукой фортепьяно, скрипку, флейту, фагот или свисток в две копейки. Очевидно, что с фортепьяно, флейтой или скрипкой мы исполним нашу мелодию так, что она будет понятна для слушателей, и хотя звуки фортепьяно, флейты или кларнета будут совершенно различны между собой, сочинение наше останется одним и тем же, исключая оттенков звука. Но если в нашем распоряжении будет только свисток или воронка, тогда для нас возникает затруднение.

В самом деле, когда мы принуждены бываем употреблять медиумов малоразвитых, наш труд делается гораздо медленнее, гораздо тягостнее, потому что мы принуждены бываем прибегать к формам неполным, что для нас весьма затруднительно. В таком случае мы должны разлагать свою мысль и передавать слово за словом и букву за буквой, что чрезвычайно скучно и тягостно для нас и представляет действительное препятствие скорости и развитию наших проявлений.

Вот почему мы бываем счастливы, когда находим медиумов способных, снабжённых матерьялами, готовыми для действия, одним словом, хорошие орудия, потому что в таком случае нашему перисприту, действующему на перисприт того, кого мы медиумизируем, остаётся только давать движение руке, служащей нам ручкою для пера или карандаша, между тем как с медиумами недостаточными мы должны делать почти то же, что делаем, когда сообщаемся посредством ударов, т.е. обозначать буквально слово в слово каждую фразу, составляющую перевод мыслей, которые мы желаем сообщить.

Вследствие этого для распространения Спиритизма и развития способностей пишущих медиумов, мы обратились преимущественно к классам просвещённым и образованным, несмотря на то, что именно в этих-то классах встречаются люди самые неверующие, самые упрямые, самые безнравственные. И как мы предоставляем теперь духам-фокусникам и малоразвитым сообщения физические, удары и принесения предметов, точно так же между вами люди пустые предпочитают феномены, поражающие зрение или слух, феноменам духовным, чисто психологическим.

Когда мы желаем продиктовать что-нибудь самопроизвольное, мы действуем на ум, на мозг медиума и берём нужные для нас элементы, которые он доставляет, и это делается без его ведома. Мы как будто отправляемся в кошелёк его, берём находящуюся там сумму и располагаем различные монеты её в том порядке, какой нам кажется полезным.

Но если медиум сам желает спрашивать нас о чём-нибудь, то он должен рассудить об этом серьёзно, чтобы предлагать нам вопросы методически и чрез то облегчить нам труд отвечать ему. Потому что, как сказано было в предыдущем наставлении, мозг ваш часто бывает в страшном беспорядке; и тогда нам трудно действовать в лабиринте ваших мыслей. Когда вопросы должны быть предложены третьим лицом, то хорошо и полезно, чтобы все они были предварительно сообщены медиуму, который мог бы чрез это, так сказать, слиться с вызывателем. Тогда и нам легче отвечать вследствие сродства, существующего между нашим периспритом и периспритом медиума, который служит нам переводчиком.

Мы можем, разумеется, говорить о математике через медиума, который, повидимому, незнаком вовсе с этой наукой, но часто дух его обладает этими познаниями в бездейственном состоянии, т.е. познаниями, принадлежащими собственно его духу, а не воплощённому существу, потому что настоящее тело негодно для проявления этих познаний. То же самое может быть относительно астрономии, поэзии, медицины, различных языков и всех других познаний, свойственных роду человеческому. Наконец, мы имеем ещё способ действия, весьма тягостный, употребляемый нами с медиумами, совершенно чуждыми обсуждаемого предмета, и состоящий в набирании букв и слов, как в типографии.

Как мы сказали, духи не имеют надобности облекать мысль свою в слова. Они понимают и сообщают мысль непосредственно. Существа же телесные, напротив, не могут понимать мысль иначе как облечённую в наружную форму. В то время как буквы, слово, существительное, глагол, одним словом, фраза необходима вам для понимания мысли, для нас не нужно никакой формы, видимой или внешней.

Эраст и Тимофей"

 

Примечание. Этот разбор роли медиумов и способов действий, с помощью которых духи сообщаются, так же ясен, как и логичен. Из него вытекает то правило, что дух черпает в мозгу медиума не идеи свои, а матерьялы их и что чем богаче мозг этот матерьялами, тем легче делается сообщение. Когда дух выражается на языке, известном медиуму, то он находит в нём слова, готовые для того, чтобы облечь в них свою идею. Если же он хочет говорить на языке не знакомом медиуму, то он не находит уже в нём слов, а одни только буквы. Поэтому дух принуждён бывает диктовать, так сказать, букву за буквой, подобно тому как если б мы заставляли писать по-немецки того, кто не знает ни одного слова из этого языка.

Если медиум не умеет ни читать, ни писать, то у него даже нет и букв. Тогда нужно бывает водить его руку, как водят руку ученика, и в этом случае представляется необходимость преодолевать ещё большее матерьяльное затруднение. Итак, феномен этот возможен и многочисленные примеры его существуют. Но понятно, что этот способ действия мало совместим с пространностью и быстротою сообщений и что духи должны предпочитать орудия самые лёгкие или, как они говорят, медиумов "хорошо снабжённых" с их точки зрения. Если б те, которые требуют этих феноменов как средства для убеждения, изучили предварительно теорию, то знали бы, при каких исключительных условиях они производятся.3

 ***

1 Транс - это сомнамбулический сон: "сон духов", как выражаются в Индии. (Асгарта)

2 Мысли - это вибрации, которые тянутся к звёздам. Вот поэтому развитому духу нечего спрашивать человека, что он думает. Дух, приближаясь, уже читает все мысли над головой человека. Так точно читают мысли и ясновидящие. Это известно всем посвящённым. (Асгарта)

3 Увы, увы, все критики Спиритизма столь невежественны, что не знают такой простой вещи. Более того, они обыкновенно так глупы, что и не понимают её, когда им её говорят. Пока человек внутренне не созрел, все попытки конвертации, т.е. обращения его, будут напрасны. (Й.Р.)

 

 Глава 20

НРАВСТВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ МЕДИУМА

§226. Развитие медиумизма соразмерно ли с нравственным развитием медиума?

- "Нет, собственно способность зависит от организма, а не от нравственной стороны медиума. Она не зависима также и от употребления способности, которое может быть хорошо и дурно, смотря по качествам медиума."

Всегда говорили, что медиумизм есть дар Божий, милость, благоволение. Почему же он не даётся преимущественно людям добрым и почему мы видим людей недостойных, которые одарены им в высшей степени и которые употребляют его во зло?

- "Все способности - дары Божьи, за которые должно благодарить Его, потому что есть люди, лишённые их. Вы могли бы так же спросить, почему Бог даёт хорошее зрение злодеям, ловкость -мошенникам, красноречие - тем, которые употребляют его во зло. То же самое и в отношении

медиумизма. Недостойные одарены им, потому что они в нём более нуждаются, чем другие, для улучшения себя. Не думаете ли вы, что Бог отказывает виновным в средствах к спасению? Он даёт их во множестве; Он их влагает им в руки; им стоит только воспользоваться. Иуда-предатель не делал ли чудес и не исцелял ли больных как апостол? Бог допустил его иметь этот дар, чтобы сделать измену его более гнусною."

Медиумы, употребляющие во зло свою способность и не пользующиеся ею для добрых дел и для своего назидания, испытают ли происходящие от этого последствия?

- "Если они дурно пользуются ею, они будут наказаны вдвойне, потому что имеют одним средством больше к просвещению себя и пренебрегают им. Тот, кто видит и спотыкается, более виновен, чем слепой, который падает в ров."

Есть медиумы, которым даются самопроизвольно и почти постоянно сообщения об одном и том же предмете в отношении, например, некоторых нравственных вопросов или некоторых недостатков. Имеет ли это какую-нибудь цель?

- "Да, и эта цель заключается в том, чтобы просветить их относительно часто повторяемого предмета или исправить от известных недостатков. Поэтому одним будут беспрестанно говорить о гордыни, другим о милосердии. Одно только повторение может, наконец, открыть им глаза.

Нет медиума, употребляющего во зло свою способность вследствие ли тщеславия или личных интересов или унижающего её гордыней, эгоизмом, легкомыслием и прочим, который не получал бы время от времени какого-нибудь предостережения со стороны духов. Зло заключается в том, что большей частью медиумы не принимают этого на свой счёт."

Примечание. Духи иногда бывают очень осторожны в своих наставлениях. Они дают их косвенно, чтобы предоставить более заслуг тем, которые сумеют приложить их к себе и воспользоваться ими. Но ослепление и гордыня так сильны у некоторых, что они не узнают себя в представленной им картине, а если дух даёт им понять, что это говорится, собственно, о них, то они сердятся и считают духа обманщиком или злым насмешником. Это одно уже показывает, что дух прав.

В наставлениях, которые диктуются медиуму в выражениях общих, не относящихся ни к какой личности, не бывает ли медиум пассивным орудием для просвещения других?

- "Часто эти советы диктуются не для него собственно, а для других, к которым мы не можем относиться иначе как только через посредство медиума, но из этого и он должен получить свою долю, если он не ослеплён самолюбием. Не думайте, чтобы медиумическая способность была дана для того только, чтобы исправить одну или две особы. Нет, цель куда обширнее этого. Дело идёт о человечестве. Медиум - орудие слишком мало важное как отдельная личность. Поэтому, когда мы даём наставления, которые должны принести пользу большинству, то мы употребляем тех, с которыми легче сообщаться. Но будьте уверены, что настанет время, когда хорошие медиумы будут столь обыкновенны, что добрые духи не встретят надобности употреблять дурные орудия."

Так как нравственные достоинства медиума удаляют от него духов несовершенных, то каким образом случается, что медиум, одарённый хорошими качествами, передаёт ответы ложные или грубые?

- "Знаешь ли ты все изгибы его души? Впрочем, не будучи порочным, можно быть пустым и ветреным. Притом же медиум иногда может нуждаться в уроке, чтобы быть осторожнее."

Почему Высшие Духи позволяют особам, одарённым большой силою как медиумы и которые могли бы делать много добра, быть орудиями заблуждения?

- "Они стараются действовать на них своим влиянием. Но когда те позволяют себе уклоняться от хорошего пути, они их оставляют. Вследствие этого они употребляют их неохотно, потому что истина не может быть передаваема ложью."

Неужели вовсе нельзя получить дельные сообщения через медиума несовершенного?

- "Несовершенный медиум может иногда говорить дельные вещи, потому что, если он одарён хорошей способностью, то добрые духи могут употреблять его за неимением другого при каких-нибудь особенных обстоятельствах, но только не иначе как временно, ибо как только встречают другого, более годного для них, то отдают ему предпочтение."

Примечание. Нужно заметить, что когда добрые духи видят, что медиум, вследствие несовершенств своих, делается добычей духов-обманщиков, то они почти всегда располагают обстоятельства так, чтобы заблуждения его были заметны, и удаляют его от людей серьёзных и добросовестных, доверие которых могло бы быть обмануто. В этом случае, каковы бы ни были способности его, об удалении его жалеть не приходится.

Какого медиума можно было бы назвать совершенным?

- "Совершенным? Увы, вы очень хорошо знаете, что на Земле нет совершенства, иначе вы бы на ней не были. Скажите - хорошим медиумом, и это уже много, потому что и такие медиумы очень редки. Совершенным медиумом был бы тот, которого злые духи никогда не осмелились бы попытаться обмануть; лучший же - тот, который, симпатизируя только добрым духам, наименее подвергался обманам."

Если он симпатизирует только добрым духам, то как они позволяют ему быть обманутым?

- "Добрые духи позволяют иногда обманывать лучших медиумов с целью доставить упражнение их суждению и научить их отличать истину от лжи. Кроме того, как бы ни был хорош медиум, он не может быть так совершенен, чтобы не нашлось в нём слабой стороны, которая дала бы повод к обману. Это должно служить ему уроком. Ложные сообщения, которые он получает от времени до времени, суть предостережения, допускаемые для того, чтобы он не считал себя непогрешимым и не возгордился бы. Потому что медиум, получающий самые замечательные вещи, не больше может гордиться ими, чем шарманщик, который играет прекрасные пьесы, вертя ручку своего инструмента."

Какие условия необходимы для того, чтобы слова Высших Духов доходили до нас неискажёнными?

- "Желать добра, изгонять эгоизм и гордыню. И то, и другое необходимо."

Если слова Высших Духов доходят до нас чистыми только при таких затруднительных обстоятельствах, то не есть ли это важное препятствие относительно распространения истины?

- "Нет, потому что свет всегда является тому, кто желает его получить. Кто хочет просветиться, тот должен избегать мрака, а мрак - в нечистоте сердца.

Духи, которых вы считаете олицетворением добра, неохотно подчиняются зову тех, чьи сердца осквернены гордыней, алчностью и недостатком милосердия.

Пусть те, которые желают просветиться, откинут всякое человеческое тщеславие и смирят свой разум пред беспредельным могуществом Творца. Это будет служить лучшим доказательством их чистосердечия. И это условие каждый может исполнить."

 

§227. Если медиум относительно исполнения есть не что иное, как орудие, то в нравственном отношении он имеет весьма большое влияние. Так как для сообщений посторонний дух сливается с духом медиума, то это слияние может быть только сообразно с их взаимной симпатией или, если можно так выразиться, сообразно с их сродством.

Душа производит на посторонний дух некоторого рода притяжение или отталкивание, смотря по степени их сходства или несходства. Добрые имеют сродство с добрыми, а злые со злыми. Из этого следует, что нравственные качества медиума имеют весьма важное влияние на природу духов, которые сообщаются чрез его посредство. Если он порочен, низшие духи собираются около него и всегда готовы занять место добрых духов, которых призывают. Качества, привлекающие добрых духов, это - доброта, благосклонность, простота сердца, любовь к ближнему и отрешение от вещей матерьяльных. Недостатки, отталкивающие их: гордыня, эгоизм, зависть, ненависть, алчность, чувственность и все страсти, которыми человек привязывается к материи.

§228. Все нравственные несовершенства суть открытые двери для злых духов, но между ними есть одно, которым злые духи пользуются с наибольшим искусством. Это гордыня, потому что её менее всего сознают в себе. Гордыня погубила множество медиумов, одарённых превосходными способностями, которые без этого могли бы быть личностями замечательными и весьма полезными. Между тем, когда они сделались добычей духов-обманщиков, их способности сначала были искажены, потом совершенно уничтожились, и многие из них испытали в жизни самые горькие неудачи.

Гордыня обнаруживается у медиумов весьма явными признаками, на которые необходимо обратить внимание в особенности потому, что это один из тех недостатков, которые больше всего должны поселять недоверие к их сообщениям. Во-первых, слепая уверенность в возвышенности самих сообщений и в непогрешимости духа, который даёт их. Отсюда вытекает некоторого рода презрение ко всему тому, что получается не через них, потому что они считают себя привилегированными относительно истины. Великие имена, которыми украшаются духи, выдающие себя за их покровителей, прельщают их. Так как их самолюбие страдало бы, если бы они признали себя обманутыми, то они отвергают всякого рода советы. Они даже избегают их, удаляясь от своих друзей и ото всех, кто мог бы открыть им глаза. Если они из снисхождения слушают их, то считают ни во что их мнение, потому что сомневаться в превосходстве их духов есть почти святотатство.

Они оскорбляются малейшим противоречием, простым критическим замечанием и доходят иногда до ненависти к тем, которые оказали им услугу. Благодаря этому удалению, произведённому духами, не желающими встречать противоречия, злые духи легко удерживают их в заблуждении и заставляют принимать самые грубые нелепости за вещи самые возвышенные.

Итак, совершенная уверенность в превосходстве того, что они получают, презрение к тому, что получается не через них, важность, неблагоразумно придаваемая великим именам, отвержение советов, принятие в дурную сторону всякой критики, удаление от тех, которые могли бы высказать беспристрастное мнение, уверенность в своём искусстве, несмотря на недостаток опытности, -таковы признаки медиумов гордых.

Надо сознаться также, что гордыня часто возбуждается в медиуме его обстановкой. Если он имеет хоть сколько-нибудь заметные способности, в нём заискивают и превозносят его похвалами. Он считает себя необходимым и скоро принимает на себя вид самодовольства и некоторого презрения, когда предлагает другим своё содействие. Мы несколько раз раскаивались в похвалах, которые высказывали некоторым медиумам с целью поощрить их.

§229. Рядом с этим поставим, обрисуем действительно хорошего медиума, к которому можно иметь доверие. Мы предполагаем сперва способность довольно сильную, которая позволяла бы духам сообщаться свободно, не встречая никаких матерьяльных затруднений. После этого больше всего следует обратить внимание на свойства духов, которые обыкновенно сообщаются с ним, а для этого нужно смотреть не на имя, а на язык.

Медиум никогда не должен терять из виду, что симпатии, которые он приобретает у добрых духов, зависят от того, что он будет делать для удаления от себя злых. Будучи убеждён, что его способность есть дар, данный ему для добра, он нимало не старается превозноситься ею, не ставит её себе в заслугу. Он принимает хорошие сообщения как милость, которой он должен сделаться ещё достоин своею добротой, снисходительностью и скромностью. Первый гордится своими сношениями с Высшими Духами; последний смиряется, потому что всегда считает себя ниже этой милости.

Следующее рассуждение об этом предмете было продиктовано нам духом, несколько сообщений которого мы привели выше:

"Мы сказали уже, что медиумы, в медиумическом отношении, имеют только второстепенное влияние в сообщениях духов. Их роль есть роль электрической машины, передающей телеграфные депеши с одной отдалённой точки Земли в другую.

Так, когда мы хотим продиктовать сообщение, мы действуем на медиума, как телеграфист действует на свой аппарат, т.е. как удары телеграфа рисуют за тысячу миль на полоске бумаги знаки, составляющие депешу, так и мы сообщаем вам посредством медиумического аппарата, чрез неизмеримые пространства, отделяющие видимый мир от невидимого, телесный от бесплотного, то, что желаем сообщить вам. Но точно так же, как влияние атмосферы действует и мешает часто передаче депеш электрического телеграфа, так и нравственное влияние медиума действует и мешает иногда передаче наших замогильных депеш, потому что мы принуждены бываем проводить их чрез среду, неблагоприятную для этого. Между тем влияние это большей частью уничтожается нашей энергией и нашей волей, и противодействие не обнаруживается.

Действительно, рассуждения высокофилософские, сообщения превосходной нравственности часто передаются медиумами, мало способными к столь возвышенным наставлениям, между тем как с другой стороны сообщения мало назидательные получаются иногда через медиумов, которые стыдятся, что служили проводниками их.

Вообще, можно утверждать, что духи известного характера привлекают к себе духов сходных с ними и что редко духи высших разрядов сообщаются через дурные проводники, когда имеют под рукой хорошие медиумические аппараты, т.е. хороших медиумов.

Следовательно, медиумы легкомысленные и несерьёзные привлекают к себе таких же духов. Вот почему сообщения их наполнены вещами пустыми, пошлыми, идеями без последовательности и часто неверными относительно спиритического Учения.

Разумеется, они могут говорить и говорят иногда хорошие вещи. Но в этом-то случае и нужно разбирать их строго и внимательно, потому что между этими хорошими вещами некоторые лицемерные духи вставляют с большим искусством и с рассчитанным вероломством вымышленные факты, ложные уверения, чтобы обмануть доверие своих слушателей. Тогда нужно вычеркнуть, без всякого сожаления, каждое слово, каждую двусмысленную фразу и оставить только то, что допускает логика или что уже известно из спиритического Учения.

Сообщения подобного рода опасны только для одиноких спиритов и для кружков, только что возникших или малопросвещённых, потому что в собраниях, где члены более сведущи в Спиритизме и приобрели уже опытность, ворона напрасно будет украшать себя павлиньими перьями. Обман будет безжалостно обнаружен.

Я не стану говорить о медиумах, которые находят удовольствие вызывать и слушать грубые сообщения. Пусть они наслаждаются в обществе цинических духов. Впрочем, сообщения подобного рода требуют сами по себе уединения и одиночества. Во всяком случае, они могут только возбудить негодование и отвращение в философских и серьёзных кружках.

§230. Нравственное влияние медиума делается очевидным в особенности тогда, когда он заменяет своими собственными идеями идеи, которые духи стараются внушить ему, а также когда он почерпает в своём воображении фантастические теории, которые сам считает, весьма чистосердечно, следствием внушённых ему сообщений. Тогда часто можно держать какое угодно пари, что сообщение это есть отражение мысли духа самого медиума. При этом случается весьма любопытный факт: рука медиума движется почти механически, побуждаемая к этому посторонним духом-насмешником.

Об этот-то камень преткновения и разбивается пламенное воображение, потому что, увлекаясь пылкостью своих идей, мишурой своих литературных познаний, не замечают достоинств в скромном сообщении какого-нибудь мудрого духа и, оставляя действительность для тени, заменяют её напыщенными фразами. Об этот же опасный камень разбиваются труды тщеславных медиумов, которые, за неимением сообщений (в них добрые духи отказывают им), выдают свои собственные произведения за произведения духов. Вот почему главные лица спиритических кружков должны обладать большим тактом и редкой проницательностью, чтобы отличать истинные сообщения от подложных и чтобы не оскорблять при том людей, которые сами себя обманывают.

"В сомнении не высказывайся", - говорит одна из ваших старинных пословиц. Признавайте же только то, что очевидно для вас. Как скоро появляется новое мнение, которое кажется вам сомнительным, подвергайте его критике вашего ума и логики, и то, что отвергает ваш разум, отбрасывайте смело. Лучше отвергнуть десять истин, чем принять одну ложь, одну фальшивую теорию.

Действительно, на ложной теории вы могли бы построить целую систему, которая разрушилась бы при первом дуновении истины, как здание, построенное на песке. Между тем, если вы отвергнете теперь несколько истин, потому что оне не ясно доказаны вам, то скоро простой факт или неопровержимое доказательство явятся и подтвердят вам эти истины.

Однако ж помните, спириты, что для Бога невозможны несправедливость и неправда. Спиритизм довольно распространён между людьми и достаточно улучшил нравственность искренних последователей своего Учения, чтобы добрые духи не были принуждены употреблять дурные орудия - медиумов несовершенных.

Итак, если теперь медиум, каков бы он ни был своим поведением или своими нравами, своею гордыней, своим недостатком любви и милосердия, представляет законную причину недоверия, не принимайте его сообщений, потому что в траве скрывается змея. Вот моё заключение о нравственном влиянии медиумов.

Глава 21

ВЛИЯНИЕ СРЕДЫ

§231. Среда, в которой находится медиум, имеет ли влияние на явления?

- "Все духи, которые окружают медиума, помогают ему относительно добра, как и относительно зла."

Высшие Духи не могут ли восторжествовать над дурной волей воплощённого духа и тех, которые его окружают?

- "Да, когда они считают это полезным и смотря по намерению того, кто к ним обращается. Мы уже сказали, что самые возвышенные духи могут иногда сообщаться по особенной милости, несмотря на несовершенство медиума и среды, но тогда эти последние остаются совершенно посторонними."

Высшие Духи стараются привести легкомысленные собрания к идеям более серьёзным?

- "Высшие Духи не являются в собрания, в которых (они это знают) их присутствие будет бесполезно. В кружках малообразованных, но чистосердечных мы являемся охотно, если даже находим в них одни только посредственные орудия; но в собраниях образованных, где господствует ирония, мы не являемся никогда. Там нужно говорить глазам и ушам: это роль духов стучащих и насмешников. Нужно, чтобы люди, которые хвастаются своими познаниями, были унижены духами, наименее сведущими и наименее развитыми."

Запрещён ли низшим духам доступ в серьёзные собрания?

- "Нет, они иногда остаются там, чтобы пользоваться наставлениями, которые достаются вам. Но они молчат, как ветреники в собраниях людей мудрых."

§232. Было бы заблуждением думать, будто нужно быть медиумом, чтобы привлекать к себе существа невидимого мира. Пространство населено ими, мы беспрестанно имеем их вокруг себя,

подле себя. Они нас видят, наблюдают, вмешиваются в наши собрания, следуют за нами или убегают от нас, смотря по тому, привлекаем ли мы их или отталкиваем.

Медиумическая способность в этом случае ничего не значит; она есть только средство сообщения. На основании того, что мы видели относительно причин симпатии и антипатии духов, легко понять, что мы должны быть окружены теми, которые имеют сродство с нашим собственным духом, смотря по тому, возвышен ли он или находится в низком состоянии.

Подумаем, какова вообще нравственность на нашем земном шаре, и тогда легко будет понять, какого рода скитающиеся духи должны преимущественно находиться между нами. Если мы возьмём каждый народ отдельно, то мы можем судить по господствующему в нём характеру, по его занятиям, его чувствам, более или менее нравственным и человеколюбивым, о разрядах духов, которые чаще посещают его.

Приняв это начало, вообразим общество людей легкомысленных, непоследовательных, занятых своими удовольствиями. Какие духи преимущественно могут быть между ними? Без сомнения, это не будут Высшие Духи, точно так же как наши учёные и философы не пойдут туда проводить своё время.

Итак, каждый раз, когда люди собираются, они имеют около себя собрание невидимое, которое симпатизирует их качествам или их недостаткам, и это независимо от всякой мысли о вызывании. Допустим теперь, что они имеют возможность сообщаться через посредника, т.е. через медиума, с существами невидимого мира. Какие духи будут отвечать на их зов? Очевидно, те, которые там находятся и которые ищут только случая, чтобы сообщаться. Если в легкомысленное собрание призовут Высшего Духа, то он может явиться и даже сказать несколько благоразумных слов, как добрый пастырь является к своим заблудшим овцам. Но как скоро он видит, что его не понимают и не слушают, он удаляется. Точно так же сделали бы и вы на его месте, и поле остаётся свободным для других.

§233. Для получения сообщений высшего порядка не всегда достаточно, чтобы собрание состояло из людей серьёзных. Есть люди, которые никогда не смеются, но сердце которых от этого лучше не становится. А сердце именно и привлекает добрых духов. Никакие нравственные условия не исключают спиритических сообщений. Но когда условия эти дурны, тогда люди беседуют с подобными себе существами, которые не упускают случая обмануть нас и часто льстят нашим предрассудкам.

Из этого видно, какое влияние может иметь среда на свойства разумных сообщений. Но это влияние обнаруживается не так, как многие предполагали, когда не знали ещё мира духов, как знают его теперь, и прежде чем опыты самые удовлетворительные явились для разъяснения сомнений. Если сообщения согласуются с мнением присутствующих, то это не потому, что мнение это отражается в духе медиума, как в зеркале, а потому, что около вас находятся духи, симпатизирующие вам как относительно добра, так и относительно зла. Это доказывается тем, что если вы будете иметь силу привлечь к себе других духов вместо тех, которые вас окружают, то этот же самый медиум заговорит с вами совсем другим языком и скажет вам вещи, совершенно несогласные с вашими мыслями и вашими убеждениями.

Одним словом, условия среды будут тем лучше, чем больше единодушного сочувствия к добру, чистых и возвышенных чувств и чистосердечного желания просветиться без всякой скрытой мысли.

 

глава 22

О МЕДИУМИЗМЕ У ЖИВОТНЫХ

 

§234. Животные могут ли быть медиумами?

Часто предлагали этот вопрос, и некоторые факты, повидимому, отвечали на него утвердительно. Это мнение поддерживалось в особенности замечательными признаками ума некоторых учёных птиц, которые как будто отгадывают мысль и вытаскивают из колоды те карты, которые могут служить ответом на предложенный вопрос. Мы наблюдали эти опыты с особенным вниманием, и нас удивляло больше всего искусство, с каким нужно было действовать, чтобы выучить этих птиц. Без сомнения, нельзя отнять у них некоторой доли относительного ума, но нужно признаться, что в этом случае их прозорливость превзошла бы значительно прозорливость человека, потому что никто не может сделать то, что они делают. Нужно было бы относительно некоторых опытов предположить даже, что они обладают даром двойного зрения в большей степени, чем самые лучшие ясновидящие. В самом деле, известно, что ясновидение подвержено изменениям и что оно часто прекращается, между тем как у этих птиц оно было бы постоянно и действовало бы в каждый назначенный момент с правильностью и точностью, которые не встречаются ни у одной сомнамбулы. Одним словом, оно никогда не оставляло бы их.

Большая часть опытов, виденных нами, была в роде тех, которые делают фокусники, и мы не сомневаемся более, что и здесь употребляются те же средства, а именно: приготовленные известным образом карты. Искусство фокусников состоит в том, чтобы скрывать эти средства, без чего действия их не будут представлять интереса. Но феномен, даже рассматриваемый таким образом, не менее того интересен, и во всяком случае нельзя не удивляться как искусству учителя, так и уму ученика, потому что затруднений, которые нужно преодолевать в этом случае, гораздо больше, чем было бы тогда, если б птица действовала вследствие своих собственных способностей. Заставляя её делать вещи, превосходящие пределы возможного для ума человеческого, этим самым уже доказывают употребление секретных способов. Впрочем, известно, что птицы достигают этой степени искусства не иначе как по прошествии некоторого времени и с помощью особенных и постоянных забот, что было бы вовсе не нужно, если бы здесь действовал только их ум. Всё это не более достойно удивления, как и то, что некоторых птиц выучивают повторять известные звуки или слова.

То же самое было, когда фокусники хотели подражать феномену ясновидения. Субъекта заставляли делать слишком много для того, чтобы иллюзия могла слишком долго продолжаться. Когда мы присутствовали на сеансе подобного рода, то с первого раза увидели, что это было ничего больше, как весьма несовершенное подражание сомнамбулизму, обнаруживающее незнание самых существенных условий этой способности.

§235. Как бы то ни было относительно вышеупомянутых опытов, но главный вопрос остаётся не разрешённым с другой точки зрения. Как подражание сомнамбулизму не мешает существованию действительной способности, точно так же и подражание медиумизму посредством учёных птиц не будет опровержением возможности медиумизма у птиц и у других животных. Итак, остаётся узнать, способны ли животные, подобно человеку, служить духам посредниками для их разумных сообщений. Повидимому, весьма логично даже предположить, что живое существо, одарённое некоторой долей разума, более годно для этого, чем безжизненное тело, как стол, например; а между тем этого нет.

§236. Вопрос о медиумизме животных разрешается вполне в следующих сообщениях духа, глубокомыслие и мудрость которого можно видеть из его вышеприведённых рассуждений. Чтобы понять достоинство его доказательств, нужно обратить внимание на объяснение, данное им относительно медиума в сообщениях, которые мы привели выше (§225).

Это сообщение было дано вследствие спора об этом предмете, возникшего в Парижском Обществе спиритических исследований.

"Я приступаю сегодня к вопросу о медиумизме животных, возбуждённому одним из ваших самых ревностных последователей. Он предполагает на основании аксиомы: тот, кто может больше, может и меньше, что мы можем медиумизировать птиц и других животных и употреблять их в наших сообщениях с родом человеческим. Это есть то, что вы называете в философии или, лучше сказать, в логике "чистым софизмом".

Вы одушевляете, говорит он, безжизненную материю, т.е. стол, кресло или фортепьяно. Тем более вы должны одушевлять материю, уже одушевлённую, а именно птиц.

Так знайте же, что при нормальном состоянии Спиритизма этого нет и быть не может.

Сперва объяснимся хорошенько относительно наших действий. Что такое медиум? Это существо, особа, служащая связью для того, чтобы духи могли легко сообщаться с людьми -духами воплощёнными. Следовательно, без медиума не может быть сообщений осязаемых, умственных, физических, письменных или каких бы то ни было других.

Есть правило, которое, я уверен, допускается всеми спиритами, а именно: все существа действуют с подобными себе существами так же, как подобные им существа. А какие существа могут назваться подобными духам, как не духи воплощённые или невоплощённые? Неужели вам нужно повторять беспрестанно одно и то же? Извольте, я скажу ещё раз: ваш перисприт и наш черпаются из одной и той же среды, имеют тождественные свойства, одним словом, сходны между собой во всём. Они обладают в большей или меньшей степени свойством взаимного уподобления и притяжения, которое позволяет нам, духам, невоплощённым и воплощённым, вступать весьма скоро и легко во взаимные отношения.

Наконец, особенное сродство, составляющее принадлежность собственно медиумов, самую сущность их индивидуальности, и в то же время сила особенного излияния тока уничтожают в них всякое сопротивление и восстановляют между ними и нами некоторого рода соединение, которое облегчает наши сообщения. Впрочем, это-то сопротивление материи и мешает развитию медиумизма у большей части тех, которые не обладают этой способностью.

Люди всегда готовы преувеличивать всё. Одни из них (я не говорю здесь о матерьялистах) не допускают души у животных, другие же хотят приписать им душу, подобную нашей. Зачем смешивать существа, способные совершенствоваться, с существами, неспособными к этому? Нет, нет, будьте уверены, что огонь, одушевляющий животных, дух, заставляющий их действовать, двигаться и говорить на их языке, не имеет, по крайней мере в настоящее время, никакой способности смешиваться, соединяться, сливаться с божественным духом, с эфирной душою, одним словом, с духом, который одушевляет человека, этого царя творения, существенно способного совершенствоваться. Не это ли необходимое условие усовершенствования и составляет превосходство рода человеческого над другими породами земных существ? Итак, знайте, что нельзя уподоблять человеку, который один только способен совершенствоваться сам в

себе и в своих произведениях, ни одного существа, принадлежащего к другим породам, живущим на Земле.

Может ли совершенствоваться произвольно и сознательно собака, умственные способности которой, превышающие способности других животных, сделали её другом человека? Никто не осмелится утверждать этого, потому что собака не содействует прогрессу другой собаки, и та из них, которая дрессирована лучше всех, дрессирована своим хозяином. С тех пор как мир существует, выдра строит свой дом над водою в тех же размерах и следуя тем же неизменным правилам. Соловей и ласточка никогда не делали гнезда иначе, как делали их родители. Гнездо воробья до потопа, точно так же как и гнездо воробья новейших времён, есть всё то же воробьиное гнездо, устроенное при тех же условиях, на том же основании, из травы и разных остатков, собранных весною, в пору любви. Пчёлы и муравьи, эти маленькие республиканцы, никогда не изменялись в своих привычках делать запасы, в своих действиях, в своих обычаях, в своих произведениях. Наконец, паук всегда ткёт своё полотно одинаковым образом.

С другой стороны, если вы будете искать хижин, построенных из ветвей, и палаток первых времён Земли, вы найдёте на их месте дворцы и замки новейшей техники. Одежды из сырых кож заменены тканями из золота и шёлка. Наконец, на каждом шагу вы встречаете доказательство этого непрерывного движения человечества к прогрессу.

Из этого постоянного, неизбежного, неопровержимого прогресса рода человеческого и из неподвижности других одушевлённых пород вы должны заключить вместе со мною, что хотя у всех существ, которые живут и движутся на Земле, есть общие начала: дух и материя, но не менее того справедливо, что одни вы, воплощённые духи, подчинены этому неизбежному закону прогресса, который заставляет вас подвигаться всё вперёд и вперёд. Бог поместил животных подле вас как помощников, которые должны кормить, одевать вас, помогать вам. Он дал им известную долю разума, потому что для того, чтобы они могли оказывать вам помощь, им нужна способность понимать, и соразмерил этот разум со служением, возложенным на каждого из них. Но по своей премудрости Он не хотел, чтобы они были подчинены тому же закону прогресса. Какими они были созданы, такими и остались и такими же останутся до пресечения их пород.

Некоторые говорили: духи медиумизируют и заставляют двигаться бездейственную материю, стулья, столы, фортепьяно. Заставляют двигаться, да, но не медиумизируют. Потому что, повторяю снова, без медиума ни один из этих феноменов не может быть произведён. Удивительно ли, что с помощью одного или нескольких медиумов мы заставляем двигаться бездейственную, пассивную материю, которая именно вследствие своей пассивности, своей инерции и способна приходить в движение, какое мы желаем сообщить ей?

Для этого нам нужен медиум, это положительно; но нет необходимости, чтобы медиум присутствовал или сознавал это, потому что мы можем действовать с помощью элементов, которые он доставляет нам без ведома своего и независимо от его присутствия, в особенности при явлениях осязаемости или переноса предметов. Наша эфирная оболочка, более невесомая и более тонкая, чем самые невесомые и тонкие газы ваши, соединяясь, смешиваясь с эфирной, но оживотворённой оболочкой медиума, свойство расширения и проницаемости которой, неуловимое для ваших грубых чувств и почти необъяснимое для вас, даёт нам возможность двигать мебель и даже разбивать её в комнатах, вовсе не обитаемых.

Без сомнения, духи могут делаться видимыми и осязаемыми для животных, и часто страх, испытываемый ими, повидимому, без всякой причины, бывает следствием проявления одного

или нескольких духов, не расположенных к особам присутствующим или к тем, кому принадлежат эти животные.

Часто случается, что лошади не хотят итти ни вперёд, ни назад или останавливаются перед воображаемым препятствием. Будьте уверены, что это воображаемое препятствие есть дух или несколько духов, желающих помешать им итти вперёд. Вспомните ослицу Валаама, которая, видя ангела перед собой и боясь его огненного меча, не хотела двинуться с места. Прежде чем явиться видимым образом Валааму, ангел хотел сделаться видимым только одному животному. Повторяю снова, мы не медиумизируем непосредственно ни животных, ни бездейственную материю. Нам всегда нужно сознательное или бессознательное содействие медиума, потому что нам необходимо соединение тождественных токов, чего мы не находим ни у животных, ни в безжизненной материи.

Г.Т. говорит, что он магнетизировал свою собаку. Чего же достиг он этим? Он убил её, потому что это несчастное животное умерло после некоторого рода агонии и изнеможения, бывшего следствием его магнетизирования. В самом деле, наводнив её током более высоким, чем тот, который свойствен её природе, он убил её, действуя на неё хотя и медленнее, но подобно тому, как действует молния. Следовательно, так как нет ничего общего между нашим периспритом и эфирною оболочкою животных, то, медиумизируя их, мы убивали бы их внезапно.

Доказав это, я совершенно признаю, что у животных существуют различные способности, что некоторые чувства, некоторые страсти, тождественные с чувствами и страстями человеческими, могут развиваться у них; что они бывают чувствительны и благодарны, мстительны и ненавистливы, смотря по тому, хорошо ли или дурно обращаются с ними. Это потому, что Бог, все действия Которого совершенны, дал животным, товарищам или слугам человека, качества, необходимые для общественной жизни, качества, которых нет у животных диких, обитающих в пустыне. Но между этим и возможностью служить посредниками для передачи мыслей духов есть целая бездна: различие натур.

Вы знаете, что мы почерпаем в мозгу медиума элементы, нужные для того, чтобы дать нашей мысли форму осязаемую, уловимую для вас. С помощью своих матерьялов медиум переводит нашу мысль на обыкновенный язык. Какие же элементы нашли бы мы в мозгу животного? Есть ли там слова, числа, буквы, какие-нибудь знаки, подобные тем, которые существуют у человека даже наименее развитого? Между тем, скажете вы, животные понимают мысль человека, они отгадывают её. Да, учёные животные понимают некоторые мысли, но видели ли вы когда-нибудь, чтобы они воспроизводили их? Нет. Заключите же из этого, что они не могут служить нам медиумами.

Скажу кратко: медиумические явления не могут обнаруживаться без содействия медиумов, сознательных или бессознательных, и только между воплощёнными духами такими же, как и мы, можем мы встречать существ, способных служить нам медиумами. Что же касается до собак, птиц и других животных, приученных исполнять различные упражнения, то это ваше дело, а не наше.

Эраст"

 

Note. В журнале "Revue Spirite" за сентябрь 1861 года изложены в деталях средства, употребляемые дрессировщиками учёных птиц для того, чтобы заставить их вынимать из колоды желаемую карту.

 

глава 23

ОБ ОДЕРЖАНИИ

§237. В числе камней преткновения, представляемых практикой Спиритизма, надо поставить на первом плане одержание, т.е. власть, которую иные духи умеют обрести над некоторыми особами. Это могут быть только низшие духи, старающиеся господствовать. Добрые духи никогда не заставляют терпеть насилие. Они советуют, противодействуют влиянию злых и, если их не слушают, они удаляются. Злые же, напротив, привязываются к тем, кто им поддаётся. Если же удастся взять власть над человеком, они соединяются с его собственным духом и управляют им, как совершенным ребёнком.1

Одержание представляет различные видоизменения, которые необходимо различать и которые зависят от степени насилия и от рода явлений, производимых духом. Слово "одержание" есть термин, так сказать, общий, под которым разумеют все феномены этого рода, главные видоизменения которых: простое одержание, омрачение и порабощение.

 

§238. Одержание простое бывает тогда, когда злой дух привязывается к медиуму, вмешивается вопреки его воле в получаемые им сообщения, мешает ему сообщаться с другими духами и замещает тех, которых вызывают.

Нельзя назвать одержимыми тех, которые иногда только бывают обмануты низшим духом. Лучшие медиумы подвергаются этому, в особенности вначале, когда не имеют ещё необходимой опытности, подобно тому как между нами самые честные люди могут быть обмануты мошенниками. Следовательно, можно быть обманутым, не будучи одержимым. Одержание состоит в настойчивости духа, от которого не могут освободиться.

В одержании простом медиум знает очень хорошо, что он имеет дело с духом-обманщиком, и сам дух не скрывается от него. Он нимало не маскирует своих дурных намерений и своего желания делать неприятности. Медиум без труда узнаёт плутовство, и так как он остерегается, то редко бывает обманут. Итак, этот род одержания только неприятен и имеет то неудобство, что препятствует иметь сообщения с Духами Высшими или с теми, кого любят.

В эту категорию можно поместить случаи одержания физического, т.е. состоящего в шумных и упорных проявлениях некоторых духов, производящих самопроизвольно стук и всякий шум.2 Мы советуем обратиться для рассмотрения этого феномена к главе о явлениях физических самопроизвольных. (§82 и далее).

§239. Омрачение имеет последствия более важные. Это иллюзия, произведённая прямым действием духа на мысль медиума, которая парализует некоторым образом его суждения относительно сообщений. Медиум омрачённый не видит, что его обманывают; дух обладает искусством внушить ему слепое доверие к себе, которое препятствует медиуму видеть хитрость и понимать нелепость всего, что он пишет, даже тогда, когда другим эта нелепость бросается в глаза. Ослепление это может дойти до того, что заставит его видеть нечто возвышенное в языке самом смешном. Весьма ошибаются те, которые думают, что этому роду одержания могут подвергаться только люди простые, необразованные и лишённые здравого суждения. Люди самые умные, самые образованные и рассудительные в других отношениях не защищены от омрачения, что может служить доказательством того, что это заблуждение есть действие посторонней причины, влияние которой они испытывают.

Мы сказали, что последствия омрачения гораздо важнее. Действительно, посредством этой иллюзии дух ведёт того, кого он успел подчинить себе, как слепого, и может заставить его принять учение самое странное, теории самые ложные за единственное выражение истины; ещё более он может возбудить его к поступкам смешным, предосудительным и даже опасным.

Легко понять всё различие, существующее между простым одержанием и омрачением. Понятно также, что духи, производящие эти явления, должны быть различных характеров. В первом случае привязывающийся к вам дух есть создание несносное только своей настойчивостью, от которого желают скорее избавиться. Во втором же случае это совсем другое.

Чтобы дойти до таких результатов, дух должен быть существом ловким, хитрым и чрезвычайно лицемерным, потому что он может заставить верить подлогу не иначе, как приняв на себя личину мнимых добродетелей. Великие слова, сострадание, смирение и любовь к Богу служат ему вспомогательным средством. Но сквозь всё это неминуемо просвечивают некоторые признаки его низкой степени развития, и нужно быть омрачённым, чтобы этого не заметить. Поэтому-то он опасается людей, которые слишком ясно видят, и его тактика заключается почти всегда в том, чтобы внушать своему медиуму удаление от всякого, кто мог бы открыть ему глаза. При этих условиях, избегая противоречий, он уверен, что будет всегда прав.

§240. Порабощение есть стеснение, которое совершенно уничтожает волю того, кто ему подвергся, и заставляет его действовать независимо от своего желания. Одним словом, он находится под совершенным игом.

Порабощение может быть нравственное и телесное. В первом случае порабощённый бывает побуждаем к решениям часто нелепым и предосудительным, которые вследствие некоторого рода иллюзии он считает благоразумными. Это нечто вроде омрачения.

Во втором случае дух действует на органы матерьяльные и производит невольные движения. Такое порабощение обнаруживается у медиума пишущего в силу непреодолимого желания писать даже в самые неблагоприятные минуты. Мы видели таких, которые за неимением пера или карандаша делали вид, что пишут пальцем повсюду, где только они находились, даже на дверях и на стенах, будучи на улице.

Порабощение телесное простирается иногда ещё далее. Оно может побудить к действиям самым смешным. Мы знали одного человека, немолодого и некрасивого, который под влиянием одержания этого рода был принуждён непреодолимой силой стать на колени перед одной девушкой, на которую он не имел никаких видов, и просить её руки. Иногда он чувствовал сильное давление в спину и под коленами, которое принуждало его, несмотря на его сопротивление, становиться на колени и целовать землю в публичных местах, на виду целой толпы. Этот человек считался между своими знакомыми сумасшедшим. Но мы совершенно убедились в противном, потому что он вполне сознавал смешную сторону того, что делал против своей воли, и страдал от этого ужасно.

§241. В прежнее время называли беснованием власть, которую обнаруживали злые духи, когда влияние их доходило до помрачения умственных способностей. Беснование для нас будет синонимом порабощения. Если мы не принимаем этого термина, то по двум причинам: во­первых, потому, что этот термин указывает на верование в существа, сотворённые для зла и вечно преданные злу, тогда как есть только существа, более или менее несовершенные, которые все могут улучшиться. Во-вторых, потому, что он заключает в себе идею о власти постороннего духа над телом человека, вроде какого-то сожития, между тем как это одно только насилие. Слово порабощение выражает вполне эту мысль.

Итак, у нас нет бесноватых3 в обыкновенном смысле этого слова, а есть только одержимые, омрачённые и порабощённые.

§242. Одержание, как мы сказали, есть один из камней преткновения медиумизма и чаще всех встречается. Нужно всеми силами стараться преодолеть его, потому что, кроме личного неудобства, которое может быть следствием его, оно служит совершенным препятствием к получению сообщений хороших и истинных. Так как одержание, в какой бы степени оно ни было, всегда есть действие насилия, а насилие никогда не может происходить от доброго духа, то из этого выходит, что все сообщения, полученные через одержимого медиума, имеют подозрительный источник и не заслуживают никакого доверия. Если по временам встречается в них что-нибудь хорошее, то его можно принять, но всё остальное, хоть сколько-нибудь сомнительное, следует отбрасывать.

§243. Признаками одержания служат:

Настойчивость духа сообщаться волей или неволей, посредством писания, слуха, типтологии и прочего и употребление им усилий на то, чтобы другие духи не могли сообщаться.

Иллюзия, которая, несмотря на ум медиума, мешает ему узнавать ложное и смешное в сообщениях, получаемых им.

Уверенность в непогрешимости и непременном тождестве духов, которые сообщаются и которые под почтенными и уважаемыми именами говорят вещи ложные и нелепые.

Доверие медиума к похвалам духов, сообщающихся с ним.

Расположение удаляться от тех, которые могут дать полезные советы.

Принятие в дурную сторону критики относительно получаемых им сообщений.

Беспрерывная и непреодолимая потребность писать.

Физическое принуждение, господствующее над волею медиума и заставляющее его действовать или говорить независимо от его желания.

Упорный шум и опрокидывание мебели, чему медиум бывает причиной или предметом.

§244. Имея в виду опасность одержания, спрашивают, хорошо ли быть медиумом. Не эта ли способность производит одержание? Одним словом, не доказательство ли это спиритических сообщений? Наш ответ прост, и мы просим обдумать его хорошенько.

Не медиумы, не спириты создали духов, а духи сделали так, что есть спириты и медиумы. Так как духи не что иное, как души человеческие, то, следовательно, духи существуют с тех пор, как существуют люди; и поэтому они во все времена оказывали на человечество своё спасительное или вредное влияние.

Способность медиумическая служит для духов средством проявлений. За неимением же этой способности духи употребляют множество других способов, более или менее тайных. Итак, было бы заблуждением думать, что духи оказывают своё влияние не иначе как только через письменные или словесные сообщения. Это влияние оказывается ежеминутно, и те, которые не занимаются духами и даже не верят в них, подвержены ему так же, как и другие, и даже больше других, потому что они не имеют противодействия.4

Медиумизм есть средство для духа обнаруживать себя. Если это злой дух, он всегда выскажется, как бы ни был он лицемерен. Следовательно, можно сказать, что медиумизм позволяет видеть своего врага, стать с ним лицом к лицу и побеждать его собственным его оружием. Без этой способности дух действует в темноте и, пользуясь своею невидимостью, может делать много вреда. К скольким несчастным поступкам бывают побуждаемы некоторые, тогда как они могли бы легко избегнуть этого, имей они средство открыть истину! Неверующие, вовсе не подозревая того, говорят справедливо, выражаясь о человеке, упорно совращающемся с истинного пути: "злой гений ведёт его к погибели".

Таким образом, изучение Спиритизма, вместо того чтобы давать власть злым духам, должно рано или поздно, когда распространится больше, иметь результатом уничтожение этой власти, доставляя каждому средство быть осторожным относительно их внушений, и тот, кто поддастся их влиянию, будет сам повинен в этом.

Правило общее: кто получает дурные спиритические сообщения, письменные или словесные, тот находится под дурным влиянием. Это влияние действует на него, будет ли он писать или нет, то есть будет ли он медиумом или не будет, верит ли в духов или не верит. Писание даёт возможность увериться в свойствах духов, действующих на него, и одолевать их, если они злы, чего можно достигнуть с большим успехом ещё, когда узнаешь причину, заставляющую их действовать. Если он так ослеплён, что сам не может понимать, тогда другие могут открыть ему глаза.

Одним словом, опасность заключается не в самом Спиритизме, потому что он, напротив, может служить поверкою и предохранять от той опасности, которой мы подвергаемся беспрестанно, не зная сами того. Опасность эта заключается в горделивой наклонности некоторых медиумов слишком легкомысленно считать себя исключительными орудиями Высших Духов и в некоторого рода омрачении, которое не дозволяет им понимать всех глупостей, какие через них передаются. Даже те, кто сами не медиумы, могут подвергаться той же опасности.

Представим сравнение. Человек имеет тайного врага, которого он не знает и который распускает о нём разные клеветы и всё, что только может изобрести самая гнусная ненависть. Он видит, что состояние его расстраивается, друзья удаляются, семейное счастье колеблется. Не имея возможности открыть руку, наносящую ему эти удары, он не может защищаться и падает. Но вот этот тайный враг пишет к нему и, несмотря на свою хитрость, высказывается. Тогда враг открыт, потерпевший может уличить его и улучшить своё положение. Такова роль злых духов. Спиритизм даёт нам возможность их узнавать и изобличать.

§245. Причины одержания изменяются сообразно с характером духа. Иногда это бывает мщение особе, на которую он мог жаловаться во время своей жизни или в другом существовании. Часто он

не имеет другой причины, кроме желания сделать зло. Так как он страдает, то желает и других заставить страдать. Он находит некоторого рода наслаждение мучить их, делать им неприятности. Поэтому нетерпение, которое обнаруживает медиум, утомлённый его неотвязчивостью, побуждает его к новым усилиям, потому что это цель его, между тем как терпением его можно утомить. Раздражаясь, выказывая досаду, человек делает именно то, чего дух хочет. Эти духи действуют иногда из зависти и ненависти к добру. Вот почему они нередко простирают свои злонамеренные виды на самых честных людей.

Один из них пристал, как банный лист, к почтенному семейству знакомому нам, которого, впрочем, ему не удалось обмануть. На вопрос, почему он привязался к почтенным людям, а не к людям дурным, таким же, как он сам, он отвечал: "Эти последние не возбуждают во мне зависти."

Другие бывают до такой степени низки, что руководятся чувством трусости, заставляющей их пользоваться моральной слабостью особ, которые неспособны противиться им. Один из них, поработивший молодого человека весьма ограниченного ума, на вопрос о причине такого выбора отвечал нам: "Я чувствую сильную потребность мучить кого-нибудь. Умный человек оттолкнул бы меня. Вот я и привязался к дураку, который не противопоставляет мне никаких добродетелей."

§246. Есть духи, привязывающиеся без всякой злобы, имеющие в себе нечто доброе, но занятые своею мнимой учёностью. Они имеют свои цели, свои системы относительно наук, политической экономии, морали, религии, философии. Они хотят, чтобы мнения их были господствующими, и с этой целью ищут медиумов легковерных, которые приняли бы их с закрытыми глазами и которых они омрачают, чтобы помешать им отличать истину от лжи. Это самые опасные духи, потому что они не останавливаются перед софизмами и могут распространять утопии самые смешные. Так как им известно влияние великих имён, то они не стесняются украшать себя именами, пред которыми все преклоняются. Они не останавливаются даже перед святотатством, называют себя Иисусом, Девой Марией или именами уважаемого святого. Они стараются ослепить напыщенным языком, скорее высокопарным, чем глубокомысленным, наполненным техническими терминами и украшенным громкими словами милосердия и морали. Они остерегаются подавать дурные советы, потому что знают хорошо, что это обличило бы их. Вследствие этого те, которых они обманывают, ревностно защищают их, говоря: "Вы видите очень хорошо, что они не говорят ничего дурного."

Но мораль есть для них не что иное, как паспорт. Они меньше всего заботятся о ней. Прежде всего они хотят господствовать и передавать свои идеи, как бы неблагоразумны те ни были.

§247. Духи-систематики вообще имеют страсть писать. Поэтому они ищут медиумов, которые пишут легко и которых они стараются, с помощью омрачения, сделать орудиями послушными и в особенности восторженными. Они почти всегда бывают многословны, плодовиты и недостаток качества вознаграждают количеством. Они находят удовольствие диктовать своим медиумам объёмистые сочинения, запутанные и часто малопонятные, которые, к счастью, никаким образом не могут быть прочитаны многими. Духи, истинно возвышенные, бывают воздержанны в словах. Они говорят много в самых кратких выражениях. Поэтому чрезмерная плодовитость тоже всегда бывает подозрительна.

Нужно быть очень осторожным относительно печатания подобных сообщений. Утопии и эксцентричности, которыми они часто бывают наполнены и которые противны здравому рассудку, производят весьма плохое впечатление на особ, мало знакомых с нашим Учением, давая им ложное понятие о Спиритизме, не говоря уже о том, что они делаются орудием, с помощью

которого враги Спиритизма стараются обратить его в смешную сторону. Между этими сообщениями есть такие, которые, не имея в себе ничего дурного, могут быть рассматриваемы как неосторожные, неблаговременные или неуместные.

§248. Случается довольно часто, что медиум может сообщаться с одним духом, который привязывается к нему и отвечает за тех, которых призывают через посредство этого медиума. Это не всегда бывает одержание, потому что может зависеть от недостатка гибкости в медиуме и от особенного сродства его с известным духом. Одержание собственно бывает тогда только, когда дух навязывается сам и удаляет других по своей воле, что никогда не может быть делом доброго духа. Вообще дух, овладевающий медиумом с целью господствовать над ним, не терпит критического разбора своих сообщений. Когда он видит, что их не принимают или оспаривают, то не удаляется, но внушает медиуму мысль уединиться и часто даже приказывает ему это. Всякий медиум, оскорбляющийся критикой сообщений, получаемых им, есть эхо одержащего его духа, а дух этот не может быть добр, как скоро он внушает ему непоследовательную мысль избегать критики. Уединение медиума всегда бывает вредно для него, потому что он тогда не имеет никаких средств для проверки получаемых сообщений. Он не только нуждается в мнении посторонних лиц, но ему нужно ещё изучение всевозможных сообщений, чтобы сравнивать их. Ограничиваясь теми, которые он получает сам, как бы они ни казались ему хороши, он всегда подвергается опасности обмануться относительно их достоинства, не говоря о том, что он не может всё знать и что они почти всегда вращаются около одного и того же предмета. (§192, медиумы исключительные).

§249. Средства к уничтожению одержания изменяются смотря по тому, какой характер оно принимает. Существенной опасности нет ни для одного медиума, вполне убеждённого, что он имеет дело с духом-обманщиком, как это обыкновенно бывает в одержании простом. Это неприятно только для него. Но потому именно, что это ему неприятно, дух и не отстаёт от него и старается беспокоить его. В этом случае необходимо сделать две вещи: во-первых, доказать духу, что его понимают и что ему невозможно нас обмануть; во-вторых, истощить его терпение, показывая ему, что мы терпеливее его. Если он совершенно убедится, что напрасно теряет время, то он кончит тем, что удалится, как делают обыкновенно несносные люди, которых не слушают.

Но этого не всегда бывает достаточно, и одержание может продолжиться очень долго, потому что между духами этого рода есть весьма упорные, для которых месяцы и годы ничего не значат. Медиум должен, между прочим, искренно обращаться к своему ангелу-хранителю и к добрым духам, которые ему симпатизируют, и просить их помочь ему. По отношению к одержащему духу, как бы он ни был дурён, следует держать себя строго, но благосклонно и победить его добрыми поступками, молясь за него. Если он действительно очень развратен, то будет сначала смеяться над этим. Но постоянно действуя на него моралью, можно достигнуть наконец того, что он смягчится. Это значит принять на себя обязанность обратить его на путь истинный, обязанность часто трудную и даже неприятную, неблагодарную, но в самом затруднении её и состоит заслуга, и если эта обязанность хорошо исполнена, то она доставляет высокое удовольствие, заключающееся в сознании добросовестно исполненного долга милосердия и часто того, что погибавшая душа возвращена на путь добра.

Равно необходимо прекращать всякое письменное сообщение, как скоро замечают, что оно происходит от злого духа, не принимающего никаких увещаний, для того чтобы не доставить ему удовольствия видеть, что его слушают.

В иных случаях полезно бывает совершенно перестать на некоторое время писать. Во всём этом нужно сообразоваться с обстоятельствами. Но если медиум пишущий может избегнуть этих сообщений, прекратив писание, то этого не может сделать медиум слышащий. Одержащий дух своими грубыми и непристойными выходками иногда преследует его ежеминутно, и он не имеет даже возможности закрыть уши. Надо признаться, впрочем, что некоторые особы забавляются неприличными выражениями подобных духов, и вместо того, чтобы стараться заставить их молчать и наставлять их, оне их поощряют и возбуждают, смеясь над их глупостями. Наши советы могут касаться тех, которым они нужны.

§250. Итак, каждому медиуму, не дающемуся в обман, угрожает только неприятность, а не опасность, потому что он не может быть обманут. Но совсем другое бывает при омрачении. Тогда власть духа над тем, которого он успел омрачить, не имеет границ. Остаётся делать одно - это стараться убедить его, что его обманывают, и омрачение его обратить в простое одержание. Но это не всегда легко сделать, а иногда даже вовсе невозможно. Влияние духа может быть так сильно, что делает омрачённого совершенно глухим ко всевозможным убеждениям, и это ослепление может дойти до того, что когда дух делает какую-нибудь важную ошибку против науки, то медиум начинает сомневаться, не наука ли ошибается.

Как мы сказали, он вообще весьма дурно принимает советы. Критика раздражает его, оскорбляет и заставляет иметь предубеждения против тех, которые не разделяют его восторга. Подозревать его духа есть в глазах его почти святотатство, а этого-то духу и нужно, потому что он желает, чтобы пред его словом преклоняли колена.

Один из наших знакомых был необыкновенно омрачён злым духом. Мы вызвали этого духа, и он после различного хвастовства, видя, что не может обмануть нас насчёт своего тождества, сознался, наконец, что он не тот, чьё имя принял на себя. Когда его спросили, для чего он преследует этого человека, он отвечал следующее, что верно обрисовывает характер этого рода духов:

- "Я искал человека, над которым бы мог властвовать. Я нашёл его и потому не оставляю."

- Но если ему откроют глаза, он тебя прогонит.

- "Это мы ещё посмотрим!"

Так как нет слепых хуже тех, которые не желают видеть, то когда убедятся в бесполезности всех попыток открыть глаза омрачённому, самое лучшее - оставить его с его иллюзиями. Нельзя вылечить больного, который старается поддержать свою болезнь и находит в ней удовольствие.

§251. Порабощение телесное часто отнимает у одержимого всю силу воли, необходимую для того, чтобы одолеть злого духа, и потому нужно бывает посредничество третьего лица, действующего или с помощью магнетизма или силой собственной воли. Из-за невозможности иметь содействие со стороны одержимого это лицо должно взять власть над духом. Но так как преимущество это может быть только нравственное, то оно доступно лишь тому, кто стоит в нравственном отношении выше одержащего духа, и власть его будет тем сильнее, чем выше его нравственность, потому что тогда он повелевает духу, который принуждён бывает склоняться перед ним. Вот почему Иисус имел такое могущество изгонять так называемых тогда "демонов", т.е. одержащих злых духов.

Мы можем дать здесь только общие советы, потому что нет никакого матерьяльного способа, никакой формулы, никаких священных слов, которые имели бы силу прогонять одержащих духов. Часто у одержимого недостаёт необходимой силы тока. В таком случае магнетическое действие хорошего магнетизёра может быть большой помощью. Впрочем, всегда полезно бывает просить через верного медиума советов у Высших Духов или у своего ангела-хранителя.

§252. Нравственные несовершенства одержимого часто бывают препятствием к его освобождению. Вот замечательный пример, который может служить назиданием для каждого.

Несколько сестёр в продолжение многих лет были жертвами весьма неприятных проделок. Их платья были беспрестанно разбрасываемы по всем углам дома и даже на крыше, изрезанные и изорванные, как бы тщательно их ни запирали. Эти дамы, жившие в маленьком провинциальном городке, никогда не слыхали о Спиритизме. Сначала оне, естественно, думали, что это проделки какого-нибудь шалуна, но упорство явлений и принимаемые самими дамами предосторожности разуверили их в этом предположении. По прошествии долгого времени, следуя совету некоторых особ, оне сочли нужным обратиться к нам, чтобы узнать причину этих беспорядков и средство избавиться от них, если это возможно. Причина была несомненна, но средство довольно затруднительно. Дух, проявившийся таким образом, был, очевидно, злонамеренный. При вызове он оказался весьма злым и не доступным никакому доброму чувству. Однако молитва, повидимому, имела полезное влияние. Но после некоторого времени отдыха беспорядки снова начались.

Вот совет, который дал по этому поводу один Высший Дух:

"Самое лучшее, что могут сделать эти дамы, это просить своих духов-покровителей не оставлять их. И я не могу сказать им ничего лучшего, как посоветовать обратиться к своей совести и разобрать, всегда ли оне исполняли закон любви и милосердия к ближним. Я не говорю о милосердии к бедным, но о милосердии языка. К несчастью, оне не умеют обуздывать язык свой и не оправдывают своими поступками желание своё избавиться от того, кто их мучит. Оне слишком любят осуждать ближнего, и дух, одержащий их, отплачивает им, потому что он часто подвергался их осуждениям при жизни.

Впрочем, если оне улучшатся, то ангелы-хранители их снова приблизятся к ним и одного их присутствия будет достаточно, чтобы прогнать злого духа, который привязался особенно к одной из них, потому что ангел-хранитель её должен был удалиться, видя её предосудительные поступки и дурные мысли. Им нужно молиться о тех, которые страдают, в особенности упражняться в добродетелях, предписываемых Богом всякому сообразно с его положением."

На замечание наше, что слова эти кажутся нам немного строгими и что, может быть, нужно смягчить их для передачи, дух прибавил:

"Я должен был сказать то, что сказал, и так, как я сказал, потому что эти особы имеют привычку думать, что оне не делают ничего дурного языком своим, между тем как оне делают им очень много зла. Вот почему нужно поразить их ум так, чтобы это было для них серьёзным предостережением."

Отсюда вытекает весьма важное правило, что нравственные несовершенства дают доступ одержащим духам и что вернейшее средство избавиться от них состоит в том, чтобы привлечь к себе добрых духов посредством добродетельной жизни. Добрые духи имеют, без сомнения, больше могущества, чем злые, и одной воли их достаточно для того, чтобы удалить последних. Но они помогают только тем, которые содействуют им своим старанием улучшиться. В противном случае они удаляются и оставляют свободное поле злым духам, которые делаются также в некоторых случаях орудием наказания, потому что добрые духи с этой целью и позволяют им действовать.

§253. Впрочем, нужно остерегаться приписывать непосредственному действию духов все неприятности, какие могут случиться. Эти неприятности часто бывают следствием беспечности или непредусмотрительности.

Один земледелец написал к нам однажды, что в течение двенадцати лет у него постоянно случаются несчастья с его скотом. То коровы его пропадают или не дают молока, то падают лошади, овцы или свиньи. Он служил молебны, заказывал обедни, делал заклинания, и ничто не помогало от этого зла. Тогда, на основании деревенских предрассудков, он решил, что его скот был околдован. Думая, вероятно, что мы одарены большим могуществом относительно заклинаний, чем священник его деревни, он обратился к нам за советом. Вот ответ, который мы получили:

"Смертность или болезнь скота, принадлежащего этому человеку, происходит от того, что конюшни его заражены и что он не велит их переделать, не желая тратить денег."

§254. Мы окончим главу эту ответами духов на некоторые вопросы, служащие дополнением тому, что мы уже сказали.

Почему некоторые медиумы не могут избавиться от привязанности к ним злых духов и почему добрые духи, которых они призывают на помощь, недостаточно сильны, чтобы удалить злых и сообщаться самим?

- "Не у добрых духов недостаёт силы, а сам медиум часто не так силён, чтобы им содействовать. Его натура легче поддаётся известным отношениям. Ток его соединяется скорее с одним духом, чем с другим. Это-то и даёт такую сильную власть тем, которые желают употребить это во зло."

Между тем есть, кажется, особы очень достойные, безукоризненной нравственности, которым, несмотря на это, низшие духи препятствуют сообщаться с добрыми?

- "Это испытание. Но, впрочем, кто сказал вам, что сердце их не запятнано злом? что гордыня не скрывается под наружным видом доброты? Эти испытания, показывая одержимому слабость его, должны обратить его к смирению.

Есть ли на Земле человек, который мог бы назваться совершенным? И тот, кто имеет все наружные признаки добродетели, может иметь ещё много скрытых недостатков, старую закваску несовершенства. Так, например, вы говорите о том, кто не делает никакого зла, кто честен в своих общественных отношениях, что это отличный и достойный человек. Но знаете ли вы, что все эти добрые качества не омрачены гордыней? Что в основании их не скрывается эгоизм? Что он не скуп, не завистлив, не клеветник и не имеет в себе других недостатков, не замеченных вами потому только, что вы не были поставлены с ним в необходимые для этого отношения? Самое верное средство одолевать влияние злых духов состоит в том, чтобы приблизиться, насколько возможно, к природе добрых."

Одержание, препятствующее хорошим сообщениям, которые медиум желал бы получить, всегда ли служит признаком его недостоинства?

- "Я не сказал, чтобы это был признак недостоинства, но препятствие, мешающее некоторым сообщениям. Он должен стараться уничтожить это препятствие, без чего все его просьбы, все мольбы останутся безуспешными. Недостаточно того, чтобы больной сказал своему доктору: дайте мне здоровье, я хочу быть здоровым. Доктор ничего не может сделать, если сам больной не будет исполнять того, что следует."

В таком случае лишение сообщения с известными духами можно считать некоторого рода наказанием?

- "В некоторых случаях это может быть действительно наказанием, так как возможность сообщения с ними есть награда, которую вы должны стараться заслужить." (См. Потеря и временное прекращение медиумизма, §220).

Нельзя ли также преодолеть влияние злых духов, поучая их нравственно?

- "Да, этого не делают, но этим-то и не стоит пренебрегать. Часто это - обязанность, возлагаемая на вас, которую вы должны выполнить с милосердием и религиозностью. Посредством мудрых советов можно возбудить в духах раскаяние и ускорить их усовершенствование."

- Каким образом человек может иметь в этом отношении более влияния, чем сами духи?

- "Развращённые духи сближаются с людьми, которых они желают мучить, охотнее, чем с духами, от которых они стараются удалиться насколько возможно. Во время этого сближения с людьми, когда они встречают таких, которые их поучают, они сначала не слушают их и насмехаются над ними. Потом, если те умеют взяться за дело, они кончают тем, что смягчаются. Высшие Духи не иначе могут говорить им, как во имя Бога, и это их пугает. Человек, разумеется, не имеет большей власти, чем Высшие Духи, но язык его более соответствует их натуре, и, видя влияние, которое он может иметь на низших духов, он лучше поймёт взаимные обязательства, существующие между небом и землёй.

Впрочем, влияние, которое человек может иметь на духов, бывает сообразно со степенью его нравственного совершенства. Он не может подчинить себе Высших Духов, ни даже тех, которые, не будучи высшими, добры и благосклонны, но может подчинить духов, стоящих ниже его в нравственном отношении." (См. §279).

Порабощение телесное, дошедшее до известной степени, может ли иметь последствием помешательство ума?

- "Да, некоторого рода помешательство, причина которого неизвестна свету, но которое не имеет никакого отношения к обыкновенному помешательству. Между теми, которых считают сумасшедшими, есть много порабощённых. Им нужно нравственное лечение, так как, врачуя телесно, их делают действительно сумасшедшими. Когда доктора хорошо ознакомятся со Спиритизмом, тогда они будут уметь делать это различие и вылечат больных больше, чем с помощью своих душей."5 (См. §221).

Что должно думать о тех, которые, видя какую-нибудь опасность в Спиритизме, полагают, что лучшее средство предупредить эту опасность заключается в запрещении спиритических сообщений?

- "Если они могут запретить некоторым особам сообщаться с духами, то не могут воспрепятствовать невольным проявлениям, обнаруживающимся в присутствии этих особ, потому

что они не властны ни уничтожить духов, ни помешать их тайному влиянию. Это похоже на детей, которые, закрывая себе глаза, воображают, что их не видят. Было бы безумием желать воспретить то, что обещает принести большую пользу, потому только, что неосторожные люди могут употребить его во зло. Напротив, лучшее средство предупредить эти неудобства состоит в том, чтобы заставить основательно изучить предмет."

 ***

1 Во всяком спиритическом кружке много порабощённых. Это надо иметь в виду распорядителям кружков. Порабощение в тяжёлой форме весьма печальное явление. (Асгарта)

2 Речь идёт о полтергейсте. (Й.Р.)

3 Это опровергнуто самим Кардеком (см. "Revue Spirite", 1863, decembre). (Асгарта)

4 Как говорили древние, "praemonitus, praemunitus", т.е. кто предупреждён, тот вооружён, и, соответственно, в данном случае наоборот: кто не подозревает и не догадывается, тот безоружен и беззащитен. (Й.Р.)

5 Речь идёт о так называемом "душе Шарко" и прочая. (Й.Р.)

 

 Глава 24

ТОЖДЕСТВО ИЛИ САМОЛИЧНОСТЬ ДУХОВ

§255. Вопрос о самоличности духов - один из самых спорных даже между последователями Спиритизма. Действительно, духи не приносят с собой паспортов, а известно, с какой лёгкостью некоторые из них присваивают себе чужие имена, и потому после одержания это едва ли не одно из главных затруднений в практических занятиях Спиритизмом. Впрочем, во многих случаях совершенное тождество составляет второстепенный вопрос и не представляет особенной важности.

Труднее всего и часто даже невозможно удостовериться в самоличности духов деятелей прошлых времён. В этом случае принуждены бывают ограничиваться одной лишь нравственной оценкой. О духах судят, как и о людях, по их разговору. Если является дух с именем Фенелона и говорит вещи неприличные и пустые, то, очевидно, это не он. Но если он говорит вещи, достойные характера Фенелона, от которых последний не отказался бы, то хотя это и не матерьяльное доказательство, но можно всё же предполагать, что это действительно он. В этом случае в особенности вопрос о действительной самоличности делается второстепенным. Когда дух говорит вещи хорошие, то нет надобности заботиться об имени говорящего.

На это, без сомнения, возразят, что дух, который назвался чужим именем, хотя и для того только, чтобы сказать что-нибудь хорошее, не менее того обманывает, следовательно, не может быть добрым духом. В этом случае есть такие тонкости оттенков, которые трудно уловить, но мы постараемся развить их.

§256. По мере того, как духи очищаются и возвышаются в духовной иерархии, отличительние черты их личностей как бы сглаживаются в однообразии совершенства, хотя они и сохраняют свою индивидуальность. Это относится как к Духам Высшим, так и к чистым духам. В этом состоянии имя, которое они имели на Земле во время одного из тысяч своих телесных кратковременных

существований, вовсе ничего не значит. Заметим ещё, что духи имеют взаимное влечение вследствие сходства своих качеств и таким образом составляют симпатические группы или семьи.

С другой стороны, если принять в соображение бесчисленное множество духов, которые от начала времён должны были достигнуть первых степеней совершенства, и сравнить число их с малым числом людей, оставивших на Земле великие имена, тогда понятно будет, что из Высших Духов, которые могут сообщаться, большая часть для нас не должна иметь имён. Но так как для них необходимо наше внимание, то они могут назваться именем известной нам особы, натура которой более сходна с их натурой. Таким образом, наши ангелы-хранители называют себя чаще всего именем того святого, которого мы уважаем, и вообще именем того, которому мы больше симпатизируем.

Из этого следует, что если чей-нибудь ангел-хранитель выдаёт себя, положим, за Св.Петра, то нет никакого матерьяльного доказательства, чтобы это действительно был Пётр-апостол. Это может быть и он, может быть и другой дух, вовсе нам неизвестный, но принадлежащий к той же семье духов, к которой принадлежит и Святой Пётр. Следовательно, под каким бы именем ни вызывали своего ангела-хранителя, он в любом случае явится на зов, потому что он привлекается мыслью, а имя для него ничего не значит.

То же самое бывает и тогда, когда Высший Дух сообщается самопроизвольно под именем неизвестной нам особы. Ничто не доказывает, чтобы этот дух был точно та особа. Но если он ничего не говорит такого, что могло бы дать повод сомневаться в возвышенности его характера, тогда есть вероятность, что это действительно дух той особы, и во всяком случае можно сказать, что если это и не он, то дух одной с ним степени или даже посланный им.

Одним словом, вопрос об имени есть вопрос второстепенный. Имя может быть рассматриваемо только как указание степени, занимаемой духом в духовной иерархии.1

Совсем другое, когда дух низшего разряда называет себя уважаемым именем с целью внушить более доверия к своим словам, и случай этот так часто встречается, что трудно остеречься от подлогов подобного рода. С помощью этих присвоенных имён, а более всего с помощью омрачения некоторые духи-систематики, более гордые, чем учёные, стараются заставить принять свои самые смешные идеи.

Следовательно, вопрос о самоличности, как мы сказали, почти не имеет значения, когда дело идёт об общем просвещении, потому что Высшие Духи могут заменять один другого без всяких вредных последствий. Высшие Духи составляют, так сказать, одно собирательное целое, личность которых, за малым исключением, для нас вовсе неизвестна. Нас интересует не личность их, а их Учение. И потому, если учение хорошо, то что за дело, сообщает ли его Пётр или Павел? О нём судят по его достоинству, а не по имени. Если вино дурно, то этикетка не сделает его лучшим.

Другое дело, когда даются семейные сообщения. Тогда именно индивидуальность сообщающегося, даже самая личность его интересует нас, и потому для нас очень важно удостовериться, действительно ли та особа с нами беседует, которую мы вызывали.

§257. Гораздо легче удостовериться в самоличности духа современного лица, характер и привычки которого нам известны, потому что именно привычки, которых он не успел ещё забыть, дадут нам возможность узнать его. Это один из самых верных признаков самоличности духа. Конечно, дух может дать доказательства по просьбе, но он делает это тогда только, когда находит это нужным. Вообще же такое требование оскорбляет его, и потому следует избегать этого.

Освободясь от своего тела, дух не избавляется от щепетильности. Все вопросы, выражающие недоверие к нему, неприятны. Есть вопросы, которые мы не решились бы сделать особе живой, из опасения нарушить приличие. Почему же мы будем к ней менее внимательны после её смерти? Если человек является в гостиную, объявив свою фамилию, будут ли требовать от него доказательств, что это действительно он, на том основании, что есть обманщики? Этот человек имел бы полное право напомнить правила приличия. То же самое делают духи, оставляя подобный вопрос без ответа или удаляясь.

Положим, что астроном Араго, будучи ещё живым, явился бы в дом, где его не знают и где встретили бы его следующим вопросом:

- Вы говорите, что вы астроном Араго. Но так как мы вас не знаем, то для удостоверения разрешите нам такую-то задачу астрономии, скажите нам ваше имя, отчество, имена ваших детей, что вы делали в такой-то день и час и прочая.

Что бы он на это ответил? Он удалился бы. Дух его сделал бы то же самое. Так поступают и

другие духи.

§258. Тогда как духи отказываются отвечать на пустые и нелепые вопросы, которые посовестились бы предложить живым особам, они сами, и неожиданно, дают неопровержимые доказательства своего тождества посредством языка, в котором высказывается их характер, употреблением слов, которые они часто повторяли; рассказом некоторых событий и особенностей их жизни, иногда не известных никому из присутствующих и точность которых может быть проверена.

Доказательства самоличности вытекают, между прочим, из множества непредвиденных обстоятельств, которые не всегда представляются вначале, но обнаруживаются впоследствии, при дальнейшем продолжении бесед. Следовательно, их нужно выжидать, а не требовать, замечая при этом все те, которые будут вытекать из самой натуры сообщений. (См. факт, приведённый в §70).

§259. Средство, употребляемое иногда с успехом для удостоверения в самоличности, если дух оказывается подозрительным, состоит в том, чтобы просить его подтвердить во имя Всемогущего Бога, что он действительно тот дух, именем которого называется. Часто случается при этом, что тот, который присвоил себе чужое имя, не решается на святотатство и, начавши писать: "Я утверждаю во имя..." останавливается и начинает чертить с гневом ничего не выражающие знаки или ломает карандаш. Если он более лицемерен, то старается избегнуть вопроса изворотливым ответом, говоря, например: "Уверяю вас, что говорю истину", или "Подтверждаю во имя Бога, что действительно я говорю с вами", и прочая.

Но некоторые из них вовсе не столь совестливы. Один из них сообщался с медиумом под именем Бога, и медиум, приняв это за величайшую милость, не поколебался поверить ему.2 Вызванный нами, он не осмелился поддержать своего обмана и сказал:

- "Я не Бог, но сын Его."

- Значит, ты Иисус? Но это невероятно, потому что Иисус слишком высоко стоит, чтобы употреблять увёртки. Подтверди же во имя Бога, что ты Иисус.

"Я не говорю, что я Иисус. Я говорю, что я сын Божий, потому что я одно из Его творений."

Из этого должно заключить, что когда дух отказывается подтвердить своё тождество во имя Бога, то это всегда можно принять за очевидное доказательство, что имя, принятое им, ложно. Но подтверждение духа есть вероятность только, а не доказательство, не подлежащее сомнению.

§260. Можно поместить также в число доказательств самоличности сходство почерка и подписи, но так как не всем медиумам дано достигать этого результата, сходство это не всегда может быть достаточным ручательством за истину. Есть духи, которые подделывают почерк так же искусно, как и некоторые люди. Следовательно, это может быть вероятностью самоличности, получающей важность только от обстоятельств, сопровождающих её. То же самое можно сказать обо всех матерьяльных знаках, которые иные советуют употреблять как талисманы, коим духи не могут подражать. Для того, кто осмеливается ложно клясться именем Бога или подделывать почерк, матерьяльный знак не может служить препятствием. Лучшее доказательство самоличности состоит в языке духа и в случайных обстоятельствах.

§261. Скажут, без сомнения, что если дух может подделывать подпись, то может также подражать и языку. Это правда, мы видели таких, которые смело называли себя Христом, и, чтобы лучше обмануть, подражали слогу евангельскому и употребляли без всякого разбора столь известные слова: "Истинно, истинно говорю вам."

Но когда рассматривали всё вместе, без предубеждения, когда разбирали сущность мыслей и значение выражений, когда рядом с превосходными правилами милосердия замечали пустые и смешные наставления, то надо было быть омрачённым, чтобы обмануться.

Да, некоторым матерьяльным формам языка могут подражать, но не самим мыслям. Никогда невежество не в состояния подражать истинному знанию, ни порок - истинной добродетели. Всегда где-нибудь да промелькнёт подлог. Тогда-то медиуму, равно как и вызывателю, необходима проницательность и здравое суждение, чтобы отличить истину от лжи. Они должны быть убеждены, что развращённые духи способны на все хитрости и что, чем выше имя, которым дух себя называет, тем более он должен внушать к себе недоверия. Сколько медиумов получали апокрифические сообщения, подписанные Иисусом, Марией или именем уважаемого святого.

Отличие добрых духов от злых

§262. Если совершенное тождество духов во многих случаях составляет второстепенный вопрос, не имеющий особенной важности, то нельзя сказать этого относительно отличия добрых духов от злых. Их индивидуальность может быть не важна для нас, качества же их для нас всегда очень важны. Следовательно, во всех поучительных сообщениях на этом именно нужно сосредоточить всё своё внимание, потому что это одно может основать степень нашего доверия к духу, который проявляется, каким бы именем он ни назвал себя.

Дух, который проявляется, есть ли дух добрый или злой? К какой ступени духовной иерархии принадлежит он? Вот главные вопросы. (См. Духовная иерархия, "Книга Духов", N 100).

§263. О духах судят, так же как и о людях, по их языку. Положим, что кто-нибудь получил двадцать писем от людей ему неизвестных. По слогу, мыслям и, наконец, по множеству других признаков он будет судить, которые из них образованны или невежды, учтивы или неблаговоспитанны, легковерны, глубокомысленны, ветрены, горды, серьёзны, легкомысленны, мечтательны и прочая. То же самое бывает и с духами. Их надо рассматривать как корреспондентов, которых никогда не видали, и спросить себя, что подумали бы о характере человека, который говорил бы и писал подобные вещи. Можно поставить правилом неизменным и без всяких исключений, что язык духов всегда соответствует степени их возвышения. Духи действительно возвышенные не только всегда говорят хорошие вещи, но говорят их таким языком, в котором нельзя подметить ни одного пошлого выражения. Как бы ни были хороши вещи, сказанные духом, но если оне омрачены хоть одним выражением, отзывающимся низостью, то это несомненный признак низкой степени развития духа. Тем более, если всё сообщение наполнено выражениями, нарушающими приличие своей грубостью. Язык всегда обнаруживает своё происхождение или мыслью, которую передаёт, или формой. Тогда даже, когда дух захотел бы доказать им свою мнимую возвышенность, стоит только поговорить с ним некоторое время, чтобы оценить его вполне.

§264. Доброта и благосклонность также существенные свойства духов очистившихся. У них нет ненависти ни к людям, ни к другим духам. Они жалеют о слабостях, порицают заблуждения, но всегда с умеренностью, без жёлчи и злобы. Если допустить, что истинно добрые духи могут желать только добра и говорить только хорошее, то из этого легко заключить, что всё, что в языке духов обнаруживает недостаток доброты и благосклонности, не может исходить от доброго духа.

§265. Ум никак не может служить признаком возвышенности, потому что ум и нравственность не всегда идут рядом. Дух может быть добр, благосклонен и вместе с тем иметь познания весьма ограниченные, тогда как дух умный и образованный может стоять на очень низкой степени нравственного развития.

Вообще думают, что, спросив дух человека, бывшего на Земле учёным по какому-либо предмету, вернее могут узнать истину. Это логично, а между тем не всегда бывает верно.

Опыт показывает, что учёные, точно так же, как и другие люди, в особенности те, которые недавно оставили Землю, находятся ещё под влиянием предрассудков телесной жизни. Они не тотчас же оставляют дух своих систем. Следовательно, может случиться, что под влиянием тех идей, которые они лелеяли при жизни и с помощью которых составили себе славу, они видят менее ясно, чем мы думаем. Мы не выдаём это за непременное правило. Мы говорим только, что иногда это бывает и что поэтому их человеческие познания не могут быть ещё доказательством их непогрешимости как духов.

§266. Подвергая все сообщения самому строгому разбору, разбирая и анализируя мысли и выражения, как это делают при разборе литературного произведения, отбрасывая, не колеблясь, всё, что погрешает против логики и здравого смысла, всё, что несогласно с характером лица, под именем которого дух проявляется, мы обескураживаем духов-обманщиков, и они кончают тем, что удаляются, убедившись в невозможности обмануть нас. Мы повторяем, что это средство единственное и вместе с тем самое верное, потому что нет ни одного дурного сообщения, которое могло бы выдержать строгую критику.

Добрые духи никогда не оскорбляются этим, потому что они сами это советуют нам и потому что им нечего бояться разбора. Одни лишь злые негодуют и отговаривают от этого, потому что

здесь они теряют всё и тем самым обнаруживают свою личность. Вот по этому предмету совет, данный духом Св.Людовика:

"Как бы ни было законно доверие, внушаемое вам духами, присутствующими при ваших трудах, есть совет, который мы не перестаём повторять вам и который вы должны всегда помнить, когда приступаете к вашим занятиям, а именно: взвешивать, обдумывать и подвергать самому строгому разбору вашего разума все сообщения, получаемые вами, не пренебрегать ни малейшим предметом, который покажется вам сомнительным или тёмным, и просить объяснений, необходимых для того, чтобы основать ваше мнение."

§267. Средства для распознавания качеств духов могут быть выражены в следующих правилах:

Нет другого средства распознавать качества духов, кроме здравого рассудка. Все формулы, данные с этой целью самими духами, нелепы и не могут происходить от Духов Высших.

О духах судят по их языку и их действиям. Действие духов суть чувства, которые они внушают, и советы, которые они дают.

Так как признано, что добрые духи ничего не могут делать и говорить, кроме доброго, то всё, что дурно, не может происходить от духа доброго.

Язык Духов Высших всегда исполнен достоинства, благороден, возвышен, чужд всего грубого. Они обо всём говорят с простотою и скромностью, никогда ничем не хвалятся, не тщеславятся ни своими знаниями, ни положением, которое они занимают среди других. Дух, принадлежащий к числу низших или обыкновенных духов, всегда сохраняет некоторый остаток человеческих страстей. Всякое выражение, отзывающееся низостью, хвастовством, язвительностью, есть характеристический признак низшей степени развития или обмана, если дух является под уважаемым именем.

Не должно судить о духах только по матерьяльной форме и правильности слога, но надобно разбирать внутренний смысл, исследовать слова, взвешивать их хладнокровно, здраво и без предубеждения. Каждое малейшее уклонение от логики, рассудка и благоразумия не может оставить сомнения насчёт их источника, каким бы именем дух ни назвал себя (§224).

Язык духов возвышенных всегда одинаков если не по форме, то по сущности. Мысли всегда ясны, несмотря на время и место. Оне могут быть более или менее развиты, смотря по обстоятельствам, по потребности, по удобству сообщения, но никогда не будут противоречивыми. Если два сообщения, носящих одно и то же имя, противоречат одно другому, то ясно, что одно из них подложно и истинное будет то, в котором ничего не откроется такого, что бы не согласовалось с известным характером личности. Если будут сообщения, подписанные, положим, Св.Викентием Павлом, из которых одно проповедует единодушие и сострадание, а другое клонится к тому, чтобы сеять раздор, то ни один благоразумный человек не ошибётся в выборе истинного.

Добрые духи говорят только то, что знают. Они молчат или сознаются в своём неведении относительно того, чего не знают. Злые же духи говорят обо всём с уверенностью, нимало не заботясь об истине. Всякая явная учёная ересь, всякое правило, несогласное со здравым рассудком, показывают обман, если дух выдаёт себя за учёного.

Лёгких духов узнают ещё по готовности, с какою они предсказывают будущее и определяют с точностью матерьяльные обстоятельства, которых нам не дано знать. Добрые духи могут внушить нам предчувствие будущего, когда это может принести пользу, но никогда не определяют чисел. Всякое предсказание событий с указанием времени и места есть признак обмана.

Духи высокие выражаются просто, без многословия. Их слог сжат, хотя и не лишён поэзии мыслей и выражений, ясен, понятен для всех и притом не требует больших усилий, чтобы быть понятым. Они имеют дар сказать много в немногих словах, потому что каждое слово имеет своё значение. Духи низшие или лжеучёные скрывают под напыщенностью слога пустоту мыслей. Их язык часто бывает высокомерен, смешон и тёмен вследствие того, что они хотят казаться глубокомысленными.

Добрые духи никогда не приказывают: они не навязываются, они советуют, и когда их не слушают, они удаляются. Злые же повелительны. Они приказывают, требуют, чтобы им повиновались, и во всяком случае остаются. Каждый дух, который навязывается, изобличает свои дурные качества. Они настойчивы в своих мнениях и воображают, что одни только имеют привилегию на истину. Они требуют слепого доверия и не позволяют поверять себя рассудком, потому что знают, что рассудок изобличит их.

Добрые духи никогда не льстят. Они одобряют хорошие поступки, но всегда с умеренностью. Злые же расточают преувеличенные похвалы, подстрекают гордость и тщеславие, проповедуя между тем смирение, и стараются возбудить самолюбие тех, которых желают подчинить себе.

Высшие Духи не обращают внимания на пустые формы во всём. Одни лишь обыкновенные духи могут придавать важность некоторым мелочам, несовместимым с идеями истинно возвышенными. Всякое мелочное предписание служит признаком низкой степени развития и хитрости духа, который присваивает себе важное имя.

Нужно остерегаться имён странных и смешных, которые принимают на себя некоторые духи, чтобы обманывать легковерных. Было бы безрассудно принимать эти имена серьёзно.

Точно так же нужно не доверять духам, которые слишком легко являются под именами особенно уважаемыми, и принимать слова их с большой осмотрительностью. Здесь-то преимущественно необходимо самое внимательное исследование, потому что это может быть маска, которую они надевают с целью заставить верить в мнимо близкие сношения свои с самыми Высшими Духами. Этим путём они льстят тщеславию медиума и пользуются им, чтобы довести его часто до поступков, достойных сожаления или смешных.

Добрые духи весьма осторожны в своих советах относительно поступков; и имеют целью что-нибудь серьёзное и чрезвычайно полезное. Следовательно, нужно считать подозрительными все советы, не имеющие этого характера, и обдумывать хорошенько, прежде чем приступать к исполнению их, иначе можно подвергнуться неприятным мистификациям.

Добрых духов узнают также по их благоразумной осторожности относительно всего, что может навлечь нарекание. Им неприятно обличать зло. Лёгкие же или злонамеренные находят в этом удовольствие. В то время как добрые духи стараются смягчить вину и проповедуют снисходительность, злые преувеличивают её и раздувают несогласие посредством вероломных внушений.

Добрые духи предписывают только одно доброе. Всякое правило, всякий совет, не вполне согласные с чистым евангельским милосердием, не могут быть произведением добрых духов.

Добрые духи советуют только то, что совершенно разумно. Всякое наставление, уклоняющееся от прямой линии здравого смысла или непреложных законов природы, обличает духа ограниченного и, следовательно, мало заслуживающего доверия.

Духи злые или просто несовершенные обличают себя ещё и матерьяльными признаками, в которых трудно ошибиться. Действие их на медиума часто бывает неприятное и производит в нём движения резкие и порывистые, волнение лихорадочное и судорожное, разительно отличающееся от спокойствия и кротости добрых духов.

Духи несовершенные часто пользуются средствами сообщения, которыми они располагают для того, чтобы подавать вероломные советы. Они возбуждают недоверие и ненависть к тем, кому они не симпатизируют. Те, которые могут обличить их в обмане, делаются преимущественно предметом их порицания.

Люди слабые обращают на себя их особенное внимание, и они всячески стараются склонить их ко злу. Употребляя попеременно софизмы, сарказмы, брань и даже матерьяльные знаки своего тайного могущества, чтобы больше убедить, они стараются отклонить их от пути истины.

Духи людей, которые занимались на земле одним предметом, матерьяльным или моральным, если не освободились ещё от влияния материи, находятся под властью своих земных идей и сохраняют отчасти предрассудки, пристрастия и даже мании, которые имели на земле. Это легко заметить по их языку.

Познания, которыми некоторые духи хвастаются часто с каким-то тщеславием, не могут быть признаком их возвышенности. Неизменная чистота нравственных чувств есть в этом случае пробный камень.

Недостаточно спросить духа, чтобы узнать истину. Прежде всего нужно знать, к кому обращаешься, ибо низшие духи, будучи сами невежественны, с легкомыслием трактуют вопросы самые серьёзные. Недостаточно также духу быть великим человеком на земле, чтобы в мире духов обладать верховным знанием. Одна только добродетель, очищая его, может приблизить его к Богу и расширить его познания.

Со стороны Высших Духов шутка может быть остроумной, колкой, но ни в коем случае не может быть пошлой. У духов насмешливых колкая сатира часто бывает сказана весьма кстати.

Изучая внимательно характер являющихся духов, в особенности в моральном отношении, легко узнать их натуру и степень доверия, которой они заслуживают. Здравый рассудок не обманет.

Чтобы судить о духах точно так же, как и о людях, нужно прежде научиться судить о себе самом. К несчастью, есть много людей, принимающих своё личное мнение за естественную меру всего хорошего и дурного, истинного и ложного. Всё, что противоречит их взгляду на вещи, их идеям, составленной или усвоенной ими системе, всё то дурно в их глазах. У таких людей недостаёт, очевидно, первого качества, необходимого для здравой оценки: правильности суждения. Но они не подозревают этого недостатка, относительно которого чаще всего обманываются.

Все эти правила вытекают из опытности и наставлений, данных духами. Мы пополним их ещё и ответами, которые они дали нам относительно главнейших предметов.

§268. Вопросы относительно натуры и тождества духов:

По какому признаку можно узнать высшую и низшую степень развития духа?

- "По их языку, точно так же как вы отличаете ветреника от человека благоразумного. Мы говорили уже, что Высшие Духи никогда не противоречат себе и говорят только хорошие вещи. Они желают одного добра, это их единственная забота. Низшие духи находятся ещё под влиянием матерьяльных идей. Их язык отзывается невежеством и несовершенством. Одним Высшим Духам дано знать всё и судить обо всём независимо от страстей."

Учёность духа всегда ли есть верный признак его возвышенности?

- "Нет, потому что если он находится ещё под влиянием материи, то может иметь ваши пороки и ваши предрассудки. Есть на земле люди чрезвычайно завистливые и гордые; неужели вы думаете, что, оставляя землю, они тотчас же теряют эти недостатки? У тех, которые покидают этот мир, в особенности если они имели слишком сильные страсти, некоторого рода атмосфера, окружающая их, удерживает при них эти дурные наклонности.

Эти полунесовершенные духи опаснее злых, потому что большей частью они соединяют хитрость и гордость с умственным развитием. Своими мнимыми познаниями они обманывают людей простых и несведущих, которые принимают без всякой проверки их нелепые и ложные теории. Хотя теории эти и не могут взять перевес над истиной, но не менее того оне делают временный вред, потому что замедляют ход Спиритизма, и медиумы охотно заблуждаются относительно достоинства того, что сообщено им. Вот что требует глубокого изучения со стороны просвещённых спиритов и медиумов. Нужно сосредоточивать всё своё внимание, чтобы отличать истину от лжи."

Многие духи-покровители называют себя именами святых или известных лиц. Что должно думать об этом?

- "Все имена святых и известных лиц недостаточны, чтобы снабдить покровителем каждого из людей. Между духами мало таких, имена которых были бы известны на Земле, вот почему очень часто они не называют себя никаким именем. Но большей частью вы желаете знать имя, тогда, чтобы удовлетворить вас, они принимают имя того человека, которого вы знали и которого вы уважаете."

Это присвоенное имя не может ли считаться обманом?

- "Это был бы обман со стороны злого духа, желающего употребить его во зло. Но когда это делается с благою целью, то Бог позволяет это духам одного ранга, потому что между ними существует взаимное обязательство и сходство мыслей."

Следовательно, когда дух-покровитель называет себя Святым Павлом, например, то это не значит, чтобы он действительно был дух или душа апостола Павла?

- "Нисколько, потому что вы встретите тысячи лиц, которым было сказано, что их ангел-хранитель Святой Павел или кто другой. Но что вам за дело до этого, если покровительствующий вам дух так же возвышен, как и Св.Павел? Я уже сказал, что вам нужно имя, и потому они принимают имена, чтобы вы могли призывать их и узнавать, подобно тому как вы принимаете имя при крещении, чтобы отличать себя от других членов семейства. Они точно так же могут брать себе имена архангелов Рафаила, Михаила и без всяких дурных последствий.

Впрочем, чем возвышеннее дух, тем круг действий его обширнее. Поверьте же, что дух-покровитель высшего ранга может иметь под своим покровительством сотни воплощённых. У вас, на земле, есть нотариусы, которые принимают на себя дела ста или двухсот семейств. Почему же вы думаете, что мы в духовном отношении менее способны к моральному управлению людьми, чем первые к управлению их матерьяльными делами?"

Почему сообщающиеся духи так часто принимают на себя имена святых?

- "Они сообразуются с привычками тех, с которыми говорят, и принимают на себя имена, которые могли бы произвести на человека впечатление, смотря по его верованиям."

Некоторые Высшие Духи, которых призывают, всегда ли являются сами лично или, как иные думают, присылают вместо себя уполномоченных для передачи своих мыслей?

- "Почему же не являться им лично, если они могут? Но если дух не может явиться сам, то вынужден послать уполномоченного."

Уполномоченный всегда ли достаточно просвещён, чтобы отвечать так, как отвечал бы дух, пославший его?

- "Высшие Духи знают, кому вверять заботу заменить их. Впрочем, чем духи возвышеннее, тем они менее различны. Они одинаковы до такой степени, что для них личность ничего не значит. То же самое должно быть и для вас. Неужели вы думаете, что мир Высших Духов состоит только из лиц, которых вы знали на Земле, и что только они одни способны поучать вас? Вы так привыкли принимать себя за образец Вселенной, что вам кажется, что вне вашего мира нет уже более ничего. Вы, право, походите на тех дикарей, которые никогда не оставляли своего острова и думают, что мир не простирается далее его."

Мы понимаем это, когда дело идёт о поучении серьёзном. Но каким образом возвышенные духи позволяют духам низшего разряда принимать на себя имена уважаемые для того, чтобы вовлечь в заблуждение правилами часто ложными?

- "Они делают это без всякого позволения. Не случается ли то же самое и между вами? Те, которые обманывают таким образом, поверьте, будут наказаны, и наказание их будет соразмерно с важностью их обмана. Впрочем, если бы вы не были несовершенны, вы имели бы около себя одних лишь добрых духов, и если вы бываете обмануты, то в этом должны винить самих себя. Бог допускает это, чтобы испытать вашу твёрдость и ваше суждение и научить вас отличать истину от заблуждения. Если вы этого не делаете, то потому, что вы мало возвышенны и имеете ещё надобность в уроках."

Духи малоразвитые, но одушевлённые добрыми намерениями и желанием совершенствоваться, не бывают ли иногда уполномочены заменять Высших Духов с целью доставить им случай упражняться в поучениях?

- "Никогда в больших собраниях. Я хочу сказать, в собраниях серьёзных и для общего назидания. Те, которые являются туда, делают это по собственному желанию и, как вы говорите, для упражнения. Вот почему сообщения их хотя и хороши, но носят на себе отпечаток их несовершенства. Если их и посылают, то для сообщений маловажных и тех, которые можно назвать личными."

Спиритические сообщения смешные иногда бывают перемешаны с прекрасными правилами. Как согласовать эту аномалию, которая, повидимому, указывает на одновременное присутствие добрых и злых духов?

- "Духи злые или легкомысленные также берутся иногда делать нравоучения, не понимая их важности или значения. Все ли те, которые читают у вас нравоучения, суть люди высшие? Нет. Добрые и злые духи действуют вместе. Только по постоянно хорошим сообщениям вы можете узнать присутствие добрых духов."

Духи, которые вводят в заблуждение, всегда ли делают это с умыслом?

- "Нет, есть духи добрые, но несведущие, которые сами могут ошибаться чистосердечно. Когда они сознают недостаточность своих познаний, то признаются в этом и говорят только то, что знают."

Когда дух даёт ложное сообщение, то всегда ли он даёт его с дурным намерением?

- "Нет. Если это лёгкий дух, то он забавляется мистификацией и не имеет другой цели."

Так как некоторые духи могут обманывать посредством языка, то могут ли они также в глазах медиума видящего принимать на себя ложную наружность?

- "Это делается, но это гораздо труднее. Во всяком случае, это бывает не иначе как с целью, которой сами злые духи не сознают. Они служат только орудием, чтобы дать урок. Медиум видящий может видеть духов легкомысленных и обманщиков, как другие их слышат или пишут под их влиянием. Духи легкомысленные могут воспользоваться этим расположением, чтобы обмануть его ложной наружностью. Это зависит от качеств духа."

Чтобы избежать обманов, достаточно ли иметь хорошее намерение, и люди совершенно серьёзные, не примешивающие к своим занятиям никакого чувства пустого и любопытства, так же ли подвержены обману?

- "Очевидно, что менее других. Но человек всегда имеет какой-нибудь недостаток, который привлекает духов-насмешников. Он считает себя сильным, тогда как в действительности этого нет. Он должен остерегаться слабости, которую порождают гордыня и предрассудок. Слишком мало обращают внимания на эти причины, которыми духи и пользуются. Льстя мании человека, они добиваются успеха."

Для чего Бог дозволяет злым духам сообщаться и говорить дурные вещи?

- "Даже в самом дурном сообщении есть поучение. От вас зависит воспользоваться им. Необходимы сообщения всех родов, чтобы научить вас отличать добрых духов от злых и чтобы они служили зеркалом для вас самих."

Могут ли духи посредством письменных сообщений внушить несправедливое недоверие к некоторым лицам и поссорить друзей?

- "Духи злые и завистливые могут делать такое же зло, как и люди. Вот почему их нужно остерегаться. Высшие Духи всегда бывают осторожны в своих порицаниях. Они не осуждают, а предупреждают с осторожностью. Если они желают для какой-нибудь цели, чтобы две особы перестали видеться, то они расположат обстоятельства, которые разлучат их естественным образом. Речи, способные посеять раздор и недоверие, всегда бывают делом злого духа, каким бы именем он ни украшал себя. Итак, принимайте осторожно сообщения, в которых дух говорит дурно об одном из вас, и в особенности, когда другой дух говорит о нём хорошо, и не доверяйте также в этом отношении себе и своим предубеждениям. Берите из сообщений духов только то, что хорошо, возвышенно, разумно и что одобряет ваша совесть."

При лёгкости, с какою злые духи вмешиваются в сообщения, повидимому, никогда нельзя быть уверенным, что получил истину?

- "Напротив, у вас есть рассудок, чтобы оценивать сообщения. Читая письмо, вы очень хорошо можете узнать, писал ли его невежда или образованный человек, глупец или учёный. Почему же вы не можете сделать этого, когда пишут вам духи? Получив письмо от вашего отсутствующего друга, чем убеждаетесь вы, что оно от него? Его почерк, скажете вы, но нет ли людей, которые подражают каждому почерку? Мошенников, которые знают ваши дела? Однако есть признаки, в которых вы не ошибётесь. То же самое должно быть и относительно духов. Представьте себе, что это пишет к вам ваш друг или что вы читаете сочинение какого-нибудь писателя и судите по тем же данным."

Высшие Духи могут ли помешать злым духам называть себя ложными именами?

- "Без сомнения, могут. Но чем духи хуже, тем они упрямее и привязчивее. Вы должны знать также, что Высшие Духи в некоторых особах принимают более участия, чем в других, и когда они признают нужным, то умеют предохранить их от лжи. Против таких особ духи-обманщики бессильны."

Какая может быть причина этого пристрастия?

- "Это не пристрастие, а справедливость. Добрые духи принимают участие в тех, которые употребляют в пользу их советы и серьёзно трудятся над собственным своим улучшением. Вот кого они предпочитают другим и кому помогают. Но они мало заботятся о тех, с которыми теряют только время в нравоучениях."

Для чего Бог позволяет духам святотатствовать и ложно принимать на себя имена уважаемые?

- "Вы так же могли бы спросить, для чего Бог позволяет людям лгать и богохульствовать. Духи, подобно людям, имеют свободную волю как относительно добра, так и относительно зла. Но ни тем, ни другим не избежать правосудия Божия."

Нет ли каких-нибудь действительных формул для изгнания духов-обманщиков?

- "Формула есть материя. Добрая мысль, обращённая к Богу, лучше всего."

Некоторые духи уверяют, что они имеют неподражаемые письменные знаки, нечто вроде эмблем, которые могут служить средством для узнания и подтверждения тождества. Справедливо ли это?

- "Высшие Духи не имеют других знаков для отличия себя, кроме возвышенности идей и языка. Все духи могут подражать матерьяльным знакам. Что касается до низших духов, то они изобличают себя столь многим, что трудно обмануться на их счёт."

Духи-обманщики не могут ли также подделать мысль?

- "Они подделывают мысль, как театральные декораторы подделывают природу."

В таком случае, значит, всегда можно открыть обман с помощью внимательного изучения?

- "Не сомневайтесь в этом. Духи обманывают только тех, которые позволяют себя обманывать. Но надо иметь глаза торговца драгоценными камнями, чтобы отличить настоящий камень от поддельного. Тот же, кто не умеет сам сделать этого, обращается к ювелиру."

Есть люди, которые увлекаются напыщенностью языка, которые ценят слова больше, чем мысли, которые принимают ложные и обыкновенные идеи за идеи возвышенные. Каким же образом люди эти, неспособные судить даже о произведениях людей, могут судить о произведениях духов?

- "Если эти люди достаточно скромны и сознают, что неспособны к этому, тогда они не полагаются на себя. Если вследствие гордыни своей они считают себя более способными, чем есть на самом деле, тогда они бывают наказаны за своё глупое тщеславие. Духи-обманщики очень хорошо знают, к кому они обращаются. Есть люди простые и малообразованные, которых труднее обмануть, чем имеющих ум и познания. Льстя страстям, духи делают с людьми всё, что хотят."

При письме злые духи обличают ли себя иногда невольными матерьяльными знаками?

- "Искусные никогда. Но неловкие делают порой промахи. Каждый бесполезный и пустой знак служит приметой низкой степени развития духа. Высшие Духи ничего не делают бесполезного."

Многие медиумы узнают добрых и злых духов по приятному и неприятному впечатлению, которое они чувствуют при их приближении. Мы спрашиваем, всегда ли неприятное впечатление, судорожное волнение - одним словом, неловкость служит признаком дурной натуры сообщающегося духа?

- "Медиум испытывает ощущение состояния, в котором находится являющийся дух. Когда дух счастлив, он спокоен, тих, важен; когда несчастен, он взволнован, судорожен, и это волнение очень естественно переходит на нервную систему медиума. Впрочем, это то же, что бывает с человеком на земле: добрый тих и спокоен, злой же находится в беспрестанном волнении."3

Примечание. Есть медиумы с большей или меньшей нервной впечатлительностью, и потому волнение не может быть принимаемо за непременное правило. В этом случае, как и всегда, следует принимать в соображение другие обстоятельства. Чувство тягостного и неприятного впечатления есть действие контраста. Если дух медиума симпатизирует сообщающемуся злому духу, то это впечатление будет или очень слабо, или его вовсе не будет. Впрочем, не должно смешивать быстроту письма, зависящую от чрезвычайной гибкости некоторых медиумов, с судорожным волнением, которое самые медленные медиумы могут испытывать от прикосновения несовершенного духа.

***

1 В настоящее время вопрос о самоличности духов принял жгучий характер. Действительно, иные утверждают (Дюпрель), что в человеке два сознания: земное и трансцендентальное. Сообщения духов - это дело трансцендентального субъекта. Другие (медицинская психиатрическая школа -

Шарко, Бине, Фере) - что в человеческом сознании возможно расщепление личностей, из которых каждая является самостоятельной (например, сомнамбула Леония Б.). Ввиду этого только доказанная самоличность духа имела бы тут решающий характер. (Асгарта)4

2 Аналогичный печальный случай имел место у Сведенборга. Дух, представившийся ему Господом Богом, продиктовал доверчиво внимавшему Сведенборгу множество хороших вещей, но вместе с тем и немало небылиц, достойных никак не Всезнающего Бога, но духа, не очень высоко взошедшего в Духовной Иерархии. (Й.Р.)

3 В этом замечательном ответе всё ясно. Следует помнить, что дух по отношению к медиуму то же, что гипнотизёр (агент) по отношению к усыпляемому (перципиенту). Если гипнотизёр или магнетизёр спокоен, твёрд, хладнокровен, он действует благотворно на сомнамбулу. Целым рядом научных фактов доказано это отношение агента к перцепиенту. Наоборот, волнение, слабость, дурные намерения - всё это резко отражается на субъекте. Низший дух - плохой, вредный магнетизёр. Остальное понятно. (Асгарта)

4 Данное замечание уважаемого Асгарты выглядит неосновательным. Все указанные им по этому поводу прения почтенных учёных мужей представляются в высшей степени жалкими. Ибо решать вопрос так, как это здесь делают они, - значит так и не понять, что такое Спиритизм, значит не знать того, что прежде них было писано Кардеком (а это в их положении - невежество), или не понимать того, что было им объяснено (а это, простите, уже неразумие). И, с другой стороны, это значит поверхностно судить о вещах глубоких, делать логические ошибки и не иметь вовсе здравого смысла. (Й.Р.)

 

Глава 25

О ВЫЗЫВАНИЯХ

§269. Духи могут сообщаться самопроизвольно или являться по нашему зову, т.е. вследствие вызывания. Некоторые думают, что не должно вызывать такого или такого духа, а что лучше выжидать того, который сам пожелает сообщиться. Они основываются на том мнении, что, призывая определённого духа, мы не можем быть уверены, что действительно явится тот самый, которого мы призываем, тогда как явившийся самопроизвольно, по собственному желанию, лучше доказывает своё тождество, потому что этим он высказывает желание сообщиться с нами.

По нашему мнению, это заблуждение. Во-первых, около нас всегда есть духи, и большей частью низшего разряда, которые только того и желают, как иметь случай сообщиться с нами. Во-вторых, не призывать никого в особенности - значит открыть дверь для всех, кто желает войти. В собрании не предоставлять право говорить одному значило бы дать право говорить всем, а всякий знает, что из этого выходит. Непосредственный вызов определённого духа восстановляет связь между ним и нами: мы призываем его по нашему желанию и ставим этим некоторого рода преграду для самозванцев. Без прямого призыва дух часто не будет иметь никакого повода явиться к нам, если только это не наш домашний дух.

Оба эти способа имеют свои выгоды. Неудобство же может произойти только от совершенного исключения одного из них. Самопроизвольные сообщения не имеют неудобства, если получающие их не подчинены духам и уверены, что не позволят взять над собой власть духам злым. В этом случае часто бывает полезно выжидать доброй воли тех, которые желают

сообщиться с нами, потому что мысли их тогда не испытывают никакого принуждения и можно узнать от них превосходные вещи, между тем как неизвестно, расположен ли призываемый вами дух говорить с вами и способен ли отвечать так, как желают.

Внимательное исследование, которое мы рекомендовали, есть, впрочем, самое сильное охранение от дурных сообщений. В постоянных собраниях, в особенности тех, в которых работа ведётся последовательно, всегда есть обычные духи, которые являются, не ожидая вызова, потому что они уже предупреждены регулярностью назначающихся собраний. Они часто самопроизвольно начинают говорить, рассуждая о каком-нибудь предмете, развивая какую-нибудь мысль или указывая, что должно делать, и тогда легко узнать их или по их языку, или по почерку, который у них всегда одинаков, или по некоторым привычкам, которые им свойственны.

 

§270. Если желают сообщаться с каким-нибудь определённым духом, тогда непременно его нужно вызвать (§203). Если он может явиться, то вообще получают в ответ: "да" или "нет", "я здесь"; или ещё: "чего вы от меня желаете?"

Иногда он прямо вступает в разговор, отвечая вперёд на вопросы, которые желали ему задать.

Когда духа вызывают в первый раз, то его нужно определять с некоторой точностью. В вопросах, с которыми обращаются к нему, нужно избегать сухого и повелительного тона, что может иногда удалить его. Следует выражать ему любовь или уважение, смотря по духу, и во всяком случае обнаруживать расположение вызывателя.

§271. Часто поражаются тому, с какой быстротой является вызванный дух даже в первый раз: можно подумать, что он был предупреждён. И действительно, это бывает тогда, когда думают о нём прежде вызывания. Мысль есть некоторого рода предварительное вызывание, и так как при нас всегда находятся наши домашние духи, которые следят за нашей мыслью, то они приготовляют путь, так что если ничто не препятствует, то вызываемый дух присутствует уже при самом вызывании. В противном же случае домашний дух медиума или предлагающего вопросы или один из обычных духов отыскивают его, а для этого им не нужно много времени.1 Если вызываемый дух не может явиться сейчас же, то посланный (язычники сказали бы - Меркурий) назначает отсрочку, иногда пять минут, четверть часа, час и даже несколько дней. Когда же дух приходит, то посланный говорит: "Он здесь"; и тогда можно его спрашивать, о чём желали.

Посылаемый дух не всегда бывает необходимым посредником, потому что призыв вызывателя может быть услышан прямо самим духом, как это сказано дальше (§282, вопр.5, о способе передавания мыслей).

Когда говорим: "Делайте вызывание во имя Божье", то разумеем, что наш совет должен быть принят серьёзно, а не легкомысленно. Те, которые видели бы в этом одну лишь пустую форму, без всяких последствий, лучше сделают, если не будут вызывать вовсе.2

§272. Вызывания часто представляют медиумам больше затруднений, чем самопроизвольные сообщения, в особенности, когда нужно получить точные ответы на серьёзные вопросы. Для этого необходимы медиумы специальные, гибкие и в то же время положительные, а мы видели (§193), что эти последние довольно редки, потому что, как мы сказали уже, соотношение таковых не всегда восстанавливается тотчас же с первым явившимся духом. Вот почему полезно, чтобы медиум занимался подобными вызываниями не иначе, как уверившись в развитии своей способности и в натуре духов, помогающих ему, потому что в противном случае вызывания не могут иметь никакого характера тождественности.

§273. Вообще медиумами интересуются гораздо больше для вызываний, касающихся частных интересов, чем для сообщений, имеющих предметом интерес общий. Это объясняется весьма естественным желанием беседовать с существами нам близкими. В этом отношении мы должны дать медиуму несколько важных советов.

Во-первых, приступать к исполнению этого желания не иначе как с осторожностью относительно особ, в искренности которых не совершенно уверены, и остерегаться сетей, которые могут расставлять им люди злонамеренные. Во-вторых, не соглашаться на это ни под каким предлогом, если замечают со стороны вызывателя цель любопытства или интереса, а не серьёзное намерение; отказываться от всех вопросов пустых или выходящих из круга тех, которые можно разумно предлагать духам. Вопросы должны быть излагаемы ясно, точно и без всякой скрытой мысли, если желают получить категорические ответы. Следовательно, нужно отвергать все вопросы, обнаруживающие хитрость, потому что, как известно, духи не любят тех, которые имеют целью подвергнуть их испытанию. Настаивать на подобных вопросах - значит хотеть быть обманутым. Вызыватель должен итти к цели прямо и открыто, без всяких увёрток. Если он боится объясниться, то пусть лучше и не вызывает.

Нужно очень осторожно делать вызывания в отсутствие особ, требующих этого, и часто бывает лучше не делать их вовсе, так как эти особы одни только могут проверить ответы, судить о тождестве, требовать объяснений, если встречается надобность, и предлагать случайные вопросы, вызываемые обстоятельствами. Кроме того, присутствие их может быть связью, привлекающей духа, часто мало расположенного сообщаться с человеком посторонним ему, к которому он не чувствует никакой симпатии. Одним словом, медиум должен избегать всего, что может обратить его в агента консультации, что в глазах большей части людей синоним гадателя.3

Духи, которых можно вызывать

§274. Можно вызывать всех духов, к какой бы ступени иерархической лестницы они ни принадлежали: добрых, так и злых, тех, которые умерли недавно, так и живших в самые отдалённые времена, знаменитых людей, как и самых неизвестных, наших родных и друзей, так и совершенно посторонних нам лиц. Но это не значит, чтобы они всегда желали или могли явиться на наш зов независимо от их собственной воли или позволения, в котором им может быть отказано высшей властью. Им могут воспрепятствовать причины, которые нам не всегда дано знать.

Мы хотим сказать, что нет безусловного препятствия к сообщениям, исключая того, что будет сказано дальше. Препятствия, могущие помешать духу явиться, почти всегда бывают личные и зависят часто от обстоятельств.

§275. Между причинами, могущими помешать явлению духа, одни касаются его лично, другие не касаются. В числе первых должно поместить его занятия или исполняемое им служение, которого он не может остановить, чтобы удовлетворить нашему желанию. В этом случае его посещение только отсрочивается.

Сообщению его может мешать ещё его собственное положение. Хотя состояние воплощения не есть препятствие безусловное, но может быть помехой в известные минуты, в особенности если он воплощён в низшем мире4 и если сам дух мало освобождён от влияния материи. В мирах высших, в тех, где связь духа и материи весьма слаба, явление почти так же легко, как и в блуждающем состоянии, во всяком случае, гораздо легче, нежели в тех, где телесная материя более плотна.

Посторонние причины зависят преимущественно от натуры медиума или вызывающей особы, от среды, в которой делают вызывания, и, наконец, от предположенной цели. Некоторые медиумы большей частью получают сообщения от своих домашних духов, которые могут быть более или менее возвышенны. Другие способны служить посредниками всем духам. Это зависит от симпатии или от антипатии, от притяжения или от отталкивания, обнаруживаемого собственным духом медиума относительно постороннего духа, который может взять его посредником с удовольствием или с отвращением. Это зависит ещё, кроме внутренних качеств медиума, от развития медиумической способности. Духи охотнее являются и вообще изъясняются свободнее, когда медиум не представляет им никаких матерьяльных препятствий. При одинаковых нравственных условиях, чем свободнее медиум пишет или выражается, тем обширнее делается круг его сношений с миром духов.

§276. Нужно ещё брать во внимание лёгкость, которая приобретается вследствие привычки сообщаться с тем или иным духом. По прошествии некоторого времени посторонний дух свыкается с духом медиума, а также с духом того, кто его вызывает. Независимо от симпатии между ними устанавливается соотношение токов, которое делает сообщение более быстрым. Вот почему первое сообщение не всегда бывает так удовлетворительно, как можно было бы желать, и почему часто сами духи требуют, чтобы их опять вызывали. Дух, постоянно являющийся, делается как бы у себя дома. Он осваивается со своими слушателями и медиумами, говорит и действует гораздо свободнее.

§277. Из всего сказанного нами следует, что способность вызывать какого бы то ни было духа не возлагает обязанностей на самого духа быть всегда к нашим услугам. Он может явиться в известную минуту, а не в другую, с таким медиумом или вызывателем, который ему нравится, а не с другим, говорить то, что желает, и, не будучи принуждён говорить того, чего не хочет, уйти, когда ему угодно. Наконец, по причинам, зависящим или не зависящим от его воли, являясь в продолжение некоторого времени постоянно, он может вдруг перестать являться.

Вследствие всех этих причин прежде вызывания нового духа нужно спросить у своего духа-покровителя, возможно ли это вызывание; в случае невозможности он почти всегда объясняет причины, и тогда было бы бесполезно настаивать.

§278. Здесь представляется важный вопрос, хорошо ли или нет вызывать злых духов.

Это зависит от цели, с которой их вызывают, и от степени власти, которую могут иметь над ними.5 Нет никакого неудобства в этом, если призывают их с целью серьёзной, поучительной и для собственного их улучшения; напротив того, оно весьма велико, если это делается из одного только пустого любопытства или шутки; или если подчиняться им, прося у них какой-нибудь услуги. Добрые духи могут в этом случае дать им власть сделать это, чтобы впоследствии строго наказать дерзкого вызывателя, который осмелился обратиться к ним за помощью и верить в их могущество больше, чем в могущество Бога. Напрасно располагали бы сделать из этого полезное употребление впоследствии и надеялись бы прогнать этого духа, получивши от него услугу. Самая эта услуга, как бы ничтожна она ни была, есть настоящий договор, заключённый со злым духом, от которого не так-то легко отделаться. (См. §212).

§279. Власть над низшими духами приобретается только посредством нравственного превосходства. Развращённые духи имеют в добродетельных людях своих повелителей. С тем же, кто противопоставляет им одну лишь волю свою, некоторого рода грубую силу, они вступают в борьбу и часто оказываются сильнейшими.

Некто старался укротить непокорного духа силою своей воли. Дух ему отвечал: "Оставь меня в покое со своими ухватками хвастуна. Ты не лучше меня. Не скажут ли, глядя на нас, что вор проповедует нравственность вору?"

Удивляются, что имя Божие, которое призывают против них, часто бывает бессильно. Святой Людовик разъяснил нам причину в следующем ответе:

"Имя Бога имеет влияние на несовершенных духов тогда только, когда произносится тем, кто по своим добродетелям может употреблять его со властью; произнесённое же человеком, не имеющим над духом никакого нравственного превосходства, это слово остаётся простым словом, как и всякое другое. То же самое можно сказать и о священных вещах, которые им противопоставляют. Оружие самое ужасное делается вовсе неопасным в руках, не умеющих владеть им или не способных носить его."

Язык, который должно употреблять с духами

§280. Высшая или низшая степень развития духов естественно указывает тон, которым должно говорить с ними. Очевидно, что чем духи возвышеннее, тем они имеют более права на наше уважение, внимание и покорность. Мы не должны оказывать им менее уважения, как оказали бы им при жизни, но только по другим причинам: на земле мы принимали бы в соображение их сан и значение в обществе, в мире же духов наше уважение относится только к их нравственному превосходству. Самое возвышение ставит их выше наших пустых льстивых форм. Не словами можно снискать их благосклонность, а искренностью чувств. Было бы смешно давать им титулы, которыми у нас привыкли отличать звания и которые при жизни могли льстить их тщеславию. Если они истинно Высшие Духи, то не только они не дорожат этими титулами, но им даже неприятно их слышать. Хорошая мысль для них приятнее самых лестных эпитетов. Если бы это было иначе, тогда они не были бы выше людей.

Дух одной почтенной духовной особы, человека добродетельного, который на земле был одним из начальников церкви и в точности исполнял закон Иисуса, однажды отвечал вызывавшему его и назвавшему его владыкою: "Ты должен был бы сказать, по крайней мере,

"бывший владыка", потому что здесь нет владыки, кроме Бога. Знай, что я вижу таких, которые на земле преклоняли передо мной колена, а здесь я сам пред ними преклоняюсь."6

Что же касается до низших духов, то их характер определяет тон, которым следует говорить с ними. В числе их есть такие, которые хотя безвредны и даже благосклонны, но легкомысленны, несведущи, ветрены. Обходиться с ними словно с духами серьёзными, как многие это делают, было бы точно так же неуместно, как преклоняться перед учеником или перед ослом, наряженным в докторский колпак. Вольное обращение с ними не будет неуместным, и они нисколько не обижаются им, а, напротив, поддаются ему охотно.

В числе низших духов есть духи несчастные. Каковы бы ни были проступки, искупляемые ими, их страдания требуют нашего сочувствия, тем более что никто из нас не может похвастаться, чтобы мог избегнуть слов Иисуса: "Кто из вас без греха, пусть тот первый бросит в неё камень."

Благосклонность, которую мы оказываем, облегчает их. За неимением симпатии они должны найти в нас снисхождение, которое мы желаем, чтобы другие оказывали нам.

Духи, которые выказывают низкую степень развития цинизмом языка своего, ложью, подлостью чувств, коварством советов, поистине менее достойны нашего участия, нежели те, слова которых обнаруживают раскаяние. Но мы должны по крайней мере сожалеть о них, как сожалеем о самых величайших преступниках, и лучшее средство заставить их замолчать - это показать им наше превосходство над ними. Они вступают в борьбу с теми только, которых им нечего бояться; потому что развратные духи видят повелителей своих в добродетельных людях, точно так же как и в Высших Духах.

Одним словом, было бы столь же непочтительно обходиться с Высшими Духами как с равными себе, сколько смешно оказывать одинаковое уважение всем духам без разбора. Будем уважать тех, которые этого заслуживают, будем признательны тем, которые покровительствуют и помогают нам. Относительно же всех других будем благосклонны, в чём со временем и сами можем нуждаться. Проникая в бестелесный мир, мы учимся познавать его, и это знание должно руководить нами в сношениях с теми, которые в нём обитают. Древние в своём неведении воздвигали им алтари. Для нас это только существа более или менее совершенные, и мы никому не воздвигаем алтарей, кроме Бога.

Польза частных вызываний

§281. Сообщения духов очень высоких или тех, которые одушевляли великих людей древности, драгоценны по заключающемуся в них возвышенному учению. Эти духи достигли той степени совершенства, которая позволяет им обнимать сферу идей более обширную, проникать в тайны, превышающие обыкновенные человеческие понятия, и, стало быть, они могут лучше, чем другие, открывать нам некоторые вещи. Из этого не следует, чтобы сообщения с духами менее возвышенными были бесполезны. Наблюдатель извлекает из них много полезного для себя.

Чтобы узнать нравы народа, надо изучать нравы его на всех ступенях общественного порядка. Кто будет видеть только одну сторону предмета, тот будет знать его дурно.

История народа не есть история его государей и высших классов. Чтобы о нём судить, надо его видеть в домашней его жизни, в его частных привычках. Высшие Духи - это высшие классы спиритического мира. Самое их возвышение ставит их настолько выше нас, что мы пугаемся расстояния, которое нас разделяет. Духи не столь возвышенные делают для нас более понятными обстоятельства своего нового существования. У них связь между телесной и духовной жизнью более тесная, мы понимаем её лучше, потому что она ближе к нам. Узнав от них самих, чем сделались, что думают, что испытывают люди всех состояний и всех характеров, люди добродетельные, как и простые, великие и ничтожные, счастливые и несчастные - одним словом, люди, которые жили между нами, которых мы знали действительную жизнь, все добродетели и недостатки, мы понимаем их радости и их страдания. Мы с ними соединяемся и черпаем от них нравственное учение тем более полезное для нас, что отношения между ними и нами близки. Мы легче ставим себя на место того, кто был нам равен, нежели того, которого мы видим только сквозь сияние небесной славы.

Обыкновенные духи показывают нам практическое приложение великих высоких истин, теорию которых преподают Высшие Духи. Впрочем, в изучении науки нет ничего бесполезного. Ньютон открыл закон сил природы в явлении самом банальном.

Вызывание духов обыкновенных представляет между нами то преимущество, что ставит нас в сношения с духами страждущими, которых можно утешить и облегчить им советами их положение. Следовательно, можно быть полезными, научаясь самим. Было бы эгоистично искать в сообщениях с духами только собственного удовлетворения, и тот, кто пренебрегает протянуть руку помощи несчастному, доказывает этим свою гордыню. К чему могут служить ему получаемые им превосходные наставления духов избранных, если они не делают его лучшим относительно самого себя, более милосердным и более благосклонным к своим братьям как этого мира, так и другого? Что было бы с несчастными больными, если бы доктора отказывались прикасаться к их ранам?

§282. Вопросы относительно вызываний. Можно ли вызывать духов, не будучи медиумом?

- "Все могут вызывать духов, и если те, которых вы призываете, не могут проявиться матерьяльно, то всё-таки они находятся подле вас и вас слушают."

Вызываемый дух всегда ли является на призыв?

- "Это зависит от условий, в которых он находится, потому что бывают обстоятельства, когда он не может явиться."

Какие причины могут воспрепятствовать духу явиться на наш призыв?

- "Во-первых, собственная его воля, потом его телесное состояние, если он перевоплощён, миссии, которые могут быть на него возложены, или, наконец, позволенье, в котором ему может быть отказано. Есть духи, которые никогда не могут сообщаться. Это те, которые по своей натуре принадлежат ещё к мирам, стоящим ниже Земли. Те, которые подвергнуты наказаниям, также не могут входить в сообщения, за исключением тех случаев, когда они получают позволение на это свыше с какой-нибудь целью общей пользы. Чтобы дух мог сообщаться, он должен достигнуть степени развития того мира, в который его призывают, иначе он будет чужд идей того мира и не будет в состоянии делать сравнения. Но этого нельзя сказать о тех, которые посылаются с миссией или в виде искупления в миры низшие: они имеют идеи, необходимые для того, чтобы отвечать."

По каким причинам может быть отказано духу в позволении сообщаться?

- "Это может быть испытание или наказание ему или тому, кто его призывает."

Каким образом духи, рассеянные в пространстве или в других мирах, могут слышать из всех концов Вселенной делаемые им вызывания?

- "Часто они бывают предупреждены вашими домашними духами, которые окружают вас и которые их отыскивают. Но при этом происходит явление, которое трудно вам объяснить, потому что вы ещё не можете понять образа передачи мыслей между духами. Всё, что я могу сказать вам,

- это то, что дух, которого вы призываете, как бы далеко он ни был, получает как бы отражение мысли, как бы электрическое потрясение, которое обращает его внимание в ту сторону, откуда происходит адресованная к нему мысль. Можно сказать, что он слышит мысль, как на земле вы слышите голос."

- Всемирный ток не есть ли проводник мысли, как воздух проводник звука?

- "Да, только с тою разницей, что звук может быть слышен в весьма ограниченном пространстве, тогда как мысль достигает бесконечности. Дух находится в пространстве как странник посреди обширной равнины, который, услышав вдруг произнесённое имя своё, направляется в ту сторону, откуда его звали."

Мы знаем, что расстояние ничего не значит для духов, но между тем удивительно, что иногда духи отвечают на наш призыв тотчас же, как будто бы они находились подле нас?

- "Действительно, иногда это так и бывает. Если вызывание было прежде задумано, тогда дух узнаёт об этом заранее и часто находится уже на месте, прежде чем призовут его."

Мысль вызывателя бывает ли услышана с большей и меньшей лёгкостью, смотря по обстоятельствам?

- "Без всякого сомнения. Дух, призываемый чувством симпатичным и благосклонным, скорее бывает тронут: это для него как бы знакомый голос друга. Без этого часто случается, что вызывание не доходит до него. Мысль, сопровождающая вызывание, не достигает духа; если же она дурно направлена, она теряется в пространстве. С духами бывает то же, что и с людьми. Если они равнодушны и чувствуют антипатию к тому, кто их призывает, то они могут его слышать, но часто не слушают."

Вызываемый дух является добровольно или по принуждению?

- "Он повинуется воле Бога, т.е. общему закону, управляющему Вселенной; но, впрочем, "по принуждению" нельзя сказать, потому что он судит, полезно ли ему явиться. В этом он имеет

свободную волю. Высший Дух всегда является, когда его призывают с полезной целью. Он отказывается отвечать только людям малосерьёзным, обращающим вызывание в шутку."

Вызываемый дух может ли не явиться на делаемый ему призыв?

- "Вполне может; без этого где же была бы его свободная воля? Не думаете ли вы, что все существа Вселенной должны быть готовы к вашим услугам? А вы сами считаете ли себя обязанными отвечать всякому, кто только произнесёт ваше имя? Когда я говорю, что дух может отказаться, то я понимаю: отказаться исполнить требование вызывателя, потому что низший дух может быть принуждён явиться по воле Высшего Духа."

Есть ли для вызывателя средство заставить духа явиться против его желания?

- "Никакого, если дух этот вам равен или выше вас в нравственном отношении (я говорю, в нравственном, а не в умственном), то вы не имеете над ним никакой власти. Если же он ниже вас, то можете, когда это клонится к его благу, потому что в таком случае другие духи помогают вам в

этом." (§279).

Есть ли невыгода вызывать духов низших, и не должно ли опасаться, вызвавши их, попасть под их власть?

- "Они властвуют только над теми, которые позволяют над собой властвовать. Кому помогают добрые духи, тому нечего бояться. Он имеет влияние на низших духов, а не они на него."

Нужно ли при вызывании иметь какое-либо особое расположение?

- "Самое существенное из всех расположений есть сосредоточение мыслей, если желают иметь дело с духами серьёзными. С верой и желанием добра человек имеет больше силы для вызывания Высших Духов. Возвышая душу свою во время вызывания, сосредоточивая мысли, он приближается к добрым духам и располагает их явиться."

Нужна ли вера для вызываний?

- "Вера в Бога, да. Вера в остальное придёт сама, если вы хотите добра и имеете желание научиться."

Люди, соединённые единством мыслей и намерений, более ли имеют могущества для вызывания духов?

- "Когда они все соединены милосердием и желанием добра, они могут получить великие результаты. Нет ничего вреднее для успеха в вызываниях, как несогласие мыслей."

Правило составлять из себя цепь, держась за руки в продолжение нескольких минут при начале вызывания, приносит ли какую пользу?

- "Цепь - средство матерьяльное, которое не восстановит между вами единства, если его не существует в ваших мыслях. Полезнее всего соединиться в одной общей мысли, призывая, каждый со своей стороны, добрых духов. Вы не знаете всего, чего может достигнуть общество серьёзных людей, из которого было бы изгнано всякое чувство гордыни и эгоизма и где царствовало бы взаимное согласие."

Лучше ли делать вызывания в назначенные дни или часы?

- "Да, и, если возможно, в одном и том же месте. Духи тогда являются охотнее. Ваше постоянное желание помогает духам являться к вам для сообщений. Духи имеют свои занятия, которые они не могут бросать впезапно для удовлетворения вашего личного желания. Я сказал в одном и том же месте, но не думайте, чтобы это было непременным условием, потому что духи являются всюду. Я хочу сказать, что место, посвящённое этим занятиям, потому лучше, что там сосредоточение мыслей бывает более совершенно."

Известные предметы, как, например, медали и талисманы, имеют ли свойство привлекать или отталкивать духов, как предполагают это некоторые?

- "Вопрос этот бесполезен, потому как вы очень хорошо знаете, что материя не имеет на духов никакого влияния. Будьте уверены, что добрый дух никогда не посоветует такой нелепости. Сила талисманов, какого бы рода они ни были, всегда существовала только в воображении людей легковерных."

Что думать о духах, которые назначают свидания в местах мрачных и в необыкновенные часы?

- "Эти духи забавляются насчёт тех, которые слушают их. Всегда бывает бесполезно, а часто и опасно поддаваться подобным внушениям: бесполезно, потому что на этом ничего не выиграют, кроме того, что подвергнутся обману; опасно же не потому, что духи могут сделать зло, но потому, что это может иметь вредное влияние на слабый мозг."

Есть ли дни и часы более удобные для вызывания?

- "Для духов это решительно всё равно, и было бы суеверием допускать влияние дней и часов. Самые удобные минуты для вызывания те, в которые вызыватель может быть менее отвлечён своими обычными занятиями и в которые тело и дух его находятся в наиболее спокойном состоянии."

Вызывание приятно ли для духов или тягостно? Охотно ли являются они, когда их вызывают?

- "Это зависит от их характера и цели, для которой их вызывают. Когда цель похвальна и когда они симпатизируют окружающей среде, тогда это может быть занятием приятным и даже привлекательным для них. Духи всегда довольны оказываемым им расположением. Некоторые считают особым счастьем сообщаться с людьми и страдают, когда люди забывают о них. Но, как я сказал, это зависит также от их характера. Между духами есть мизантропы, которые не любят, чтобы их беспокоили, и ответы которых отзываются дурным настроением, в особенности когда они призваны людьми посторонними, которые их нисколько не интересуют. Дух часто не имеет никакой цели явиться на зов незнакомца, к которому он равнодушен и который почти всегда бывает побуждён одним любопытством. Если он и является, то вообще на короткое время, исключая тех случаев, когда вызывание имеет серьёзную и назидательную цель."

Примечание. Есть люди, которые вызывают своих родных для того только, чтобы задавать им самые заурядные вопросы, касающиеся матерьяльной жизни; так, например, один спрашивает, продаст ли он или отдаст ли внаймы свой дом, другой - какие барыши получит на свой товар или желает знать место, где положены деньги и будет ли такое-то предприятие выгодно. Наши загробные родные интересуются нами сообразно с нашей симпатией к ним. Если все наши мысли ограничиваются тем, что мы считаем их волшебниками, если мы думаем о них для того только,

чтобы получить от них сведения, они не могут чувствовать к нам большого расположения, и мы не должны удивляться, что в таком случае они не выказывают нам большой симпатии.

Есть ли различие между добрыми и злыми духами относительно готовности явиться на наш призыв?

- "Весьма большое. Злые духи тогда только являются охотно, когда надеются властвовать или обмануть. Но они очень недовольны, когда бывают вынуждены явиться для того, чтобы сознаться в своих проступках, и ждут тогда только возможности уйти, как школьник, призываемый для исправления. Они могут быть принуждены к этому Высшими Духами в виде наказания и для наблюдения воплощённых. Вызывание может быть тягостным для добрых духов, когда их вызывают без всякой полезной цели, для вопросов пустых. Тогда они не являются или удаляются тотчас же.

Вы можете сказать вообще, что духи, каковы бы они ни были, не любят, точно так же как и вы, быть предметом развлечения для любопытных. Часто, вызывая духа, вы не имеете другой цели, как только знать, что он вам скажет. Или желание расспросить его об обстоятельствах его жизни, которых он вовсе не намерен рассказывать вам, потому что не имеет никакой причины делать вас своими поверенными. И вы полагаете, что он позволит вам выведать его тайны для вашего удовлетворения? Разуверьтесь. Чего не сделал бы он при жизни своей, того не сделает тем более в состоянии духа."

Примечание. Наблюдения показывают действительно, что вызывание всегда приятно духам, когда оно сделано с целью серьёзной и полезной. Добрые духи с удовольствием являются поучать нас. Те, которые страдают, находят облегчение в выказываемом нами сочувствии. Духи легкомысленные любят быть вызываемыми особами ветреными, потому что это доставляет им случай позабавиться на их счёт. Но им неловко в присутствии людей серьёзных.

Духи всегда ли имеют надобность в вызывании для того, чтобы проявиться?

- "Нет, они очень часто являются без зова, и это доказывает, что они являются охотно." Когда дух является сам собой, вероятнее ли тогда его тождество?

- "Нисколько, потому что духи-обманщики часто употребляют это средство, чтобы легче ввести в обман."

Если вызывают мысленно дух известной особы, появляется ли он к нам тогда даже, когда нет письменного или другого проявления?

- "Писание есть матерьяльное средство, с помощью которого дух обнаруживает своё присутствие, но привлекает его мысль, а не само писание."

Когда проявляется низший дух, то можно ли заставить его удалиться?

- "Да, не слушая его. Но как вы хотите, чтобы он удалился, если вы сами забавляетесь его проделками? Низшие духи привязываются к тем, которые благосклонно слушают их, как это бывает у вас с глупыми людьми."

Вызывание, делаемое во имя Бога, может ли предохранить от вмешательства злых духов?

- "Имя Бога не есть узда для всех развращённых духов, но оно удерживает многих. Этим средством вы всегда удаляете некоторых, и удаляли бы их гораздо больше, если б вы делали это от чистого сердца, а не произносили бы как пустую форму."

Можно ли вызывать поимённо многих духов сразу?

- "В этом нет никакого затруднения, и если б вы имели три или четыре руки для того, чтобы писать, то три или четыре духа отвечали бы вам в одно и то же время; это случается, когда бывает несколько медиумов."7

Когда несколько духов вызваны в одно время, а есть только один медиум, который дух будет отвечать в таком случае?

- "Один из них отвечает за всех и выражает их общую мысль."

Один и тот же дух может ли сообщаться разом в один и тот же сеанс через двух различных медиумов?

- "Так же легко, как и между вами есть люди, которые в одно и то же время диктуют несколько различных писем."

Примечание. Мы были свидетелями, как один дух в одно и то же время отвечал через двух медиумов на вопросы, которые предлагали ему, одному на французском языке, а другому на английском, и ответы были одинаковы относительно смысла. Некоторые из них были даже буквальным переводом.

Два духа, вызванные одновременно, могут посредством двух медиумов завязать между собой разговор. Этот род сообщения хотя и не нужен для них, потому что они могут читать мысли один другого, но они иногда делают это для нашего назидания.8 Если это низшие духи, не освободившиеся ещё от земных страстей и идей телесных, то может случиться, что они заспорят между собой и наговорят один другому резких слов, будут упрекать друг друга в проступках и даже бросать один в другого карандаши, корзинки, дощечки и прочее.

Дух, вызываемый в одно и то же время в нескольких местах, может ли отвечать одновременно на предлагаемые вопросы?

- "Да, если это Высший Дух."

- В этом случае дух разделяется ли или имеет дар вездесущности?

- "Солнце одно, а между тем оно светит во всей окрестности, распространяя далеко свои лучи, нисколько не разделяясь через это. Точно так же и духи. Мысль духа подобна искре, которая далеко бросает свет и может быть видима со всех точек горизонта. Чем возвышеннее дух, тем более сияет мысль его и распространяется, как свет. Низшие духи слишком матерьяльны для этого. Они могут отвечать в одно и то же время только одной особе и не могут явиться, если уже призваны в другое место.

Высший Дух, призванный в одно и то же время в два различных места, будет отвечать обоим вызывателям, если они оба равно серьёзны и ревностны. В противном случае он отдаёт преимущество более серьёзному."

Примечание. Точно так же человек, не сходя с места, может передавать свою мысль знаками, видимыми с разных сторон.

На одном из сеансов Парижского Общества спиритических исследований, где рассуждали о вопросе относительно вездесущности, один дух продиктовал самопроизвольно следующее сообщение:

"Сегодня вечером вы спрашивали, какая нужна степень возвышения духа для вездесущности. Сравните нас с воздушным шаром, который мало-помалу подымается вверх. Когда он ещё около земли, то круг, с которого его можно видеть, весьма невелик. По мере же того как он возвышается, круг этот делается обширнее, и когда шар достигает известной высоты, он видим для бесчисленного множества людей.

Точно так и мы. Злой дух, привязанный ещё к земле, остаётся в тесном кругу, среди особ, которые его видят. Но по мере того, как он возвышается, совершенствуется, он может беседовать с несколькими лицами. Когда он делается Высшим Духом, он может светить подобно солнцу, явиться многим особам и в разных местах в одно и то же время.

Ченнинг"

 

Можно ли вызывать чистых духов, которые прошли всю череду своих воплощений?

- "Да, но очень редко. Они сообщаются только с сердцами чистыми и искренними, а не с горделивыми и эгоистичными. Поэтому не должно доверяться низшим духам, которые принимают на себя их имена, дабы придать себе более важности в ваших глазах."

Каким образом дух самых знаменитых людей может явиться так легко и свободно на зов людей самых простых?

- "Люди судят о духах по себе, а это заблуждение. После смерти тела земные отличия не существуют более. Между ними нет другого отличия, кроме доброты, и те, которые добры, являются везде, где только можно сделать добро."

Через сколько времени после смерти можно вызывать духа?

- "Можно вызывать его в минуту самой смерти. Но так как в эту минуту дух находится ещё в смятении, то он отвечает неудовлетворительно."

Примечание. Так как время смятения не определено, то нельзя назначить, через сколько времени после смерти можно вызвать духа. Редко однако случается, чтобы по прошествии восьми дней дух не оправился после смятения и не мог бы отвечать. Иногда он может отвечать через два или три дня. Во всяком случае, можно пробовать с осторожностью.

Вызывание в минуту смерти тягостнее ли для духа, чем после?

- "Иногда с ним бывает почти то же, что с нами, когда вас отвлекают от сна, прежде чем вы совсем проснётесь. Других это, впрочем, вовсе не затрудняет и даже помогает выйти из состояния смятения."

Каким образом дух ребёнка, умершего в самом раннем возрасте, может отвечать со знанием, тогда как во время жизни своей он не осознавал даже и самого себя?

- "Душа ребёнка есть дух, обёрнутый ещё в пелены материи; но освобождённый от материи, он снова пользуется своими способностями духа, потому что духи не имеют возраста. Это доказывает, что дух ребёнка уже жил. Между тем, пока ещё он совершенно не освободился от влияния материи, он может сохранить в своём языке некоторые черты характера детства."

Примечание. Телесное влияние, которое может обнаруживаться в продолжение большего или меньшего времени в духе ребёнка, замечается также иногда и в духе тех, которые умерли в сумасшествии. Дух сам по себе не сумасшедший. Но мы знаем, что некоторые духи в продолжение известного времени считают себя принадлежащими ещё к физическому миру. Поэтому неудивительно, что дух сумасшедшего чувствует препятствие, которое во время его жизни мешало его свободному проявлению до тех пор, пока он совершенно не освободился от влияния материи. Это явление изменяется, смотря по причине помешательства, потому что есть сумасшедшие, которые получают ясность идей тотчас после смерти.9

§283. Вызов животных.

Можно ли вызывать дух животного?

- "После смерти животного разумное начало, бывшее в нём, находится в состоянии бездейственном. Оно тотчас же употребляется некоторыми духами, на которых возложена эта обязанность, для одушевления новых существ, в которых оно и продолжает развиваться. Таким образом, в мире духов нет блуждающих духов животных, но только духи человеческие. Это отвечает на ваш вопрос."

- Каким же образом случалось, что некоторые вызывали духов животных и получали ответы?

- "Вызовите скалу - и она ответит вам. Всегда есть множество духов, готовых отвечать на всё."

Примечание. По этой же самой причине, если вызвать мифическое или аллегорическое лицо, то оно будет отвечать, т.е. будет отвечать за него дух, который примет его характер.

Некто вздумал однажды вызвать Тартюфа, и Тартюф тотчас явился. Этого мало, он говорил об Оргоне, Эльмире, Дамисе и Валере, о которых сообщил различные сведения. Что же касается до него самого, то он подражал лицемеру с таким искусством, как будто Тартюф был действительно личность. После он сказал, что он был дух актёра, игравшего эту роль. Лёгкие духи пользуются всегда неопытностью вызывателей, но они остерегаются обращаться к тем, которых считают достаточно опытными, чтобы открыть их обман, и которые не поверят их сказкам.

У одного господина в саду было гнездо щеглов, которыми он очень интересовался. Однажды гнездо это исчезло. Уверившись, что никто из его домашних не был способен на такое преступление, он, будучи сам медиумом, вздумал вызвать мать этих птенцов; она явилась и сказала ему на прекрасном французском языке: "Не обвиняй никого и успокойся насчёт участи моих малюток. Это кошка, прыгнув, опрокинула гнездо: ты найдёшь его на траве, вместе с птенцами, которые не были съедены."

Проверив это, он нашёл всё, как было сказано. Нужно ли заключить из этого, что отвечала птица? Нет, очевидно. То просто был дух, который знал всё происшествие. Это доказывает, как нужно быть осторожным в сообщениях и как справедлив вышеприведённый ответ: вызовите скалу, и она ответит вам. (См. выше гл. о медиумизме животных, §234).

§284. Вызывание живых особ.

Воплощение духа может ли служить решительным препятствием к его вызыванию?

- "Нет, но нужно, чтобы состояние тела дозволяло духу освободиться в данную минуту. Воплощённый дух является тем свободнее, чем выше мир, в котором он находится, потому что тела там менее матерьяльны."

Можно ли вызывать дух живой особы?

- "Да, потому что можно вызывать воплощённый дух. Дух живого человека может также в минуту своего освобождения явиться без вызова. Это зависит от его симпатий к лицам, с которыми он сообщается." (См. §116, История человека с табакеркой).

В каком состоянии находится тело особы, дух которой вызван?

- "Оно спит или дремлет, когда дух бывает свободен." - Может ли тело проснуться во время отсутствия духа?

- "Нет! Дух принуждён бывает возвратиться в него. Если он в эту минуту беседует с вами, то он вас оставляет и часто говорит вам причину."

Каким образом дух, оставивший тело, узнаёт о необходимости своего возвращения?

- "Дух, связанный с живым телом, никогда не отделяется от него совершенно. На какое бы расстояние он ни переносился, он всегда остаётся соединённым с телом посредством нити тока, служащей для того, чтобы призвать его в случае надобности. Эта связь разрывается только при смерти."

Примечание. Связь, эта нить, много раз была замечаема видящими медиумами. Это нечто вроде фосфорической черты, теряющейся в пространстве по направлению к телу. Некоторые духи говорят, что по этому они узнают тех, которые принадлежат ещё к телесному миру.

Что было бы, если б во время сна и отсутствия духа тело было убито?

- "Дух был бы предуведомлён и возвратился бы прежде, чем тело умерло."

- Следовательно, не может случиться, чтобы тело умерло во время отсутствия духа и он, возвратясь, не мог бы войти в него?

- "Нет. Это было бы противно закону, который управляет соединением души с телом."

- Но если б удар был нанесён внезапно, неожиданно?

- "Дух был бы предупреждён прежде, чем нанесён смертельный удар."

Примечание. Дух живого человека на вопрос об этом предмете отвечал: "Если б тело могло умереть во время отсутствия духа, то это было бы весьма лёгкое средство совершить лицемерное самоубийство."

Дух особы, вызванный во время сна, так же ли свободно может сообщаться, как дух умершей особы?

- "Нет. Материя всегда имеет более или менее влияние на него."

Примечание. Особа, находившаяся в этом состоянии, к которой обратились с этим вопросом, ответила: "Я всегда прикован к ядру, которое таскаю за собой."

- В этом состоянии может ли дух встретить препятствие явиться на зов, потому что он находится в другом месте?

- "Да, может случиться, что дух находится в таком месте, где он желает быть, и тогда он не явится на вызов, особенно когда его вызывает лицо, которым он не интересуется."

Совершенно ли невозможно вызвать дух бодрствующей особы?

- "Хотя это и трудно, но не совершенно невозможно, потому что если вызов достигает, то это может случиться. Но дух живой особы может сообщиться как дух не иначе как в то время, когда присутствие его не нужно для разумной деятельности тела."

Примечание. Наблюдения доказывают, что вызов, сделанный во время бодрственного состояния, может возбудить сон или по крайней мере забытьё, близкое ко сну, но это действие может быть произведено не иначе как очень сильной волей и если между обоими существует симпатическая связь. Иначе вызов не "достигает". В том случае даже, когда вызов мог бы возбудить сон, если минута несвоевременна и особа, не желая заснуть, воспротивится, то хотя и заснёт потом, но дух её будет смущён и с трудом будет отвечать на вопросы. Из этого следует, что самая удобная минута для вызывания духа живой особы есть время её натурального сна, потому что дух её, будучи свободен, может явиться к тому, кто его призывает, точно так же, как и в другое место.

Когда вызов делается с согласия особы и если особа эта будет стараться заснуть с этой целью, то может случиться, что самое старание её замедлит сон и смутит духа. Вот почему непринуждённый сон гораздо лучше.10

Вызываемая особа по пробуждении своём имеет ли сознание об этом?

- "Нет, вы сами были вызываемы чаще, чем вы думаете. Дух её один только знает это и может иногда оставить ей смутное впечатление как бы некоторого сновидения."

- Кто может вызывать нас, если мы люди неизвестные?

- "В прежних существованиях вы могли быть людьми известными в этом мире или в другом. И потом, ваши родные и друзья в этом мире или в других. Предположим, что твой дух одушевлял только отца другой особы, следовательно, если эта особа будет вызывать дух своего отца, то вызываем будет твой дух, который и будет отвечать."

Вызванный дух живой особы отвечает ли как дух или согласно идеям своего воплощения ?

- "Это зависит от степени его совершенства. Но он судит правильнее и имеет меньше предрассудков, точно так же как сомнамбула. Эти два состояния сходны между собой."

Если дух сомнамбулы будет вызван во время магнетического сна, будет ли он видеть яснее, чем дух какой-нибудь другой особы?

- "Он, разумеется, будет отвечать свободнее, потому что более освобождён от материй. Всё ведь определяется степенью зависимости духа от тела."

- Дух сомнамбулы может ли отвечать особе, вызвавшей его в ином месте, в то время, когда он словесно отвечает другой особе?

- "Способность сообщаться одновременно в двух различных местах принадлежит только духам, совершенно освобождённым от материи."

Можно ли изменить образ мыслей бодрствующей особы, действуя на её дух во время сна?

- "Да, иногда. Дух тогда не связан такими крепкими узами с телом, и потому он более чувствителен к нравственным впечатлениям, которые могут иметь влияние на его взгляды в обыкновенном его состоянии. К несчастью, часто случается, что по пробуждении телесная натура берёт верх и заставляет забыть хорошие намерения, которые он мог возыметь."

Дух живой особы может ли по своей воле отвечать или не отвечать на предложенные вопросы ?

- "Он пользуется своими способностями духа и, следовательно, обладает свободой воли, и так как он более предусмотрителен, то бывает осторожнее, чем в бодрственном своём состоянии."

Можно ли заставить вызванную особу сказать то, о чём она желала бы молчать?

- "Я сказал, что дух пользуется свободою воли. Но может случиться, что, как дух, особа эта считает некоторые вещи менее важными, чем в бодрственном состоянии. Её совесть может говорить свободнее. Впрочем, если она не желает говорить, то всегда может избегнуть этого, удалившись, потому что нельзя удержать её дух, как вы могли бы удержать её тело."

Дух живой особы не может ли быть принуждён другим духом явиться и говорить, как это бывает с блуждающими духами?

- "Между духами - как живыми, так и мёртвыми - нет никакого преимущества, кроме превосходства нравственного, и вы можете быть уверены, что Высший Дух не будет содействовать низкой нескромности ."

Примечание. Это злоупотребление доверия было бы действительно дурным поступком, но оно не могло бы иметь успеха, потому что нельзя иметь тайны, о которой дух желает молчать, исключая того случая, когда, руководимый чувством справедливости, он признаётся в том, о чём молчал бы при других обстоятельствах.

Одна особа желала узнать от духа своего родственника, в её ли пользу написано им завещание. Дух отвечал: "Да, милая моя племянница, и вы скоро будете иметь доказательства." Действительно, это было так, но спустя несколько дней родственник уничтожил своё завещание и даже дал знать об этом племяннице. Инстинктивное чувство, вероятно, побудило его к исполнению решения, которое дух его принял после сделанного ему вопроса. Низко стараться выведать от духа мёртвого или живого то, чего не смели бы спросить у самой живой особы, и эта низость не вознаграждается даже тем результатом, которого ожидают.

Можно ли вызвать дух, тело которого ещё находится в утробе матери?

- "Нет. Вы очень хорошо знаете, что в это время дух находится в совершенном смятении."

Примечание. Воплощение оканчивается в ту минуту, когда ребёнок сделает первый вдох. Но с самого зачатия дух, назначенный одушевлять тело, подвергается смятению, которое усиливается с приближением времени рождения, и отнимает у него сознание самого себя, следовательно, и способность отвечать. (См. "Книгу Духов": Возвращение к телесной жизни; Соединение души с телом, N 344).

Дух-обманщик может ли явиться вместо живой особы, которую вызывают?

- "Без сомнения, может, и такое часто случается; в особенности когда намерение вызывателя не совсем чисто. Впрочем, вызовы живых особ имеют значение только как психологические наблюдения. Нужно воздержаться от этого, если вызов не может иметь полезного результата."

Примечание. Если вызов блуждающих духов не всегда достигает, как выражаются они, то это случается ещё чаще при вызывании духов воплощённых. Тогда духи-обманщики заменяют их.

Вызов живой особы имеет ли свои неудобства?

- "Это не всегда безопасно. Это зависит от положения особы, потому что если особа эта больна, то можно усилить её страдания."

В каких случаях вызов живой особы может иметь больше неудобств?

- "Должно воздержаться вызывать детей в раннем возрасте,11 особ очень больных, дряхлых старцев - одним словом, во всех случаях, когда тело очень слабо."

Примечание. Внезапное прекращение деятельности умственных способностей в бодрственном состоянии может также составлять опасность, если особа эта в то время нуждается в ясности сознания.

Во время вызова живой особы тело её испытывает ли усталость вследствие труда, которому предаётся дух, хотя и отсутствующий?

Одна особа, в этом положении уверявшая, что тело её устало, отвечала на этот вопрос так:

"Мой дух, как воздушный шар, привязанный к столбу. Тело моё есть столб, сотрясаемый порывами шара."

Так как вызов живых особ может иметь неудобства, когда его делают без предосторожности, то не опасно ли также, когда вызывают дух, о котором не знают, воплощён ли он, и который может находиться в неблагоприятных условиях?

- "Нет, обстоятельства неодинаковы. Он не явится, если положение его не позволяет; но не сказал ли я вам, что прежде вызывания вы должны спрашивать, возможно ли оно?"

Если мы чувствуем в самое неподходящее время, что нас клонит ко сну, не есть ли это признак, что нас где-нибудь вызывают?

- "Без сомнения, это может случиться, но чаще причина этого физическая. Тело ваше нуждается в покое, или дух ваш желает свободы."

Примечание. Одной знакомой нам даме, медиуму, пришла однажды мысль вызвать дух своего внука, спавшего в той же комнате. Тождество было доказано языком, выражениями и подробным рассказом всего, что случилось с ним в школе. Но одно обстоятельство подтвердило его ещё более. Вдруг рука медиума останавливается среди фразы и не двигается дальше. В это время полупроснувшееся дитя сделало несколько движений на постели. Через несколько минут, когда дитя заснуло, рука начала двигаться снова, продолжая прерванный разговор.

Вызов живых особ, сделанный при благоприятных условиях, доказывает самым неопровержимым образом отдельное действие духа от тела и, следовательно, существование разумного начала, не зависимого от материи. (См. "Revue Spirite", 1860г., стр. 11 и 81. Различные замечательные примеры вызовов живых особ).

 

§285. Человеческая телеграфия (телепатия).

Две особы, взаимно вызывающие одна другую, могут ли передавать свои мысли и переписываться?

- "Да, и эта человеческая телеграфия будет со временем всеобщим средством сообщения." - Почему она не может быть введена в употребление теперь же?

- "Телепатия существует уже для некоторых, но не для всех. Надо, чтобы люди очистились, чтобы их дух освободился от материи. Вот ещё причина, почему нужно делать вызовы во имя Бога. До того времени она возможна только для душ избранных и освободившихся от влияния материи, что редко встречается при теперешнем состоянии жителей Земли."

 

***

1 Тем не менее я советую спрашивать, так сказать, адрес у вызванного духа: в какой сфере и в какой группе он находится. Это облегчает вызывание. Это, впрочем, совет самих духов. (Асгарта)

2 Мысль сия исключительно важна, и потому напомнить её никогда нелишне. Так что все те, кто хотели бы заняться Спиритизмом только из пустого любопытства или в погоне за развлечением, хорошо сделают, если затею эту оставят: право, в их распоряжении имеется множество более безобидных способов убить своё драгоценное время, а с такими вещами, как ЭТА - не шутят! (Й.Р.)

3 Ещё одна крайне важная и столь часто игнорируемая рекомендация. Кардек и его последователи постоянно указывают, что всякие попытки превратить Спиритизм в средство гадания, предсказания будущего, откровения тайн, унесённых в могилу, словом, создания "спиритической консультации" (к тому же платной) есть опошление, профанация, проституирование одной из самых святых вещей, какие только есть на Земле. Именно такая профанация и стала причиной последующей дискредитации Спиритизма. И надо сказать, что и сегодня, когда мы снова пытаемся поставить всё на свои места, псевдоденежные идеи об открытии "спиритической консультации" не дают покоя многим и очень многим. Очень грустно, господа: это говорит о том, сколь "много" вы смогли понять в прочитанном и какие серьёзные уроки из прошлого печального опыта вы извлекли. (Й.Р.)

4 Есть миры более низкие, чем Земля. Оттуда явиться на Землю нелегко. (Асгарта)

5 Следует помнить, что философия Спиритизма постоянно утверждает, что воплощённый дух может властвовать над блуждающим духом, если стоит по нравственным качествам выше его. (Асгарта)

6 Ответ, о котором многим из нас следует поразмыслить. Мы берём с собой в тот мир только наши моральные приобретения. (Асгарта).

"Человеку ничто не достаётся без труда в этой жизни, и что бы мы ни приобрели, какими бы трудами ни приобретали, всё приходится оставлять здесь. Так как же может он лениться потрудиться ради мудрости, этой величайшей драгоценности, добрые плоды которой последуют за ним и в будущую жизнь?!" Эразм Роттердамский. (Примеч. Й.Р.)

7 Опыт показал, что один медиум может не только одновременно писать двумя руками, но даже и говорить при этом. Другими словами, через него могут проявиться три духа. (Асгарта)

8 Так называемая "перекрёстная переписка", часто применявшаяся впоследствии как эффективный способ поверки и убеждения. (Й.Р.)

9 Леон Дени в книге "Le Probleme de l'Etre et de la Destinee" в частности сообщает: "Д-р Гаас, председатель Общества Психических Исследований города Нанси, в "Бюллетене" этого общества за 1906 год писал на стр.56: "Следует отметить тот факт, коему я был свидетелем, что зачастую, за несколько мгновений перед смертью, душевнобольные обретали полную ясность сознания." Д-р Тест в "Практическом учебнике животного магнетизма" также заявляет, что встречался со случаями, когда сумасшедшие переставали быть таковыми в агонии, т.е. когда сознание переходит в флюидическое тело." (Примеч. Й.Р.)

10 Всё это основные правила для тех, кто захочет изучать телепатию. Ничто нельзя изменить в них, хотя со времён Кардека прошло почти полвека. (Асгарта)

11 Дух малолетних детей безопасно можно вызывать лишь тогда, когда они природные медиумы. (Асгарта)

 

 

 

глава 26

ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ МОЖНО ПРЕДЛАГАТЬ ДУХАМ

 

§286. Нужно обращать особенное внимание на способ предлагать вопросы и ещё более - на самый характер их. В вопросах, предлагаемых духам, надо рассматривать две вещи: форму и сущность. Относительно формы они должны быть изложены ясно и точно, без всяких сложных дополнений. Но здесь есть ещё другое обстоятельство, не менее важное: порядок, в котором их нужно располагать.

Когда предмет требует целого ряда вопросов, то они должны связываться между собой методически, так, чтобы они естественно вытекали один из другого. В таком случае духи отвечают на них с большей лёгкостью и ясностью, чем когда они предлагаются как попало, без всякой последовательности от одного предмета к другому. Поэтому всегда полезно приготовить вопросы предварительно и вставлять во время сеанса те только, которые вызваны обстоятельствами. Кроме того, что они могут быть расположены лучше при хладнокровном обсуждении, но исполненный труд этот, как мы сказали, есть некоторого рода предварительное вызывание, при котором дух мог присутствовать и приготовиться к ответам. Нужно заметить, что очень часто дух начинает отвечать предвосхищая некоторые вопросы, а это доказывает, что он знал их прежде.

Сущность вопроса требует ещё более серьёзного внимания, потому что она вызывает часто истинный или ложный ответ. Есть вопросы, на которые духи не могут и даже не должны отвечать по причинам, нам неизвестным. Следовательно, настаивать бесполезно, но нужно избегать в особенности вопросов, сделанных с целью подвергнуть испытанию прозорливость духов,

Когда вещь существует, говорят они, её должны знать, и потому именно, что вещь известна вам или что вы имеете возможность проверить её сами, они не хотят отвечать вам. Это недоверие оскорбляет их; и вследствие этого не получается ничего удовлетворительного.

Не видим ли мы ежедневно подобных примеров между нами? Люди высшие, сознающие своё достоинство, согласятся ли отвечать на все глупые вопросы, которые подвергали бы их экзамену, как школьников? Желание сделать такую-то особу последователем не может быть для духов причиной удовлетворять пустому любопытству. Они знают, что убеждение придёт рано или поздно, и средства, употребляемые ими для этой цели, не всегда бывают те, которые нам кажутся необходимыми.

Представьте себе человека серьёзного, занятого чем-нибудь полезным, которому дитя будет постоянно докучать пустыми вопросами, и вы составите себе идею о том, что должны думать Высшие Духи о всех пустяках, с которыми обращаются к ним. Из этого нисколько не следует, чтобы нельзя было получить от духов полезных сведений и в особенности хороших советов, но они отвечают более или менее хорошо, смотря по их собственным познаниям, по интересу, какого

мы заслуживаем с их стороны, по их расположению к нам и, наконец, по намеченной цели и пользе, которые они предвидят.

Но если мысли наши ограничиваются тем, что мы считаем их более других способными сообщить нам полезные сведения относительно вещей земных, то они не могут чувствовать к нам глубокой симпатии. В таком случае они являются только на самое короткое время и часто, смотря по степени их совершенства, обнаруживают неудовольствие, что их беспокоили без всякой пользы.

§287. Некоторые думают, что лучше не предлагать вопросов вовсе и что нужно ожидать поучений духов, не требуя их. Это заблуждение. Духи действительно дают самопроизвольные поучения, чрезвычайно высокие, которыми было бы неблагоразумно пренебрегать. Но есть объяснения, которых часто ожидали бы слишком долго, если б их не требовали. Без вопросов, предложенных нами, не было б ни "Книги Духов", ни "Книги Медиумов" или, по крайней мере, оне были бы гораздо менее полны, и множество чрезвычайно важных задач не было бы ещё разрешено.

Вопросы не только не представляют ни малейшего неудобства, но весьма полезны, когда умеют заключать их в известные пределы. Они имеют ещё другую выгоду: они могут обличать духов-обманщиков, которые, будучи более тщеславны, чем сведущи, редко выдерживают испытание вопросами строгой логики, с помощью которых их ставят в самое затруднительное положение. Так как истинно Высшим Духам нечего бояться подобного контроля, то они советуют требовать пояснений тёмных мест; низшие же духи, напротив, опасаясь иметь дело с сильнейшей партией, стараются всячески избежать вопросов. Поэтому они советуют медиумам, которыми хотят овладеть и которым желают передать свои утопии, воздерживаться от всяких споров относительно их поучений.

Если хорошо поняли всё, что мы сказали в этой книге, то можно составить себе идею о круге, в который должно заключать вопросы, предлагаемые духам. Но, во всяком случае, для большей достоверности мы прилагаем здесь ответы самих духов относительно главных предметов, о которых желают вообще спрашивать их особы малоопытные.

§288. Вопросы симпатичные и антипатичные для духов.

Духи охотно ли отвечают на предлагаемые им вопросы?

- "Смотря по вопросам. Духи серьёзные отвечают всегда с удовольствием на вопросы, имеющие целью добро и средства к вашему улучшению. Пустых вопросов они не слушают."

Для получения серьёзного ответа достаточно ли только задать серьёзный вопрос?

- "Нет, это зависит от духа, который отвечает."

- Но серьёзный вопрос не удаляет ли духов легкомысленных?

- "Не вопрос удаляет духов легкомысленных, а характер того, кто его предлагает." Какие вопросы особенно антипатичны для добрых духов?

- "Все те, которые бесполезны или которые сделаны с целью любопытства или испытания. Тогда они не отвечают и удаляются."

- Есть ли вопросы антипатичные для духов несовершенных?

- "Только те, которые могут обнаружить их невежество и их хитрость, когда они стараются обмануть. В остальных случаях они отвечают на всё, не заботясь об истине."

Что думаете вы о тех, которые в спиритических сообщениях видят одно лишь развлечение и препровождение времени или средство получить откровение относительно того, что их интересует?

- "Эти вопросы очень нравятся низшим духам, которые желают забавляться и бывают очень довольны, когда могут обманывать."

Когда духи не отвечают на некоторые вопросы, то делают ли они это по своей воле или высшая сила не дозволяет им открыть некоторые вещи?

- "И то, и другое. Есть вещи, которые не могут быть открыты, а других дух сам не знает." - Если настаивать сильно, дух ответит ли наконец?

- "Нет. Дух, который не желает отвечать, всегда может удалиться. Вот почему нужно ожидать, если вам советуют это, и в особенности не упорствовать в желании заставить нас отвечать. Настаивать на ответе, которого не желают вам дать, есть верное средство быть обманутым."

Все ли духи способны понимать вопросы, которые предлагают вам?

- "Далеко не все. Низшие духи не способны понимать некоторых вопросов, что не мешает отвечать им как попало, как это случается и между вами."

Примечание. В некоторых случаях, когда это бывает полезно, дух более просвещённый является на помощь духу малосведущему и внушает ему то, что он должен сказать. Это легко узнать в противоположности некоторых ответов и по тому, что дух часто сам сознаётся в этом. Это бывает только с духами несведущими, но добросовестными, и никогда - с теми, которые хвастаются своими мнимыми познаниями.

 

§289. Вопросы о будущем.

Духи могут ли открывать нам будущее?

- "Если б человек знал будущее, то пренебрегал бы настоящим. Это один из тех предметов, относительно которых вы всегда настаиваете, чтобы получить точный ответ. С вашей стороны, это - заблуждение, потому что явление духов не есть средство к гаданию. Если вы непременно желаете ответа, то вы его получите от лёгкого духа. Мы повторяем вам это ежеминутно." (См. "Книгу Духов": Знание будущего, N 868).

Нет ли, впрочем, будущих событий, которые духи предсказывают иногда самопроизвольно и совершенно верно?

- "Может случиться, что дух предвидит то, что находит полезным открыть или что открывает вследствие возложенной на него миссии. Но в этом случае нужно ещё больше остерегаться духов­обманщиков, которые любят предсказывать будущее. Одна только совокупность обстоятельств может определить степень доверия, какой заслуживает предсказание."

Какого рода предсказаниям нужно доверять менее всего?

- "Всем тем, которые не имеют целью общей пользы. Личные предсказания почти всегда могут быть рассматриваемы как подложные."

С какой целью духи предсказывают самопроизвольно события, которые потом не сбываются?

- "Большей частью для того, чтобы позабавиться легковерием, страхом или радостью. Потом они смеются над разочарованием вызывателей. Впрочем, эти ложные предсказания имеют иногда более серьёзную цель. Они подвергают испытанию того, кто их получает, и обнаруживают, каким образом он принимает их и какого рода чувства, хорошие или дурные, рождаются в нём вследствие этих предсказаний."

Примечание. Таково может быть предсказание вещей, которые могут льстить алчности и честолюбию, как, например, смерть известной особы, получение наследства и прочее.

Почему серьёзные духи, заставляя предчувствовать какое-нибудь событие, не определяют обыкновенно времени? Есть ли это следствие их бессилия или их воли?

- "И то, и другое. В некоторых случаях они могут заставить предчувствовать событие: тогда это бывает предупреждением для вас. Что же касается до определения времени, то они часто не должны этого делать. Иногда же не могут, потому что не знают сами.

Дух может предвидеть, что такое-то событие совершится. Но минута этого события может зависеть от происшествий, ещё не совершившихся и которые известны одному Богу. Духи легкомысленные, которые не затрудняются обманывать вас, могут назначить вам дни и часы, не заботясь о том, сбудется ли это. Вот почему всякое обстоятельное предсказание должно быть для вас подозрительно.

Ещё раз, возложенная на нас обязанность состоит в том, чтобы побуждать вас к улучшению. Мы помогаем вам, сколько можем. Просящий у Высшего Духа мудрости никогда не будет обманут. Но не вздумайте, чтобы мы теряли своё время, слушая всякий вздор и забавляя вас гаданиями. Мы предоставляем это духам легкомысленным, которые забавляются этим, как резвые дети.

Провидение положило пределы откровениям, которые могут быть даны человеку. Серьёзные духи молчат обо всём, что им запрещено открывать. Настаивая на ответе, вы подвергаетесь обманам низших духов, всегда готовых воспользоваться случаем расставить сети вашему легкомыслию."

Примечание. Духи видят или предчувствуют будущие события индуктивно. Они видят исполнение их по ходу времени, которое они измеряют не так, как мы."1 Чтобы определить эпоху событий, им нужно было бы примениться к нашему способу исчисления времени, что они не всегда находят нужным. От этого зависит причина кажущихся ошибок.

Нет ли людей, одарённых особенной способностью, которая позволяет им предвидеть будущее?

- "Да, те, которых душа освобождается от материи. Тогда уже дух видит. Если это бывает полезно, то Бог позволяет им открыть некоторые вещи для блага других; но в этом случае больше встречается обманщиков и шарлатанов. Эта способность будет более обща со временем."

Что думать о духах, которые находят удовольствие предсказывать день и час смерти?

- "Это духи-проказники, и злые проказники, которые имеют единственную цель - поразить произведённым ими страхом. На них никогда не должно обращать внимания."

Каким образом случается, что некоторые особы предчувствуют время своей смерти?

- "Чаще всего их собственный дух знает это в минуту своего высвобождения и сохраняет после пробуждения смутное сознание об этом. Вот почему такие особы, будучи приготовлены к этому, не пугаются, не волнуются. Оне видят в этом разлучении души с телом лишь изменение положения или, если хотите, говоря проще, перемену грубой суконной одежды на шёлковую. Боязнь смерти будет уменьшаться по мере распространения спиритических знаний."

 

§290. Вопросы о прошедших и будущих существованиях. Могут ли духи открывать нам наши прошедшие существования?

- "Бог позволяет иногда, чтобы они были открыты, сообразно с целью. Если это нужно для вашего назидания и поучения, то они будут истинны, и в таком случае откровение почти всегда делается самопроизвольно и совершенно неожиданно. Но Он никогда не позволяет открывать их для удовлетворения пустого любопытства."

- Почему некоторые духи никогда не отказываются от подобного рода откровений?

- "Это духи-насмешники, забавляющиеся на ваш счёт. Вообще вы должны считать ложными или по меньшей мере подозрительными все откровения этого рода, не имеющие серьёзной и полезной цели: духи-насмешники находят удовольствие льстить вашему самолюбию мнимым происхождением. Есть медиумы и люди легковерные, которые принимают за чистую монету всё, что им говорится в этом отношении, и не замечают, что настоящее состояние их духа не оправдывает ни в чём положения, которое, по их мнению, они должны были бы занимать. Это мелкое честолюбие, которым забавляются насмешливые духи точно так же, как и люди.

Было бы более логично и более согласно с прогрессивным ходом существ, если б они подвигались вперёд, а не назад, что сделало бы им гораздо больше чести. Чтобы верить этого рода открытиям, они должны быть сделаны самопроизвольно, через различных медиумов, не знающих друг друга и того, что было сказано прежде. Тогда будет очевидное основание верить."

- Если нельзя знать своей предшествующей индивидуальности, то можно ли сказать то же самое о роде существования, которое имели, об общественном положении, какое занимали, о качествах и недостатках, которые преобладали в нас?

- "Нет, всё это может быть открыто, потому что вы можете извлечь из того пользу для своего улучшения. Но, впрочем, изучая своё настоящее, вы сами можете вывести из него заключение о своём прошлом." (См. "Книгу Духов": Забвение прошедшего, N 392).

Может ли быть открыто нам что-нибудь относительно наших будущих существований?

- "Нет, всё, что скажут вам об этом некоторые духи, есть только шутка. И это очень понятно: ваше будущее существование не может быть определено наперёд, потому что оно будет такое, каким вы его сделаете сами, своим поведением на Земле и решениями, которые примете, когда будете духами. Но знать, где и каким образом совершится это существование, есть вещь невозможная, исключая тех особенных и редких случаев, когда дух воплощается на Земле для исполнении важной миссии, потому что тогда путь его некоторым образом начертан наперёд.

 

§291. Вопросы о нравственных и матерьяльных интересах. Можно ли спрашивать у духов совета?

- "Без сомнения. Добрые духи никогда не отказываются помогать тем, которые обращаются к ним с доверием, в особенности относительно того, что касается души. Но они отвергают лицемеров, тех, которые, повидимому, ищут света, а между тем наслаждаются мраком."

Духи могут ли давать нам советы относительно наших частных интересов?

- "Иногда, смотря на причины. Это зависит также от тех, к кому обращаются. Советы, затрагивающие проблемы частной жизни, даются с большей точностью духами домашними, потому что они призываются к особе и принимают участие во всём, до неё касающемся; это друг и поверенный всех ваших тайных мыслей. Но часто вы утомляете их столь нелепыми вопросами, что они вас оставляют. Было бы так же безрассудно спрашивать о чём-нибудь задушевном у духов вам посторонних, как и обращаться с тем же вопросом к первому встречному. Вы никогда не должны забывать, что пустые вопросы несовместимы с возвышенностью духов. Нужно обращать внимание на качества домашнего духа, который может быть добр или зол, смотря по его симпатии к особе, к которой он привязывается. Домашний дух злой особы есть злой дух, советы которого могут быть гибельны, но который удаляется и уступает место лучшему духу, когда сам человек улучшается."

Домашние духи могут ли содействовать матерьяльным выгодам посредством откровений?

- "Они могут делать это иногда, смотря по обстоятельствам, но будьте уверены, что добрые духи никогда не будут служить вашей алчности. Злые духи могут представить глазам вашим тысячи приманок, чтобы возбудить в вас жадность и потом подвергнуть разочарованию. Знайте также, что если ваше испытание состоит в том, чтобы подвергнуться такой или другой превратности, то ваши духи-покровители могут помогать вам переносить её с покорностью, иногда смягчить её. Но в видах пользы вашей будущности им не позволено избавить вас от неё совершенно. Так, добрый отец не исполняет всего, чего желает его дитя."

Примечание. Наши духи-покровители могут, во многих случаях, указать нам лучший путь, но не ведут нас однако на помочах, иначе мы потеряли бы всякую уверенность в себе и не смогли бы делать ни одного шагу без их помощи, что повредило бы нашему усовершенствованию. Чтобы совершенствоваться, человеку часто бывает нужно приобрести опытность на свой счёт. Поэтому духи мудрые, советуя нам, предоставляют нас нашим собственным силам точно так же, как поступает искусный наставник со своими воспитанниками. В обыкновенных обстоятельствах

жизни они советуют нам посредством внушения и, таким образом, оставляют нам всю заслугу добра, как и всю ответственность за дурной выбор.

Спрашивать их беспрестанно о вещах самых обыкновенных, как это делают обыкновенные медиумы, - значит употреблять во зло снисхождение домашних духов и ошибаться относительно их служения. Есть медиумы, которые для каждого "да" или "нет" берут карандаш и спрашивают мнение о действиях самых простых. Эта мания обнаруживает мелочность идей.

В то же время было бы тщеславием думать, что подле нас есть дух, который всегда к нашим услугам, и не имеет других занятий, как только хлопотать о нас и о наших мелочных интересах. Кроме того, это значило бы уничтожить собственное наше суждение и обречь себя на страдательную роль, бесполезную для настоящей жизни и наверно вредную для нашего будущего развития.

Если спрашивать духов о вещах пустых есть ребячество, то и духи, самопроизвольно занимающиеся тем, что называют "домашними мелочами", могут быть добрые духи, но, во всяком случае, сильно привязанные ещё к земле.

Если человек оставляет после себя запутанные дела, то можно ли просить духа, чтобы он помог привести их в порядок, и можно ли спросить его о действительном оставшемся состоянии, если б состояние это было неизвестно и если б это имело целью справедливость?

- "Вы забываете, что смерть есть освобождение от земных забот. Неужели же вы думаете, что дух, счастливый своей свободой, охотно явится, чтобы снова надеть оковы и заниматься вещами, больше не касающимися его, для того чтобы удовлетворить алчность своих наследников, которые, может быть, радовались его смерти в надежде, что она принесёт им выгоду?

Вы говорите о справедливости. Но справедливость и заключается именно в недостаточном удовлетворении их алчности. Это начало наказаний, которые Бог готовит им за их ненасытную жажду благ земных. Впрочем, затруднения, в которые ставит вас иногда смерть человека, лишь часть испытаний жизни, и никто из духов не имеет власти избавить вас от них, потому что они входят в число определений Божьих."

Примечание. Этот ответ разочарует, без сомнения, тех, которые возражают, что духам делать нечего больше, как служить нам ясновидением и вести не к Небу, а по земле.

Другое рассуждение подтверждает этот ответ. Если человек во время жизни своей оставлял свои дела в беспорядке вследствие беспечности, то нет основания предполагать, чтобы после смерти он более заботился о них, потому что он должен быть счастлив, что избавился от этих хлопот. Если он сколько-нибудь развит, то как дух он будет ещё меньше придавать им важности, чем придавал как человек. Что же касается до неизвестных сокровищ, которые он мог оставить, то он не имеет никакого основания интересоваться жадными наследниками, которые, вероятно, не думали бы о нём, если б не надеялись извлечь из этого выгоду для себя. Если он не освободился ещё от страстей человеческих, то может найти удовольствие в их разочаровании.

Если с целью справедливости и для особ, которых он любит, дух находит полезным сделать откровение подобного рода, то он делает его самопроизвольно, и для этого нет никакой

надобности быть медиумом или прибегать к медиуму. Дух открывает это с помощью случайных обстоятельств, но никогда не по просьбе, сделанной ему, потому что просьба эта не может изменить испытаний, которые должны выдерживать. Она скорее может увеличить их, потому что почти всегда бывает признаком жадности и доказывает духу, что им занимаются из интереса. (См. §295).

 

§292. Вопросы о судьбе духов.

Можно ли просить у духов сведений об их положении в мире духов?

- "Да, и они сообщают их охотно, когда вопрос вызван симпатией или желанием быть полезным, а не любопытством."

Могут ли духи описывать свои страдания и своё блаженство?

- "Да, конечно, и этого рода откровения весьма поучительны для вас, потому что дают возможность узнать, в чём состоят будущие награды и наказания. Уничтожая ложные идеи, которые вы составили себе об этом предмете, они содействуют поддержанию веры и надежды вашей на благость Божию. Добрым духам приятно, описывать вам блаженство избранных, злые же духи могут быть принуждены описывать свои страдания, чтобы через это в них пробудилось раскаяние. Они находят в этом иногда некоторого рода облегчение. Это несчастные, изливающие свои жалобы в надежде встретить сострадание.

Не забывайте, что существеннейшая, исключительная цель Спиритизма есть ваше улучшение, и для достижения этой цели духам полезно посвящать вас в тайны будущей жизни, предлагая вам примеры, которыми вы можете воспользоваться. Чем больше вы сроднитесь с миром, ожидающим вас, тем меньше будете жалеть о том, в котором вы находитесь теперь. Это настоящая цель откровения."

Вызывая особу, участь которой неизвестна, можно ли узнать от неё самой, жива ли она ещё?

- "Да, если только неизвестность о её смерти не есть необходимость или испытание для тех, кто интересуется знать это."

- Если она умерла, то может ли рассказать обстоятельства своей смерти так, чтобы можно было проверить её?

- "Если она находит это нужным, она сделает; в противном случае она мало будет заботиться об этом."

Примечание. Наблюдения доказывают, что в этом случае сам по себе интерес, из-за которого могут стараться узнать обстоятельства смерти, не может побудить духа рассказать их. Если он находит нужным открыть их, то делает это сам собою или путём медиумическим, или путём видений и тогда может дать указания самые точные. В противном же случае дух-обманщик может заменить его и заставить делать бесполезные разыскания.

Часто случается, что исчезновение особы, смерть которой не может быть официально доказана, производит беспорядки в семейных делах. Лишь в очень редких и исключительных случаях видели мы, что духи наводили на истину по просьбе, с которой обращались к ним. Если б они хотели сделать это, они могли бы, без сомнения, но это часто бывает запрещено, в особенности если затруднения эти суть испытание для тех, которые стараются избавиться от них.

Следовательно, отыскивать этим путём наследство, в котором самое положительное есть деньги, значит обманывать себя пустой надеждой. Всегда есть духи, которые готовы льстить подобным надеждам и которые нисколько не затруднятся подвинуть на предприятие если не опасное, то, во всяком случае, смешное.

 

§293. Вопросы о здоровье.

Могут ли духи давать советы относительно здоровья?

- "Здоровье есть необходимое условие для труда, который должно совершить на земле. Поэтому таким предметом духи занимаются охотно. Но так как между ними есть невежды и учёные, то не должно обращаться к первому попавшемуся."

Обращаясь к духу человека, пользовавшегося известностью в медицинском отношении, больше ли можно быть уверенным в получении хорошего совета?

- "Духи людей, пользовавшихся известностью на земле, не могут ещё считаться непогрешимыми. Они часто имеют систематические идеи, которые не всегда бывают верными и от которых смерть не освобождает их тотчас же. Земное знание ничтожно в сравнении со знанием небесным и одни только Высшие Духи обладают последним. Не имея имён, известных вам, они могут знать во всех отношениях гораздо больше, чем ваши учёные. Одно знание не делает духов учёными. Многие были бы весьма удивлены тем положением, которое некоторые учёные ваши занимают между нами. Следовательно, дух учёного может знать не более того, что он знал на земле, если он не усовершенствовался как дух."

Учёный, сделавшись духом, сознаёт ли свои научные заблуждения?

- "Если он достиг довольно высокой степени развития, чтобы освободиться от своего тщеславия и понимать, что его развитие неполно. Тогда он сознаёт их и, нисколько не стыдясь, признаётся в этом. Но если он недостаточно освобождён от влияния материи, то может сохранить некоторые предрассудки, которых придерживался на земле."

Доктор может ли, вызвавши умерших больных своих, получить от них разъяснения причины их смерти, ошибок, которые он мог сделать в лечении, и таким образом приобрести более опытности?

- "Может, и это принесло бы ему большую пользу, в особенности если б он спросил помощи у просвещённых духов, которые пополнили бы недостаток сведений некоторых больных. Но для этого необходимо, чтобы он занялся этим изучением серьёзно, прилежно, с человеколюбивой целью, а не как средством получить без труда знание и богатство."

 

§294. Вопросы об изобретениях и открытиях.

Духи могут ли руководить в учёных разысканиях и открытиях?

- "Наука есть произведение гения. Знание должно приобретаться не иначе, как с помощью труда, потому что один только труд подвигает человека на пути его. В чём заключалась бы его заслуга, если бы ему нужно было только спросить духов, чтобы всё знать? Всякий дурак мог бы таким образом сделаться учёным. То же самое можно сказать относительно изобретений и открытий в промышленности. Притом учтите ещё и другое обстоятельство: каждая вещь приходит в своё время, и для получения её необходимо, чтобы идеи созрели. Если б человек имел подобное могущество, то перепутал бы весь порядок вещей, заставляя расти плоды прежде времени.

Бог сказал человеку: "Ты будешь снискивать хлеб твой в поте лица твоего." Это дивная аллегория, обрисовывающая условия, в которых человек находится на земле. Он должен совершенствоваться во всём с помощью труда: если б он получал всё готовое, к чему служил бы ему разум? Он был бы подобен ученику, за которого всё делал бы другой."

Учёный и изобретатель не получают ли иногда помощь от духов в своих разысканиях?

- "О, это совсем другое дело. Когда время открытия наступило, духи, на которых возложена обязанность направлять ход его, отыскивают человека, способного вести это дело к хорошему концу, и внушают ему нужные идеи, так чтобы всю заслугу открытия предоставить ему одному, потому что он должен ещё обработать эти идеи и приложить их к делу. То же самое бывает со всеми великими произведениями человеческого ума. Духи оставляют каждого человека в его сфере. Того, кто способен только пахать землю, они не делают хранителем тайн Божьих. Но они сумеют вывести из ничтожества человека, способного содействовать их намерениям. Не позволяйте же увлекать себя любопытством или честолюбием на путь, который не составляет цели Спиритизма и который приведёт вас к самым смешным мистификациям."

Примечание. Более точное знание Спиритизма успокоило жажду открытий, которые вначале надеялись сделать этим путём. Доходили до того, что просили у духов рецептов красить и растить волосы, лечить мозоли на ногах и прочая. Мы видели людей, которые были уверены, что составляют себе состояние, и не делали ничего, кроме попыток более или менее смешных. То же самое случается, когда с помощью духов хотят проникнуть в тайны происхождения вещей. Некоторые духи имеют в этом отношении свои системы, которые часто бывают не лучше людских и которые нужно принимать с чрезвычайной осторожностью.

 

§295. Вопросы о скрытых сокровищах.

Духи могут ли указать, где найти скрытые сокровища?

- "Высшие Духи не занимаются подобными вещами. Но духи-насмешники часто указывают сокровища, которые не существуют, или могут также показать клад в одном месте, тогда как он находится совершенно в другом. И это имеет своей целью указать на то, что истинное богатство заключается в труде. Если Провидение назначает кому-нибудь скрытые богатства, то он найдёт их естественным путём. Иначе не бывает."

Что думать о веровании в духов, которые стерегут скрытые сокровища?

- "Духи, которые несовершенно освобождены от влияния материи, привязываются к вещам. Скупцы, скрывшие свои сокровища, могут ещё наблюдать за ними и стеречь их после своей смерти. Тревога, испытываемая ими, когда они видят, как похищают их богатства, составляет одно из их наказаний до тех пор, пока они не поймут, что сокровища эти для них бесполезны. Есть также духи земли, которые обязаны управлять внутренними преобразованиями и которых аллегорически назвали сторожами богатств природы."

Примечание. Вопрос о скрытых сокровищах принадлежит к одной категории с вопросами о неизвестных наследствах. Безумен был бы тот, кто рассчитывал на мнимые откровения, которые могут быть сделаны шутниками невидимого мира. Мы сказали, что когда духи хотят или могут делать подобные откровения, то делают их самопроизвольно и не нуждаются для этого в медиумах. Вот пример.

Одна дама потеряла мужа после тридцати лет совместной жизни и готовилась покинуть дом, без всяких средств к существованию её выгоняли пасынки, которым она заменяла мать. Отчаяние её было ужасно, как вдруг, однажды вечером, явился её муж и говорит, чтобы она следовала за ним в кабинет. Там он показывает ей на своё бюро, которое было ещё запечатано, и с помощью двойного зрения даёт ей возможность видеть внутренность этого бюро, указывает ей секретный ящик, которого никто не знал, и объясняет, как открыть его. Потом дух прибавил:

- Я предвидел то, что случилось, и хотел обеспечить тебя. В этом ящике находятся мои последние распоряжения. Я оставляю тебе этот дом и доход в...

После этого он исчез. В день снятия печатей никто не мог открыть ящика. Тогда дама рассказала всё, что случилось с ней. Она открыла бюро, следуя указаниям своего мужа, и в нём нашли завещание согласно с тем, что было сказано ею.

 

§296. Вопросы о других мирах.

В какой степени можно доверять описаниям различных миров, доставляемым духами?

- "Это зависит от степени действительного развития духов, дающих эти описания. Вы понимаете, что обыкновенные духи так же неспособны доставлять вам сведения в этом отношении, как у вас невежда неспособен описать страны Земли. Вы часто предлагаете об этих мирах учёные вопросы, которых духи эти не могут разрешить. Если они добросовестны, то говорят вам сообразно со своими личными идеями. Если же это лёгкие духи, то они забавляются тем, что дают вам странные и фантастические описания; тем более, что духи эти, не будучи лишены и в скитающемся состоянии воображения, которым обладали во время жизни на земле, черпают в этой способности рассказы о многих вещах, не имеющих в себе ничего действительного.

Но не думайте, чтобы нельзя было иметь некоторые сведения об этих мирах. Добрые духи даже находят удовольствие описывать вам миры, в которых они живут, чтобы этим содействовать вашему улучшению и побуждать вас итти путём, который может привести туда. Это средство обратить ваше внимание на будущность и не оставлять вас в неизвестности."

- Каким образом можно поверять, верны ли эти описания?

- "Лучшая поверка есть согласие нескольких свидетельств этого рода. Но помните, что тут имеется целью ваше нравственное улучшение и что, следовательно, вы можете получить больше всего сведений о нравственном состоянии обитателей других миров, а не о физическом и геологическом строении их планет. С вашими настоящими познаниями вы не могли бы этого даже понять. Изучение их не содействовало бы вашему земному прогрессу. Вы успеете узнать всё это, когда сами будете там."

Примечание. Вопросы о физическом устройстве и астрономических элементах миров входят в разряд учёных разысканий, относительно которых духи не должны избавлять нас от труда. Без этого астроному было бы очень удобно заставить их делать вычисления, на что они, без сомнения, не согласятся. Если б духи могли посредством откровений избавлять от труда необходимого для открытия, то, вероятно, они сделали бы это скорее для учёного достаточно скромного, чтобы явно признать источник этих открытий, чем для людей гордых, отвергающих само их существование и которым они, напротив, готовят часто горькие разочарования.

 

***

1 Наше время происходит от вращения Земли. Для духов же времени нет, как его нет и во Вселенной. Понятие о времени - это понятие нашего земного сознания, слиться с которым для духов всегда трудно. (Асгарта)

"Планетное время измеряется астрономическими движениями, для вечности же не существует никакой меры, и никто не может найти её слишком долгою." К.Фламмарион. (Примеч. Й.Р.)

 

 

глава 27

О ПРОТИВОРЕЧИЯХ И МИСТИФИКАЦИЯХ

 

§297. Противники Спиритизма часто возражают, что последователи его не согласны между собой, что не все разделяют одинаковые верования. Одним словом, что они противоречат друг другу. "Если, - говорят они, - учение дано вам духами, то почему оно не тождественно среди всех его последователей?" Одно только серьёзное и глубокое изучение предмета может дать настоящее объяснение этому доводу.

Поспешим сказать сперва, что эти противоречия, которыми так хвастают некоторые из наших опровергателей, противоречия скорее кажущиеся, чем действительные. Они касаются более внешности, чем сущности предмета, и, следовательно, не имеют особенной важности. Противоречия происходят от двух источников: от людей и от духов.

 

§298. Противоречия, происходящие от людей, были достаточно объяснены в главе о системах (§36). Каждый поймёт, что в начале, когда наблюдения были ещё не полны, возникли различные мнения относительно причин и последствий спиритических феноменов, мнения, три четверти которых пало уже перед более серьёзным и глубоким изучением предмета. За исключением немногого и некоторых особ, нелегко расстающихся с идеями, которые оне составляли себе, можно сказать, что в настоящее время существует единство у огромного большинства спиритов, по крайней мере, относительно всех малозначащих подробностей.

§299. Чтобы понять причину и важность противоречий, происходящих от духов, нужно быть знакомым с невидимым миром и изучить его во всех видах. С первого взгляда может показаться странным, что все духи не думают одинаково, но это не может удивить того, кто знает, что есть бесчисленное множество степеней, которые духи должны пройти, прежде чем достигнуть верхней ступени иерархической лестницы. Предположить, чтобы они одинаково судили о вещах, значило бы предполагать, что все они равны между собой. Думать, что все они имеют правильный взгляд - значит допускать, что все они достигли совершенства, чего нет и быть не может, если взять во внимание, что они не что иное, как люди, оставившие свою телесную оболочку. Так как духи всех разрядов могут сообщаться с нами, то сообщения их носят на себе печать их невежества или их знаний, их низкого или их высокого развития. Все их наставления, изложенные нами, должны вести к тому, чтобы отличать истину от лжи, добро от зла. Не должно забывать, что между духами, как и между людьми, есть лжеучёные и полуучёные, гордые, надменные и систематики. Так как только одним Высшим Духам дано знать всё, то для остальных, как и для нас, есть тайны, которые они объясняют по-своему, сообразно своим идеям, и относительно которых они могут составлять мнения более или менее правильные. Эти мнения они стараются сделать господствующими и помещают их в свои сообщения. Виновны в этом некоторые медиумы, слишком легко принявшие мнения, противные здравому смыслу, и сделавшиеся ответственными распространителями их.

Итак, противоречия спиритического происхождения не имеют другой причины, кроме различия умственных способностей, суждений и нравственного состояния некоторых духов, не способных ещё всё знать и всё понимать. (См. "Книгу Духов", Введение, XIII; Заключение, IX).

 

§300. К чему же служит Учение Духов, скажут некоторые, если оно представляет нам не более достоверности, чем и учения людские?

На это легко ответить. Мы не принимаем с одинаковым доверием учения всех людей и из двух учений предпочитаем то, автор которого кажется нам более просвещённым, более способным, более рассудительным и менее подверженным влиянию страстей. Точно так же нужно действовать и относительно духов. Если между ними встречаются такие, которые стоят не выше человечества, то есть много и таких, которые превзошли его, и эти последние могут дать нам наставления, каких мы напрасно искали бы у людей самых просвещённых. Следовательно, нужно хлопотать о том, чтобы отличать сообщения Духов Высших от сообщений, идущих от низших, и к этому-то отличию ведёт глубокое знание Спиритизма. Но эти сообщения духов сами имеют пределы, и если духам не дано всё, то тем более люди не могут надеяться проникнуть во все тайны.

Итак, есть вещи, о которых спрашивать бесполезно или потому, что их запрещено открывать, или потому, что духи не знают их сами. О таких вещах они могут высказывать нам только своё личное мнение; и это-то личное мнение гордые духи выдают за абсолютную истину. Они настаивают в особенности на том, что должно быть скрыто от нас, как, например, будущее и начало вещей, чтобы через это сделать вид, будто они обладают тайнами Божьими. Относительно этих предметов и встречается больше всего противоречий. (См. главу предыдущую).

 

§301. Вот ответы, данные духами на следующие вопросы относительно противоречий.

Один и тот же дух, сообщающийся в двух различных собраниях, может ли давать об одном и том же предмете противоречивые ответы?

- "Если эти два собрания различаются между собой мнениями и мыслями, то ответы могут доходить до них в изменённом виде, потому что они находятся под влиянием различных духов; не ответы бывают противоречивы, а способ выражения их."

Понятно, что ответ может быть искажён, но если качества медиума устраняют всякую мысль о дурном влиянии, то каким образом случается, что Высшие Духи говорят различно и противоречиво об одном и том же предмете особам совершенно серьёзным?

- "Духи истинно высокие никогда не противоречат себе, и язык их всегда одинаков с одними и теми же особами. Он может быть различен только сообразно с лицами и местом, но в этом случае нужно быть внимательными, потому что противоречие часто бывает только кажущимся. Оно заключается больше в словах, чем в мыслях. Обдумав хорошенько, найдём, что основная идея одна и та же.

Кроме того, один и тот же дух может отвечать различно на одинаковый вопрос, смотря по степени совершенства тех, которые вызывают его, потому что не всегда может быть полезно, чтобы все имели одинаковый ответ, если не все одинаково развиты. То же самое сделал бы ты, если б дитя и учёный предложили один и тот же вопрос. Очевидно, ты отвечал бы одному и другому так, чтобы они оба поняли тебя и были удовлетворены. Но ответы твои, хотя и различные, имели бы одно и то же основание."

С какой целью серьёзные духи укрепляют, повидимому, некоторых особ в идеях и даже предрассудках, каковые отвергают в беседах с другими?

- "Нужно, чтоб нас понимали. Если кто-нибудь имеет твёрдое убеждение относительно известного учения, ложного даже, то мы должны отклонить от этого убеждения, но постепенно. Вот почему, обращаясь к такому предубеждённому человеку, мы часто употребляем, как может показаться, его термины и имеем одинаковые с ним идеи, чтобы не поразить внезапно и чтобы он не перестал пользоваться нашими наставлениями.

Впрочем, не должно нападать слишком резко на предрассудки. Это может быть средством удалить от себя слушателей. Вот почему духи часто говорят согласно с мнением тех, кто их слушает, чтобы мало-помалу привести их к истине. Они приноравливают язык свой к личностям, с которыми говорят, как делаешь и ты сам, если ты хоть сколько-нибудь искусный оратор. Поэтому они не будут говорить с китайцем и магометанином так, как говорят с французом или христианином, потому что они уверены, что их тогда не станут слушать.

Не должно принимать за противоречие того, что часто бывает лишь очищением пути для истины. Все духи имеют обязанности, назначенные им Богом. Они исполняют их при условиях, какие находят удобными для пользы тех, кто получает их сообщение."

Противоречия, кажущиеся даже, могут порождать сомнения в уме некоторых особ. Что может быть контролем для узнания истины?

- "Чтобы отличать ложь от истины, нужно вникать в эти ответы и обдумывать их долго и серьёзно, а это уже целое исследование. Для этого нужно время, как и для всякого изучения.

Изучайте, сравнивайте, обдумывайте. Мы беспрестанно говорим вам, что знание истины приобретается только этой ценою. И каким образом хотите вы достигнуть истины, когда вы объясняете всё согласно со своими ограниченными идеями, которые вы принимаете за идеи

великие? Но скоро настанет день, когда Учение Духов будет везде одинаково в подробностях, как и в главных основаниях. Миссия духов состоит в том, чтобы уничтожить заблуждение, но это можно сделать не иначе как постепенно."

Есть особы, которые не имеют ни времени, ни способности, необходимой для серьёзного и глубокого изучения, и которые принимают без разбора всё, что сообщают им. Не рискуют ли оне усвоить себе заблуждения?

- "Пусть оне делают добро и избегают зла - это главное. Для этого нет двух различных учений. Добро всегда добро, будете ли делать его во имя Аллаха или Иеговы, потому что для Вселенной есть только один Бог."

Каким образом духи, повидимому, развитые умственно, могут иметь идеи явно ложные относительно некоторых вещей?

- "Они имеют своё учение. Те, которые недостаточно развиты и которые слишком много думают о себе, принимают свои идеи за истину. Это то же, что бывает и между вами."

Что думать об учениях, согласно с которыми лишь один дух может сообщаться, и дух этот есть Бог или Иисус?

- "Дух, проповедующий это, есть дух, желающий господствовать. Поэтому он и хочет уверить, что сообщается он один только. Но несчастный, осмеливающийся называть себя Богом, дорого заплатит за свою гордыню. Что же касается до этих учений, то они опровергаются сами собой, потому что противоречат доказанным фактам. Они не заслуживают серьёзного разбора, потому что не имеют никакого основания.

Рассудок говорит вам, что добро приходит от доброго источника, а зло от дурного. Каким же образом вы можете полагать, что хорошее дерево принесёт дурные плоды? Срывали ль вы когда-нибудь виноград с яблони? Различие сообщений есть самое очевидное доказательство различия их происхождений. Впрочем, духи, которые уверяют, что они сообщаются одни только, забывают сказать, почему другие не могут делать того же. Их теория есть отвержение всего, что Спиритизм имеет в себе самого прекрасного, самого утешительного: сношения видимого мира с миром невидимым, людей с существами близкими им, которые без этого были бы навсегда для них потеряны.

Эти-то сношения знакомят человека с его будущностью, отрешают его от матерьяльного мира. Отнять эти сношения - значит погрузить его снова в сомнения, составляющие причину его мучений, дать новую пищу его эгоизму. Разбирая со вниманием учение этих духов, нельзя не заметить на каждом шагу противоречий, ничем не оправдываемых, и потому верных признаков их низкого развития .

Дух Истины"1

 

Из всех противоречий, замечаемых в сообщениях духов, чаще всего встречается противоречие относительно перевоплощения. Если перевоплощение есть необходимость для жизни духа, то каким образом не все духи проповедуют его?

- "Разве вы не знаете, что есть духи, идеи которых ограничиваются настоящим, как у большей части людей? Они думают, что настоящее существование их должно длиться вечно. Они не видят дальше круга своих понятий и не заботятся ни о происхождении, ни о значении своём, а между тем они должны подчиняться закону необходимости. Перевоплощение есть для них необходимость, о которой они думают тогда только, когда она наступает. Они знают, что дух совершенствуется, но каким образом? Это для них загадка. В таком случае, если вы их спросите, они будут говорить вам о семи небесах, расположенных как этажи. Есть даже такие, которые будут вам говорить об огненной сфере, о сфере звёзд, потом о стране цветов, о стране избранных."

Мы понимаем, что духи малоразвитые могут не понимать этих вопросов. Но как в таком случае происходит, что духи заметно неразвитые как в умственном, так и в нравственном отношении говорят самопроизвольно о своих различных существованиях и о своём желании перевоплотиться, для того чтобы искупить своё прошлое?

- "В мире духов совершаются вещи, которые вам трудно понять. Не встречаете ли вы между собой людей весьма невежественных относительно некоторых вещей и сведущих относительно других; людей, которые имеют больше суждений, чем ума? Не знаете ли также, что некоторые духи находят удовольствие оставлять людей в невежестве, делая вид, что просвещают их, и пользуясь лёгкостью, с какой верят их словам? Они могут увлекать тех, которые не углубляются в сущность предмета, но когда их преследуют рассуждениями, они недолго выдерживают свою роль.

Кроме того, нужно иметь в виду осторожность, с которой духи вообще раскрывают истину: слишком яркий и внезапный свет ослепляет, а не освещает. Следовательно, они могут, в некоторых случаях, найти полезным распространять её не иначе как сообразно с временем, местом и личностями. Моисей не учил всему, чему учил Христос, и сам Христос говорил много таких вещей, которые могли быть поняты только будущими поколениями.

Вы говорите о перевоплощении и удивляетесь, что это учение не было проповедано в некоторых странах. Но подумайте же, что в стране, где господствует предрассудок цвета кожи, где невольничество вкоренилось в обычай, Спиритизм отвергли бы, если б он объявил перевоплощение, потому что идея о том, что тот, кто теперь господин, может сделаться невольником, и наоборот, показалась бы идеей ужасной.2 Не лучше ли было заставить сперва принять общие начала, с тем чтобы потом вывести из них следствия?

О, люди! Ваше зрение слишком ограничено, чтобы судить о планах Божьих! Знайте же, что ничто не делается без позволения и без цели, в которую вы часто не можете проникнуть. Я сказал вам, что единство восстановится в спиритических верованиях. Будьте же уверены, что это исполнится, что разномыслие уже сейчас менее заметно и сгладится мало-помалу, по мере того как люди будут просвещаться, и исчезнет наконец совершенно, потому что такова воля Божья, против которой заблуждение не может устоять.

Дух Истины"

 

Ложное учение, которое может быть проповедано некоторыми духами, не имеет ли следствием замедление прогресса истинного учения?

- "Вы желали бы всё иметь без труда. Так знайте же, что нет поля, где не росли бы сорные травы, которые земледелец должен вырвать с корнем. Эти ложные учения суть следствие низкой степени развития вашего мира.

Если б люди были совершенны, они понимали бы только то, что истинно. Ложные идеи как бы поддельные камни, которые только опытный глаз может отличить. Вам нужна опытность, чтобы научиться отличать истину от лжи, и вот ложные учения полезны тем, что доставляют вам случай упражняться в этом."

- Те, которые усваивают себе заблуждение, не замедляют ли этим своё развитие?

- "Если усваивают себе заблуждение, то, значит, они недостаточно развиты, чтобы понять истину."

 

§302. Пока восстановится единство, каждый думает, что ему открыта истина, и утверждает, что он один не ошибается. Это иллюзия, которую часто поддерживают духи-обманщики. На чём может основываться человек бескорыстный и беспристрастный, чтобы произвести своё суждение?

- "Свет самый чистый не бывает помрачён ни одним облаком. Тот бриллиант ценится наиболее, на котором нет пятен. Судите о духах по чистоте их учения. Единство восстановится с той стороны, где добро никогда не было перемешано со злом. К этой-то стороне люди присоединятся силою вещей, потому что они поймут, что там истина. Заметьте, впрочем, что основные начала везде одинаковы и должны соединять вас в общей мысли: любовь к Богу и добрые дела.

Следовательно, каким бы путём ни содействовали прогрессу душ, конечная цель одна и та же, и средство достигнуть её также одно: делать добро; и нет двух способов делать добро. Если б возникли важные разномыслия относительно оснований Учения, то вы имеете верное правило для оценки. Вот оно: лучшее учение то, которое больше удовлетворяет сердце и разум и которое имеет больше данных вести людей к добру. Это учение, уверяю вас, восторжествует.

Дух Истины"

 

Примечание. Противоречия, встречающиеся в спиритических сообщениях, могут зависеть от следующих причин: от невежества некоторых духов; от обманов низших духов, которые вследствие хитрости или злости говорят противное тому, что сказал в другом месте дух, имя которого они принимают на себя; от воли самого духа, который говорит сообразно с временем, местом и личностями и который может найти полезным не всё открыть каждому; от недостаточности языка человеческого для выражения вещей бестелесного мира; от недостатка средств сообщения, не всегда позволяющих духу передать свою мысль; наконец, от значения, какое каждый может придать слову или объяснению, сообразно со своими идеями, предрассудками или взглядом на вещи.

Изучение, наблюдение, опытность и отрешение от всякого чувства самолюбия одни только могут научить отличать столь различные оттенки.

 

О мистификациях

 

§303. Если неприятно быть обманутым, то ещё неприятнее быть одураченным. Впрочем, это одно из неудобств, от которых легче всего предохранить себя. Средства открывать хитрости духов-обманщиков вытекают из всех предыдущих наставлений. Поэтому мы скажем о них только несколько слов. Вот ответы духов об этом предмете.

Мистификации составляют один из самых неприятных камней преткновения спиритической практики. Есть ли средство от них предохраниться?

- "Мне кажется, что вы можете найти ответ на это во всём том, что уже было сказано. Да, разумеется, для этого есть простое средство. Это требовать от Спиритизма того только, что он может и должен делать. Цель его есть нравственное улучшение человечества. Пока вы не будете уклоняться от этого пути, вы никогда не подвергнетесь обманам, потому что нет двух способов понимать истинную мораль, которую может допустить каждый, имеющий здравый рассудок.

Духи являются просвещать и руководить вас на пути добра, а не на пути почестей и богатства и не для того, чтобы служить вашим мелочным страстям. Если б у них не спрашивали ничего пустого и того, что не касается их, то не привлекали бы к себе духов-обманщиков. Из этого вы можете заключить, что тот, кто подвергается мистификациям, получает заслуженное им.

Роль духов состоит не в том, чтобы сообщать вам сведения о вещах здешнего мира, а в том, чтобы руководить вас в вещах полезных вам для мира иного. Когда они говорят вам о вещах земных, то потому только, что находят это нужным, а не потому, что вы просили об этом. Если вы видите в духах друзей всего лишь гадателей и волшебников, то вы непременно будете обмануты.

Если б людям стоило только обратиться к духам, чтобы всё знать, тогда они не имели бы свободной воли и вышли бы из стези, начертанной Богом для человечества. Человек должен действовать сам собою. Бог посылает духов не для того, чтобы сгладить матерьяльный путь жизни, но чтобы приготовить путь для жизни будущей."

Но есть лица, которые ничего не спрашивают и которые бывают недостойно обмануты духами, являющимися самопроизвольно, без всякого зова?

- "Если они ничего не спрашивают, то позволяют говорить себе, что одно и то же. Если б они принимали с осторожностью и недоверчивостью всё, что уклоняется от существенного предмета Спиритизма, то лёгким духам было бы не так легко обмануть их."

Почему Бог позволяет, чтобы люди серьёзные и принимающие Спиритизм чистосердечно подвергались мистификациям? Не может ли это поколебать их верования?

- "Если б это могло поколебать верования, то, значит, вера их была недостаточно тверда. Те, которые отказались бы от Спиритизма вследствие простого разочарования, доказали бы этим, что они не понимают его и что они не обращают внимания на серьёзную сторону его. Бог допускает

мистификации, чтобы испытать постоянство истинных последователей и наказать тех, которые делают из этого для себя забаву.

Дух Истины"

 

Примечание. Хитрость духов-мистификаторов превосходит иногда всё, что можно себе вообразить. Искусство, с каким они устанавливают свои батареи и сочетают средства для убеждения, было бы очень любопытно, если б дело касалось всегда только одних невинных шуток. Но эти мистификации могут иметь последствия неприятные для тех, которые не принимают мер предосторожности.

Мы очень счастливы, что могли вовремя открыть глаза некоторым особам, которые просили у нас совета, и избавить их от действий смешных и предосудительных. В числе средств, употребляемых этими духами, нужно поместить на первом плане - как чаще всего пускаемые в ход - те, которые имеют целью возбудить алчность; например, сообщения относительно мнимых скрытых сокровищ, объявление наследств или других источников богатства. Кроме того, нужно считать в высшей степени подозрительными предсказания, определяющие время, равно как и все точные указания, касающиеся матерьяльных выгод; остерегаться всех действий, предписанных и советуемых духами, если цель их не вполне разумна; не позволять себе обольщаться именами, которые принимают на себя духи, чтобы придать словам своим вид истины; не доверять неосновательным теориям и системам; наконец, остерегаться всего, что только уклоняется от нравственной цели проявлений. Мы могли бы составить целую книгу, очень любопытную, если б описали все случаи мистификаций, дошедшие до нашего сведения.

 

***

1 "Дух Истины" - иерархически очень высокий дух. Сколь высок он, можно судить по тому, что сам Иисус Христос обещал его Землянам в качестве прямого своего преемника и продолжателя. (Й.Р.)

2 Слова Духа Истины сбылись: нигде произведения Кардека не пользуются таким невниманием, как в Америке. А.Н.Аксаков любил упирать на это, и совершенно напрасно. (Асгарта)

 

 глава 29

ШАРЛАТАНСТВО И ФИГЛЯРСТВО

 

§304. Так как всё может сделаться предметом личных выгод, то нет ничего удивительного в том, что некоторые желали употребить духов в свою пользу. Остаётся узнать, каким образом взялись бы они за дело, если б когда-нибудь затеялась подобная спекуляция.

Скажем сперва, что ничто не представляет столько удобства для шарлатана и фокусника, как подобное ремесло. Если есть поддельные сомнамбулы, то ещё скорее могут быть поддельные медиумы, и это уже может быть основательной причиной недоверия. Бескорыстие, напротив, есть самое решительное возражение против тех, которые видят в спиритических явлениях одни лишь ловкие фокусы. Бескорыстного шарлатанства нет. Какая цель может заставить людей употреблять плутовство без всякой выгоды, тем более когда всем известная честность их ставит их выше всяких подозрений?

Если выгода, которую медиум извлекал бы из своей способности, может быть причиной подозрения, то она не будет ещё доказательством, что подозрение это основательно. Он может иметь действительную способность и действовать добросовестно, хотя и будет требовать за это вознаграждения; но посмотрим, можно ли в этом случае ожидать удовлетворительного результата.

 

§305. Если хорошо поняли всё, что мы сказали об условиях, необходимых для того, чтобы служить посредником для добрых духов, о многочисленных причинах, могущих удалить их, об обстоятельствах, независимых от их воли, которые часто мешают им являться, наконец, о всех нравственных условиях, могущих иметь влияние на свойство сообщений, то каким образом можно предположить, чтобы дух сколько-нибудь развитой был во всякое время готов к услугам предпринимающего сеансы и подчинялся бы его требованиям для удовлетворения любопытства первого встречного? Нам известно отвращение духов ко всему, что отзывается алчностью и эгоизмом. Известно, как смотрят они на вещи матерьяльные, и как же хотеть после этого, чтобы они помогали торговать их силой? Это противно рассудку, и надо слишком мало знать мир бесплотных духов, чтобы думать, будто такое может случиться. Но так как лёгкие духи менее взыскательны и ищут только случая позабавиться на наш счёт, то из этого следует, что если не подвергаются мистификациям мнимого медиума, то могут быть обмануты некоторыми из этих духов. Одни эти рассуждения определяют степень доверия, которое должно иметь к сообщениям этого рода. Впрочем, к чему служили бы теперь медиумы, требующие платы, когда способность эту, если не имеешь её сам, можно найти в своём семействе, между своими друзьями и знакомыми?1

 

§306. Корыстолюбивыми медиумами могут называться не одни те, которые требуют определённого вознаграждения. Корысть не всегда выражается расчётом получить матерьяльный выигрыш, но также всевозможными честолюбивыми видами, на которых можно основать личные надежды. Это одна из слабостей, которую всегда подмечают духи-насмешники и которой они пользуются с замечательной ловкостью и хитростью, убаюкивая ложными мечтами тех, которые подчиняются таким образом их влиянию.

Одним словом, медиумизм есть способность, данная для добра, и добрые духи удаляются от всякого, кто вздумал бы сделать из неё средство для достижения чего бы то ни было, не соответствующего целям Провидения. Эгоизм есть язва общества. Добрые духи стараются уничтожить его, и потому нельзя предположить, чтобы они содействовали ему. Это так ясно, что было бы бесполезно распространяться далее об этом предмете.

 

§307. Медиумы физических явлений не подходят под эту категорию. Физические явления производятся духами низшими, менее взыскательными. Мы не говорим, чтоб они были через это непременно злые духи: можно быть носильщиком и вместе с тем очень честным человеком. Если б медиум этой категории вздумал извлекать выгоду из своей способности, то он мог бы найти духов, которые помогали бы ему без особенного отвращения. Но здесь представляется другое неудобство. Медиум для физических явлений, точно так же как и медиум для сообщений разумных, получил способность эту не для удовольствия своего. Она дана ему с условием, чтобы он делал из неё хорошее употребление, и если он её употребляет во зло, то она может быть отнята у него или обращена ему во вред, потому что низшие духи подчинены Духам Высшим.

Низшие духи любят обманывать, но не любят, чтобы их самих обманывали. Если они охотно соглашаются шутить, удовлетворять любопытству, потому что это забавляет их, то не любят, так же как и другие, чтобы из них извлекали выгоду или пользовались ими для увеличения дохода. Они

доказывают на каждом шагу, что имеют свою волю, что действуют, когда и как им угодно. Вследствие этого медиумы физических явлений могут быть уверены в аккуратности явлений ещё меньше, чем медиумы пишущие. Надеяться получать их в назначенные дни и часы значило бы выказывать самое глупое невежество.

Что же делать в таком случае, чтобы добыть деньги? Подделывать феномены. Это может случиться только с теми, которые сделали бы из этого формальное ремесло, и с людьми незамысловатыми, которые находят, что это средство легче и удобнее, чем труд.

Если дух не исполняет просьбы, его заменяют искусством: воображение так плодовито, когда дело идёт о том, чтобы достать деньги! Так как матерьяльный интерес есть законная причина недоверия, то он даёт право строго разбирать явления, и медиум не может обижаться на это, не оправдав тем подозрения. Но насколько недоверие законно в этом случае, настолько оно обидно относительно людей честных и бескорыстных.

 

§308. Медиумическая способность, ограничивающаяся физическими явлениями, дана не для того, чтобы показывать её на подмостках, и тот, кто надеялся бы иметь духов в своём распоряжении с целью делать из них публичное зрелище, может быть заподозрен в шарлатанстве или в более или менее искусном фиглярстве. Пусть имеют это в виду каждый раз, когда видят объявление о мнимых сеансах спиритизма или спиритуализма с платой за место, и пусть не забывают права, которое покупается вместе с правом войти.

Из всего предыдущего мы заключаем, что совершенное бескорыстие есть лучшая гарантия против шарлатанства. Если оно не всегда обеспечивает достоинства разумных сообщений, то отнимает у злых духов сильное вспомогательное средство и заставляет умолкнуть некоторых клеветников.

 

§309. Остаётся то, что можно было бы назвать фиглярством любителей, т.е. невинные обманы некоторых шалунов. Это, без сомнения, может случиться в виде препровождения времени в собраниях легкомысленных, но не в обществах серьёзных, куда допускаются только люди серьёзные. Можно забавляться некоторое время этими мистификациями, но нужно иметь необыкновенное терпение, чтобы играть эту роль целые месяцы, и каждый раз в продолжение нескольких часов кряду. Одна только матерьяльная корысть может дать это постоянство, а корысть, повторяем снова, может заставить подозревать всё.

 

§310. Скажут, может быть, что медиум, отдающий время своё другим для пользы предмета, не может отдавать его даром, потому что ему нужно жить. Но для пользы ли предмета или для своей собственной отдаёт он его, и не потому ли, скорее, что видит для себя выгодное ремесло? Всегда найдутся люди, готовые жертвовать своим временем на этих условиях. Неужели он не может найти другого ремесла? Не будем забывать, что духи, какова бы ни была степень их развития, суть души умерших людей, и если мораль и религия заставляют уважать нас их останки, то обязанность уважать их дух должна быть ещё больше.

Что сказали бы о том, кто вырыл бы тело из могилы и показывал бы его за деньги на том основании, что тело это могло бы возбудить любопытство? Меньше ли будет неуважение к умершим показывать дух их под тем предлогом, что любопытно видеть, как дух действует? И заметьте хорошенько, что цена местам будет соответствовать шуткам, которые он может делать, и привлекательности спектакля. Если этот умерший во время жизни своей был даже комедиантом, то, верно, он не подозревает, что после смерти его найдётся антрепренёр, который заставит его разыгрывать комедию даром, в свою собственную пользу.

Не должно забывать, что физические явления, точно так же как и разумные, дозволены Богом только для нашего назидания.

 

§311. Несмотря на эти нравственные рассуждения, мы не отвергаем вовсе, чтобы не могло быть медиумов, получающих вознаграждение, честных и добросовестных, потому что честные люди встречаются во всех ремёслах. Мы говорим только о злоупотреблениях. Но нельзя не согласиться, на основании вышеизложенного нами, что злоупотребление скорее может быть со стороны медиумов, берущих плату, чем со стороны тех, которые смотрят на способность свою как на особенную милость и употребляют её для того, чтобы оказывать услуги.

Степень доверия или недоверия к медиуму, получающему вознаграждение, зависит прежде всего от уважения, которого требует его характер и его нравственность, и потом от обстоятельств. Медиум, который, имея истинно серьёзную и полезную цель, был бы лишён возможности употреблять время своё иначе и потому получал бы вознаграждение, не может быть смешиваем с медиумом-спекулятором, который обманно сделал бы из своей медиумической способности промысел.

Итак, смотря по причине и цели, духи могут осуждать, разрешать или даже помогать. Они более судят намерение, чем матерьяльное действие.

 

§312. Сомнамбулы, извлекающие выгоду из своей способности, находятся при других условиях. Хотя и в этом случае могут быть злоупотребления, и бескорыстие, и здесь, есть лучшая гарантия искренности, но положение их другое, потому что здесь действует их собственный дух. Следовательно, он всегда может быть готов к их услугам, и в сущности сомнамбула извлекает выгоду из себя самой, потому что она имеет право располагать своей особой, как ей угодно, между тем как медиумы-спекуляторы употребляют в свою пользу умерших. (См. §172. Медиумы-сомнамбулы).

 

§313. Мы знаем очень хорошо, что наша строгость относительно медиумов корыстолюбивых вооружает против нас всех тех, которые извлекают выгоду или хотели бы извлечь её из этого нового промысла, и делает их врагами нашими, равно как и их друзей, естественно принимающих их сторону. Мы имеем также против себя людей, которые не придают этому такой важности; между тем, мы считаем себя вправе иметь своё мнение и излагать его. Мы никому не навязываем его. Если большинство соглашается с ним, то, вероятно, его находят справедливым; потому что мы, право, не видим, каким образом можно доказать, что в спекуляции так же мало шансов найти обман и злоупотребление, как в бескорыстии. Что же касается до нас, то если наши книги содействовали распространению во Франции и в других странах недоверия к корыстолюбивым медиумам, то мы считаем, что это немаловажная услуга, оказанная нами серьёзному спиритизму.

 

Спиритические обманы

 

§314. Те, которые не допускают действительности физических явлений, приписывают вообще обману производимые явления. Они основываются на том, что искусные фокусники делают вещи, которые кажутся чудесными, когда не знают их секретов. Из этого они заключают, что медиумы не что иное, как фокусники. Мы опровергали уже этот довод или, скорее, это мнение, а именно в статье о г-не Хоуме и в "Revue Spirite" за январь и февраль 1858г.2

Поэтому теперь скажем несколько слов только, прежде чем начнём говорить о предмете более серьёзно. Впрочем, есть обстоятельство, которое не может ускользнуть от каждого сколько-нибудь рассуждающего человека. Есть, без сомнения, фокусники необыкновенно искусные, но они очень редки. Если б все медиумы занимались фиглярством, то нужно было бы согласиться, что искусство это сделало в короткое время неслыханные успехи и вдруг стало искусством весьма обыкновенным, потому что оно оказывается врождённым не только у людей, которые не подозревали этого, но даже и у детей.

Из того, что есть шарлатаны, которые продают лекарства в публичных местах, из того, что есть медики, которые хотя и не являются в местах публичных, но обманывают доверие, следует ли, что все медики шарлатаны и что медицина должна потерять всякое уважение?

Из того, что есть люди, продающие подкрашенное вино вместо натурального, следует ли, что все продавцы вина подделыватели и что чистого вина вовсе нет? Употребляют во зло всё, даже вещи самые достойные уважения, и можно сказать, что плутовство имеет также своих гениев. Но обман всегда имеет цель и какой-нибудь матерьяльный интерес. Где нельзя ничего выиграть, там нет цели обманывать. Поэтому мы и сказали относительно медиумов корыстолюбивых, что лучшая гарантия в этом случае есть совершенное бескорыстие.

 

§315. Из всех спиритических феноменов более всего дают повод к обманам феномены физические вследствие причин, которые бесполезно рассматривать. Во-первых, тут обращаются больше к зрению, чем к рассудку, и потому фокуснику легче подражать им. Во-вторых, затрагивая более других любопытство, они скорее могут привлекать толпу и, следовательно, доставлять больше выгоды.

При таком взгляде на вещи шарлатаны имеют много выгод в подражании этого рода явлениям. Зрители, большей частью не знакомые со спиритической наукой, идут искать скорее развлечение, чем серьёзное поучение, а известно, что всегда лучше платить за то, что может служить развлечением. Но, кроме этого, есть другая причина не менее важная. Если фиглярство может подражать матерьяльным явлениям, для которых нужна только ловкость, то мы не слышали до сих пор, чтобы оно обладало даром импровизации, которая требует ума не совсем обыкновенного, или даром производить эти прекрасные и высокие откровения, столь кстати сказанные, которые дают духи в своих сообщениях. Это напоминает нам следующее происшествие.

Один литератор, довольно известный, пришёл однажды к нам и говорит, что он очень хороший медиум сознательный и что он предлагает услуги нашему спиритическому обществу. Так как мы имеем обыкновение допускать в общество тех медиумов только, способность которых известна нам, то мы просили его явиться прежде в частное собрание, чтобы дать доказательства своей способности. Он явился туда действительно. Несколько опытных медиумов получили или рассуждения, или ответы замечательной точности на вопросы, к которым они были приготовлены. Когда пришла очередь этого господина, он написал несколько незначительных слов, сказал, что он не расположен в этот день, и больше мы его не видели. Он нашёл, вероятно, что играть роль медиума разумных явлений труднее, чем он думал.

 

§316. Легче всего обманывать в чём бы то ни было людей, которые незнакомы с предметом. То же самое можно сказать и о Спиритизме. Кто не знает его, тот легко обманывается наружным видом; между тем как предварительное серьёзное изучение знакомит не только с причинами феноменов, но и с условиями, при которых они могут производиться, и даёт возможность узнать обман.

 

§317. Медиумы-обманщики описаны, как они стоят того, в следующем письме, помещённом нами в "Revue Spirite" за август месяц 1861 года.

"Париж, 21 июля 1861.

Милостивый государь!

Можно быть несогласным в некоторых пунктах предмета и совершенно согласиться в других. Я прочёл недавно на 213 странице последнего номера Вашего журнала рассуждения об обманах, относящихся к опытам спиритуализма, или спиритизма, и очень счастлив, что могу присоединить к ним свои замечания. Здесь всякое несогласие относительно теорий и учений прекращается как бы волшебной силой.

Я, может быть, смотрю не так строго, как Вы, на медиумов, которые честным и приличным образом принимают вознаграждение за потерю времени, посвящаемого ими опытам часто долгим и утомительным; но я также строг - и в этом случае нельзя не быть строгим - относительно тех, которые пополняют плутовством и обманом отсутствие или недостаточность обещанных и ожидаемых результатов. (См. §311).

Примешивать подлог к истине, когда дело идёт о феноменах, получаемых при посредстве духов, есть просто низость, и было бы совершенным отсутствием здравого смысла думать, будто медиум имеет право делать это спокойно. Это значит, как Вы прекрасно замечаете, продолжить недоверие к предмету в умах людей не вполне убеждённых каждый раз, когда обман обнаруживается. Я прибавлю ещё, что это значит подвергать самым несправедливым упрёкам людей честных, которые бескорыстно помогают медиумам своими познаниями, которые ручаются за их добросовестность и покровительствуют им некоторым образом. Это значит совершать относительно их формальное преступление.

Всякий медиум, обличённый в подложных действиях, который был бы пойман, так сказать, на месте преступления, должен быть изгнан всеми спиритуалистами или спиритами, которые обязаны изобличать и посрамлять таких медиумов.

Если вы найдёте нужным поместить эти строки в Вашем журнале, то оне к Вашим услугам.

Примите, и проч.

Матье."

 

§318. Не всем спиритическим феноменам одинаково легко подражать, и между ними есть такие, которых не могут подделывать самые искусные фокусники. Таковы именно: движение предметов без всякого прикосновения, поднимание тяжёлых тел в воздух, удары, раздающиеся в разных местах, видения и прочее, разумеется, если нет предварительных секретных приготовлений. Вот почему мы говорим, что в этом случае нужно внимательно наблюдать обстоятельства и в особенности брать в соображение характер и положение особ, цель и интерес, какой могут иметь оне для того, чтобы обманывать. Это самое лучшее средство контроля, потому что бывают обстоятельства, устраняющие всякие сомнения.

Итак, мы думаем, что вообще нужно остерегаться тех, которые делали бы из феноменов этих зрелища или предмет любопытства или забавы и уверяли бы, что могут производить их по своему произволу и в назначенном месте, как мы уже объяснили это. Мы не перестанем повторять, что разумные существа, проявляющиеся нам, хотят доказать, что они обладают также свободным произволом и не подчиняются нашим капризам (§38).3

Достаточно будет указать некоторые хитрости, к каким прибегают или могут прибегать в известных случаях, чтобы предохранить от обмана наблюдателей добросовестных. Что же касается до людей, которые судят, не углубляясь, то напрасно старались бы мы разуверить их.

 

§319. Один из самых обыкновенных феноменов есть удары, раздающиеся в самом веществе дерева, сопровождаемые или нет движением стола или другого предмета. Этому явлению легче всего подражать или прикосновением ноги, или же производя лёгкий треск в мебели. Но здесь есть особенная маленькая хитрость, которую небесполезно открыть. Достаточно положить обе руки так, чтобы ногти больших пальцев крепко упирались один в другой. Тогда с помощью движения мускулов, совершенно незаметного, производят трение, которое издаёт слабый сухой звук, имеющий большое сходство со звуками внутренней типтологии. Этот звук отражается в дереве и производит соответствующую иллюзию. Ничего нет легче, как повторять его столько раз, сколько требуется, подражать барабанному бою и прочая, отвечать на известные вопросы с помощью "да" или "нет", различных чисел или даже указания на буквы азбуки.

Зная всё это, очень легко подметить обман. Он невозможен, если руки удалены одна от другой и если уверены, что никакое другое прикосновение не может произвести звука. Действительные удары представляют ту особенность, что они переменяют место и род звука по произволу (чего не может быть, если они зависят от вышеизложенной нами или от другой подобной же причины), что переносятся со стола на другую мебель, к которой никто не прикасается, на стены, потолок и прочее, что отвечают, наконец, на вопросы непредвиденные. (См. §41).

 

§320. Непосредственному писанию подражать ещё легче. Не говоря уже о весьма известных химических субстанциях, с помощью которых по прошествии некоторого времени на чистой бумаге являются письмена - что можно предупредить самыми обыкновенными предосторожностями, - может случиться, что бумага будет ловко заменена другой. Может быть также, что желающий обмануть искусно отвлечёт внимание зрителей и в это время напишет несколько слов. Нам говорили, что писали таким образом кусочком карандаша, спрятанным под ногтем.

 

§321. Феномену приноса предметов, так же как и другим, могут подражать фокусники, и можно быть обманутым человеком более или менее ловким, не имея даже дела с настоящим фокусником. В особой статье, которую мы поместили выше (§96), духи сами определили исключительные условия, при которых феномен этот может производиться, из чего нельзя не заключить, что лёгкое и произвольное получение аппорта может по меньшей мере считаться подозрительным. То же самое должно сказать и о непосредственном писании.

 

§322. В главе о специальных медиумах мы упомянули, на основании слов духов, о редких и обыкновенных медиумических способностях. Поэтому нужно остерегаться слишком доверять медиумам, которые говорят, что обладают первыми, или которые имеют претензию на много сторон своей способности, что очень редко оправдывается на деле.

 

§323. Разумные явления, смотря по обстоятельствам, представляют более всего ручательств за свою действительность, а между тем и они не чужды подражанию, по крайней мере, относительно сообщений простых и обыкновенных. Многие думают, что безопаснее иметь дело с медиумами механическими, не только в отношении независимости идей, но и в отношении обманов. Поэтому-то некоторые предпочитают медиумов механических. Но это заблуждение. Обман может быть везде, и мы знаем, что с ловкостью можно направлять по произволу и корзинку, и дощечку, которая пишет, и придавать ей совершенный вид самопроизвольного движения.

Одни только выраженные мысли устраняют всякое сомнение, будут ли оне происходить от медиума механического, сознательного, слышащего, говорящего или видящего. Есть сообщения, которые до такой степени выходят из круга идей, познаний и даже умственных способностей медиума, что нужно необыкновенное ослепление, чтобы приписать их самому медиуму. Мы признаём в шарлатанстве большое искусство и находчивость. Но мы не знаем, чтобы оно обладало даром давать знание невежде или ум тому, кто его не имеет. Повторим вкратце, что лучшая гарантия состоит в известной нравственности медиума и в отсутствии всяких матерьяльных интересов или самолюбия, могущих возбуждать в нём желание выказывать медиумические способности, которыми он обладает, потому что эти самые причины могут заставить его подражать тем способностям, которых у него вовсе нет.

 

***

1 Относительно пишущих медиумов это вполне справедливо. Такие медиумы встречаются часто. Если постоянными упражнениями развить их способности, то могут получаться достойные внимания результаты. По моим наблюдениям, лица, обладающие способностями пишущих медиумов, встречаются приблизительно так же часто, как и лица, играющие на рояле. (Асгарта)

2 Хоум все свои замечательные явления производил при свете. У него появлялись материализованные руки, летающие по комнате и поднимающие под потолок разные вещи. Иногда поднимался на воздух он сам. Спрошенные по этому поводу лучшие английские и французские профессиональные фокусники единогласно заявили, что они не могут воспроизвести при той же обстановке всё то, что наблюдается у Хоума. Другими словами, им нужна сцена и приборы, чего не имел Хоум. (Асгарта)

3 Не так Спиритизм поставлен в Индии. Там факиры и светские йоги производят физические и разумные медиумические явления по желанию и во всякое время. Им помогают питрисы - духи предков, - постоянно сопутствующие им. (Асгарта)

к Тайнам и Загадкам